Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Португалия: София де Меллу Брейнер Андресен

В Португалии её называют просто София, и все понимают, о какой именно Софии идёт речь. Фамилия же выдаёт аристократическое происхождение. Дед с материнской стороны, Томас де Меллу Брейнер, граф Мафра, был лейб-медиком и другом короля Карлоса I. Он был не чужд литературной деятельности, публиковал воспоминания и юмористические тексты. С супругой Софией, дочерью финансиста Энрике Бурнэ, Томас де Меллу произвёл на свет девятерых сынов и дочерей.



Судьба предков по отцу могла бы послужить сюжетом для авантюрной повести. Четырнадцатилетний датчанин Ян Хенрик Андресен бежал из дому, на парусном корабле прибыл в Порту, и был так потрясён красотой города, что остался в нём навсегда. На торговле знаменитым портвейном он сколотил, а сын его Жуан Энрике приумножил большое состояние. В детстве София с братьями часто гостила у бабушки в усадьбе Кампу-Алегре с огромным парком. Теперь там городской ботанический сад. Первым знакомством со стихами будущая поэтесса обязана служанке Лауре, которая не знала, чем занять трёхлетнюю малышку и рассказала ей наизусть старинный народный романс «Корабль «Катринета»» [Nau Catrineta]. Это абсолютный хоррор, как кораблик несколько недель болтается по бурному морю, припасы кончаются, и команду начинает искушать сам сатана, уговаривая, дескать, давайте кого-нибудь съедим. Несчастные моряки уже бросают жребий, кому быть съедену, но внезапно свершается чудо: они видят родной берег. Романс основан на реальных событиях, всё это произошло в старину с судном «Св. Антоний» по вине пиратов, которые ограбили корабль полностью, забрав даже компас. Короче говоря, девочка выучила «Катринету» наизусть и добросовестно прочла с табуретки, соревнуясь с более старшей кузиной. Был фурор. Все единодушно признали, что из этого ребёнка что-то выйдет, и дедушка Томас стал читать Софии по вечерам величественные строфы Камоэнса и Кентала. Камоэнс казался хрустальным, а Кентал лесным. Своё первое стихотворение София написала в двенадцать лет, весной, а осенью прочла Одиссею в французском переводе.

Эвоэ, бог, ты подарил
Жизнь и вино
И вместе с ним
Вкус солнца и смолы нам,
И смысл, что ведом лишь богам и исполинам.


(перевод Е. Хованович)


Необычное сочетание: консервативнейшее из консервативных воспитание, строгое католическое образование, религиозность – и страсть к античной Греции. Закончив иезуитский колледж Святого Сердца, София де Меллу поступила в Лиссабонский университет на классическую филологию. Через три года впервые опубликовалась в журнале «Поэтические тетради», ещё через четыре – выпустила первый поэтический сборник. В 1946 году вышла замуж за журналиста и единомышленника Франсишку де Соуза Тавареша. С этого времени в пейзажные и антологические мотивы её поэзии вторгается политика, возникает отвратительный образ Старого Стервятника, восседающего в кресле премьер-министра, как в грязном гнезде:

Старый стервятник хитёр, он перья старательно чистит,
Ему мертвечина по вкусу, и его речи
Делают души людей ниже и мельче.


(перевод В. Махортовой)

Салазар в облике хищной птицы узнавался безошибочно. Тавареша выгнали с работы. Дважды арестовывали, потом, правда, выпускали.

Невыносимо любить тебя в этом ничтожнейшем мире,
Невозможно любить тебя в такое страшное время,
Когда всё непрочно, а участь наша – молчанье,
И всё неправда, кроме разлуки.


(перевод О. Чугай)

В доме проводились обыски. Полиция перлюстрировала переписку супругов. В этой обстановке София де Меллу Брейнер растила пятерых детей, была хозяйкой литературно-политического салона, который собирался, несмотря ни на что, и продолжала заниматься правозащитной деятельностью. В 1965 году она и её муж подписали «Манифест ста одного католика» против колониальных войн и вторжения клерикальных кругов в общественную жизнь Португалии. Ближайшей подругой поэтессы была датчанка Сну Абекассиш (настоящее имя Эбба Сейденфаден, но назыввали её по детскому прозвищу Сну, что означает хитрая), глава оппозиционного издательства «Дон Кихот». С нею вместе частвовала София и в создании Комитета помощи политзаключённым. После «революции гвоздик» де Меллу Брейнер выбрали от Социалистической партии в учредительное собрание, разработавшее новую португальскую конституцию. После этого политикой она уже не занималась, сосредоточившись на творческой деятельности и путешествиях. Самый известный поэтический цикл, «Плавания» или «Навигации» [Navegações] вышел в 1983 году:

Мы шли без карт, мы карты создавали,
оставив позади интриги, козни
и низости борделей и дворцов.

Напрасно мудрецы нам говорили,
Что только то возможно в этом мире,
Что им самим давно уже известно,
А дальше лишь погибель, мрак и бездна.

Неясной вязью загорались звёзды,
Когда мы шли сквозь плотные туманы,
Ощупывал пространство робкий компас.

Внезапно берег появился перед нами,
Открыли рощи пальм для нас прохладу,
И всё невиданное было рядом.


(перевод В. Махортовой)

Брак с Франсишку Таварешем, преуспевающим и довольно скандальным политиком, распался в 1985 году. Причём никто не знает достоверно, из-за чего распался. То есть слухи ходят, однако семья эти слухи никак не комментирует. После развода Тавареш женился на юристке Амелии Бруньини, которая была восемнадцатью годами его моложе, в следующем же году серьёзно заболел и умер. Перед смертью просил бывшую жену навестить его. Она приехала к бывшему мужу в больницу, а на похоронах не была.

После нашей разлуки
Я в безумном отчаянье белый построила дом
И одна бродила по комнатам, зная, что ты не придёшь.


(перевод В. Махортовой)

В детях же София де Меллу была счастлива. Старшая дочь, Мария Андресен, пошла по стопам матери, стала известной поэтессой. Средняя, София, посвятила себя помогающей профессии, а именно эрготерапии. Младшая, Изабел – художница-керамистка. Сын Мигел Андресен де Соуза Тавареш – прозаик. Его роман «Экватор» опубликован на русском языке [Центр книги Рудомино, 2016]. Стихи Софии, умершей в 2004 году в Лиссабоне, можно прочесть... в столичном океанариуме, где на стенах размещены лирические отрывки об океане. В честь выдающихся деятельниц культуры называют улицы и площади. В честь Софии де Меллу Брейнер Андресен назван мирадор – смотровая площадка с необыкновенно красивым видом.

И ещё несколько стихотворений:

На дне морском

На дне морском полно белых страхов,
Почти бесплотных,
Кораллы себя выдают за цветы,
Цветы – за животных.

Сюда, в безмолвное царство,
Не доносятся бурь отголоски,
Тут губы своих круглых раковин,
Будто смеясь, раскрывают моллюски,
Как на качелях раскачивается
Морской конёк,
Путаясь в щупальцах,
Ползает осьминог,
Под невесомую музыку
Плавно танцует цветок.

Время покоится на песке,
Лёгкое, как платок.

Но во всяком дивном создании в некий час
Проснётся монстр; он давно караулит нас.

(перевод Е. Хованович)

Женщины на берегу моря

Они смешали с волосами ветра своих волос распущенные пряди
И счастливы, и тело их свободно.

Они ладони в море окунают, и белизна их пальцев и запястий
Белее пены.

Проносятся над головами птицы, и крылья, оставляя в небе росчерк,
Напоминают их бровей изломы.

Они коснутся кончиками пальцев сплетенья ужаса и головокруженья –
и там конец дыханью.

Им плечи оплели зелёные лианы подводных трав, которые гордятся
Своим оттенком тёмно-изумрудным.

(перевод О. Чугай)

Хорал

Он взад-вперёд по комнате ходил –
И, обращаясь к каждому предмету,
По имени назваться их просил.

(перевод О. Чугай)

* * *

О поэзия! О чём только я ни просила тебя!
Живу на земле, на которой никто не селился,
И не ведаю, кто я, и не знаю – жива ль,
Потому что король мой убит, а владенья – враги поделили.

(перевод О. Чугай)

Разлука

Безлунною ночью,
в пустыне бесплодной,
в стране безымянной,
на суше безводной

тоска по луне, по ростку, по названью, по влаге морской
не может сравниться с моей по тебе безысходной тоской

(перевод И. Чежеговой)

Лузитания

Те, кто к морю идёт и с тихим всплеском
На баркасе чёрном взрезает воду,
Точно острый нож с рукоятью чёрной,
Живы скудным хлебом и лунным блеском.

(перевод И. Фещенко-Скворцовой)

Взятие Каселы

Другие города в осаду брали
И крепости другие штурмовали,
Чтобы добиться власти и богатства.

Одна Касела
Манила обликом своим прекрасным.

(перевод В. Махортовой)

Сунион

Сквозь наготу света (тождественного себе внутри и снаружи),
Сквозь наготу ветра (который вокруг себя самого кружит),
Сквозь наготу моря (чьи воды пропитаны солью),
Одна за другой проступают колонны Суниона.

(перевод В. Махортовой)

Сестра Мариана Алкофораду – Бежа

В полях убрали пшеницу,
теперь моё одиночество видится лучше.

(перевод В. Махортовой)

Друзья

Вернуться бы туда, где
Зеленый взрыв волны,
Туман и пена, горизонт и берег
Хранят нетронутой былую
Порывистую юность –

Но как же без друзей?
Кого обнять, с кем поделиться чувством, когда
Вдыхаешь запах моря при отливе,
А на ладони у тебя – морская звезда?

(перевод Е. Хованович)


Предыдущий пост о поэтессе: https://fem-books.livejournal.com/1217638.html
Tags: 20 век, Европа, Португалия, классика, море, политика, португальский язык, поэзия, русский язык, феминистка
Subscribe

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…