Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Вдовство, мир воды и тушёная свинина

Раз моя подруга Нина
назвала меня свиньёй.
Люди думали: свинина,
Встали в очередь за мной.


Частушка

Раз в полгода-год меня настигает потребность в большом китайском романе. По возможности женского авторства и чтоб чем толще, тем лучше. Тематика безразлична. Будь то типичная городская история с нетипичным нарратором, историческая эпопея о культурной революции, семейная сага об очень нетривиальном семействе, история преступления многолетней давности, школьная повесть о мудрой и простосердечной девочке, да хоть сюрреалистические приключения сельских девушек в большом городе, всему найдётся место и в книжном шкафу, и в сердце. И вот сегодня попалась книга, которую очень трудно охарактеризовать. Понятия не имею, что это за жанр, какова главная тема, и могу лишь догадываться, что мне пытались донести. Если вообще пытались.




Ань Юй [安於, An Yu] родилась в Пекине, училась в Лондоне, Париже и Нью-Йорке, сейчас живёт и работает в Гонконге. Первый её роман под названием «Тушёная свинина» [Braised Pork] написан на английском языке. У нас Ань Юй упорно аттестуют как писательницу американскую, в англоязычной прессе она писательница китайская. Действие «Тушёной свинины» происходит в Пекине...

А что, собственно, происходит в Пекине? Молодая вдова пытается адаптироваться к одиночеству. Когда-то Цзяцзя изучала живопись, ей прочили успех, но муж сказал, что это плохо для бизнеса — когда жена, вместо того, чтобы мирно сидеть за каменной стеной, пытается продавать свои картины, сказал «Позволь мне позаботиться о тебе», и, разумеется, Цзяцзя позволила.

Перед первой совместной поездкой, когда Цзяцзя собирала чемодан для медового месяца, это была настоящая катастрофа. Она взяла слишком много носков и забыла шахматы. После того случая она быстро научилась паковать чемодан по вкусу мужа: скатывать трусы валиками, складывать рубашки, класть между ними шахматы – так, чтобы те были защищены после того, как чемодан сдадут в багаж, – оставлять небольшое пространство для сигар в правом верхнем углу, чтобы мужу удобно было их доставать.
Собирать свои вещи на этот раз оказалось сложнее.


Теперь, в свои тридцать с лишним, наша героиня оказалась в подвешенном состоянии. Работы нет. Сбережений нет. Муж все активы и дело завещал своим родителям, которые к невестке относятся весьма прохладно. У отца другая семья. Мамы давно нет в живых. Небольшая сумма денег, квартира, которую никак не продать, и маленький набросок странной рыбы с человеческой головой — вот и всё, что осталось от Чэнь Хана его вдове.

Ань Юй предсказуемо сравнивают с Мураками, а у меня ассоциация иная, впрочем, тоже японская — Банана Ёсимото. Обострённое внимание к вкусу, кулинарии и напиткам приводит на память «Кухню», пресловутая рыбина — конечно же, рыбу-луну в «Амрите», да и общий флёр робости, недоговорённости, умолчаний и недоговорок почти совпадает. Почти. Ань Юй при всей психеделической эфемерности обсуждаемых тем рационалистична до сухости и иронична почти до сарказма. Как ей удаётся, вот вопрос. Я не в состоянии угадать, о чём «Тушёная свинина», кто в ней главные герои, я не могу понять, хороший ли это роман. Тем не менее горячо рекомендую.
Tags: 2020, 21 век, Китай, английский язык, новинка, путешествия, роман, русский язык, семья, смерть, фантасмагория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments