Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

История атеистической пропаганды

Близится Новый год, пора книжных челленджей на сайтах библиофилов. Часто просят, например, посоветовать такую книжку, чтобы не оторваться, чтобы как в детстве: садишься и читаешь взахлёб, до зари, погружаясь в текст полностью. Вот у меня под занавес 2020 года такая книга случилась. Правда, её особенно никому не посоветовать. Очень уж тематика специфическая. Итак, золотой фонд моего декабря, «Свято место пусто не бывает: история советского атеизма» [A Sacred Space Is Never Empty: A History of Soviet Atheism] Виктории Смолкин [Victoria Smolkin]. Датирует её издательство НЛО уже наступающим, 2021 годом. Перевод весьма оперативный: на английском языке книга вышла только в 2018-ом, — и при этом отличный. Спасибо Ольге Леонтьевой, потому что в оригинале я столько специальной терминологии, понятное дело, не осилила бы.



Конечно, нельзя объять необъятное. В масштабе одной монографии, пусть и совсем не тоненькой, все аспекты обширной темы невозможно  охватить. «Свято место пусто не бывает» подробно освещает период с конца пятидесятых годов, а двадцатые, тридцатые, сороковые не то чтобы обходит молчанием, но описывает скорее конспективно. Емельян Ярославский, конечно, был фигура, но им одним воинствующий атеизм СССР отнюдь не исчерпывается. Кстати, о фигурах...

Чем интересно «Свято место» с феминистической точки зрения? С гендерной точки зрения среди активных агитаторов и пропагандистов научного атеизма значимо больше мужчин! Из текстов женского авторства цитируются только воспоминания О. Брушлинской, а она конкретно агитацией не занималась, работала в редакции научно-популярного журнала «Наука и религия». В то же время  «масса», с которой предполагалось работать в плане атеистического просвещения, состояла преимущественно из женщин. Бороться предполагалось не с абстрактной гидрой мракобесия, а у себя дома с набожной тёщей, женой, матерью... И это были отнюдь не высокоучёные диспуты, а самые настоящие побоища:

Крестьянин по фамилии Суравегин рассказывал, как в ходе такого спора его жена выколола глаза висевшим у них дома портретам партийных вождей, после он швырнул на принадлежавшую жене икону Богоматери и разбил её на куски. В другой семье муж-коммунист вместе с детьми в отсутствие верующей жены сожгли её иконы. Жена, в свою очередь, сожгла их «уголок безбожника». «Что надо делать ленинцу, если семья его еще религиозна, не позволяет снимать икон, водит детей в церковь и так далее? — спрашивал сельский коммунист Глухов. — Должен ли он принудить, заставить семью подвиниться его взглядам и доводить дело до развода. Могут ли в квартире ленинца висеть иконы против его воли и желания?..» Позиция самого Глухова была категоричной: если семья не подчиняется его взглядам , нужно «порвать с семьею», поскольку «недопустимо, чтобы в квартире ленинца висели иконы, чтобы детей ленинца крестил поп и чтобы дети ленинца ходили в церковь».
Ярославский подходил к этим вопросам более прагматично. Он отмечал, что если большевик желает избежать семейных раздоров по идеологическим вопросам, то «коммунисты должны жениться только на коммунистках»; но, поскольку в партии мужчин в восемь раз больше, чем большевичек-женщин, это значит, что «из каждых восьми коммунистов может жениться только один на коммунистке, остальные же осуждены на безбрачие».


Ярославский советовал воспитывать супруг и матерей, трудиться над их политической сознательностью. Повесила жена образа, а муж ей: ты оскорбляешь меня как коммуниста! В качестве тяжёлой артиллерии повесить возле образов плакат или вырезку из журнала «Безбожник», например. Позднее стали воевать с проявлениями народной религиозности: рубили святые деревья, засыпали хлоркой и землёй святые источники (прикрываясь тем, что совместные окунания распространяют венерические и кожные болезни. А в Новгородской области — под предлогом борьбы с малярийным комаром. Как же, как же! Верим!), боролись с так называемыми самочинцами -- самозваными лидерами религиозного культа. В качестве таких самочинцев выступали чаще женщины, местные жительницы, которые хорошо помнили обряды и в отсутствие священнослужителей совершали их. В 1958 году на встрече советских функционеров с патриархом Алексием ставился вопрос о женщинах-кликушах, и неожиданно коммунисты и патриарх оказались солидарны, считая кликуш либо шарлатанками, либо психически больными людьми.

Агитаторы шли в массы, воспринимая себя этакими светочами культуры и факелами просвещения, а свою аудиторию тёмной массой, не способной к логическому мышлению в принципе. забавно читать их донесения: поди ж ты, эти «старушки» и «бабы» задают массу вопросов, разбираются в религиоведении лучше выпускников кафедры научного атеизма, более того, разбивают этих выпускников в дискуссии с превеликим удовольствием. Такое трогательное изумление: идеологические противницы тоже люди, хоть и старушки, и бабы, тоже что-то соображают, и казавшийся беспроигрышным довод «Гагарин летал — Бога не видал» не работает, интересно, почему... Возникал парадокс: со сцены лектор вещает на примитивнейшем уровне, мол, никакого Бога не существует, космонавты его не встретили, а встаёт седая «бабуля» в платочке, малограмотная, даже вовсе неграмотная, и начинает объяснять с применением философской терминологии: человече, Бог же всесущен! Вообще идея как-то изучать публику, к которой идёшь, её запросы, её интересы не была популярна. В номенклатуру специальностей научных работников социологию включили в 1988 году, религиоведение — в 1996...

Показательна дискуссия профессора М.И. Шахновича, читавшего научный атеизм в Ленинградском университете (моя мама была его студенткой), и зав.кафедрой научного атеизма ЛГПИ Николая Гордиенко. Шахнович призывал заострить внимание на экзистенциальных вопросах, говорить с людьми не о том, что кит не мог проглотить Иону, а о духовной пустоте, о страдании и смерти, о смысле бытия, об исканиях. Что нам кит? В церковь люди, сколь угодно молодые и толковые, идут не за легендами про кита и в один день разросшуюся тыкву. А Гордиенко возражал ему, цитируя не без иронии записочки, просовываемые в стены часовни Ксении Блаженной, пусть эта часовня давным-давно была превращена в склад:

дорогая Ксения, я собираюсь поступить на курсы шоферов, помоги мне; хочу поступить в Текстильный институт, поможешь — уверую в тебя; дорогая Ксения, у меня сын запил, с дурными людьми связался, помоги развязаться; у моей дочки муж пьяница, помоги ей, и т.д.

Чем эти цидулки отличаются от заявлений в местком? Следовательно, надо, чтобы то, с чем нынче идут к Ксении Блаженной, стало компетенцией месткома, профкома и прочих -комов. Чтобы советский человек не обращался к религии, нужно, чтобы искомое он (или она) получал в другом месте. Открытым текстом семьи признаются, что крестили своих младенцев, потому что бабушки брезгуют сидеть с некрещёными, а работать надо, а ясель нет. Так дайте им ясли! Чтоб можно было без бабушек. Люди хотят красочный ритуал? дадим им вместо нежелательного венчания или крестин советскую свадьбу и советские октябрины, звездины и вообще торжественную регистрацию. Люди хотят душевную и духовную поддержку? Прислушаемся к ним, вот в Горьком создали чайный клуб для домохозяек. Домохозяйки здесь не случайны. Это лица, выпавшие из производственного процесса, как и пенсионеры, например. У Натальи Баранской в рассказе одна одинокая женщина после выхода на пенсию теряет волю к жизни, а вторая находит себя в церкви, где оказывается всем в общине нужна и всеми уважаема.

Смолкин, как видится, на стороне М.И. Шахновича: причины развала советской атеистической пропаганды она видит в последовательном игнорировании экзистенциальной проблематики человеческого существования. Но, по её мнению, советский атеизм не умер: он был отвергнут той политической силой, которая убедилась в его непригодности для удержания власти. Финальной точкой в разводе между государственной политикой и идеологией атеизма стало празднование Тысячелетия крещения Руси.

Отрывки из книги: https://nplus1.ru/blog/2020/12/21/state-atheism-in-SU
https://polit.ru/article/2020/11/29/ps_smolkin/
Статья В. Смолкин: https://magazines.gorky.media/nz/2009/3/svyato-mesto-pusto-ne-byvaet-ateisticheskoe-vospitanie-v-sovetskom-soyuze-1964-1968.html
http://www.religion.ranepa.ru/sites/default/files/19.pdf
Tags: 2018, 2021, СССР, США, английский язык, история, культурология, новинка, религия, русский язык, философия
Subscribe

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…