Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Португалия: Флорбела Эшпанка

Город Вила-Висоза совсем небольшой и изумительно красивый, весь из мрамора: неподалёку мрамор добывается. Средневековый замок, красивейший герцогский дворец, где родился король Жуан Восстановитель, местопребывание святого образа Богоматери Непорочного Зачатия [Nossa Senhora da Conceição], покровительницы Португалии. В этом прекрасном городе восьмого декабря 1894 года родилась девочка, которую в церковных метриках записали так: Флор Бела Лобу, незаконнорожденная дочь Антонии да Консейсан Лобу, пятнадцати лет, и неизвестного отца. Через три года Антония, служанка видного городского антиквара Жуана-Марии Эшпанка и его супруги, благородной и почтенной Марианы ду Карму Тоскана-Эшпанка, родила ещё мальчика. Младенца нарекли Апелес Демостенес (хоть не Фемистоклюс) и тоже записали как сына неизвестного отца.

Матерью Флор Белы и Апелеса действительно была Антония, неграмотная девушка из деревни, сама подкидыш, дочка неизвестных родителей. Отцом же обоих детей являлся Жуан Эшпанка.



Жуан Эшпанка любил повторять, что от отца унаследовал профессию сапожника. Он был известен в городе как торговец антиквариатом, а также был также не чужд искусству: увлекался фотографией и живописью, прекрасно рисовал, одним из первых открыл в Португалии кинотеатр, интересовался литературой. Одно омрачало жизнь этого яркого, энергичного человека. У него не было детей. Мариана ду Карму страдала бесплодием. Ей шло к тридцати, надежд на чудо оставалось всё меньше, и супруги совместно приняли решение: взять в дом, если можно так выразиться, суррогатную мать или приёмную жену.

Антония Лобу подходила на эту сомнительную роль идеально. Во-первых, девушка была одна на свете, за её девичью честь никто не встал бы горой, как это водилось в патриархальных португальских деревнях. Во-вторых, она была красивая и видная женщина. Прямо этими словами в Википедии написано: mulher bela e vistosa. И в третьих, Антония была очень бедна, выбрала такую долю, можно сказать, чтобы не голодать. Так Жоан Эшпанка стал её тайным любовником и отцом её детей, а Мариана — их крёстной матерью.

Отец с дочерью и сыном:



Флор Бела отдельно с котом:



Фото всей семьи, кроме несчастной Антонии, по ссылке: https://www.flickr.com/photos/zerrodrigues/18374112143/in/photostream/lightbox/

Апелес и Флор Бела росли в богатстве и заботе, учились в отличных школах. Первое стихотворение маленькая Флор написала восьми лет от роду, называлось оно «Смерть и Жизнь». Затем последовал венок сонетов в подарок обожаемому брату, а также поздравительные вирши «дорогому папочке души моей» на день рождения, посвящённое Жоану Эшпанке. Из этого следует, что девочка знала, кто её отец. Первый рассказ, «Мама», она написала в 1907 году. В 1908 году Антония Лобу умерла. В графе «причина смерти» значится невроз, что бы это ни означало. А означать может всё, что угодно, от суицида до нервной анорексии. Я действительно не могу себе представить, что там в доме творилось, в этом тройном супружестве.

Затем Флорбела, или Флор д'Альма Консейсан, как подписывала девочка свои стихи, поступила в среднюю школу в Эворе. Пикантность состояла в том, что школа была мужская. Женских средних школ в Португалии не существовало, а Флорбела Эшпанка оказалась одной из немногих первых девочек, дерзнувших обратиться к среднему образованию. Семья специально переехала, чтобы дать Флор возможность учиться. В городской библиотеке сохранился её читательский формуляр: Дюма, Бальзак, романтик Алмейда Гаррет. Революцию 1910 года Флорбела встретила с семьёй в Лиссабоне. Свидетельств, к сожалению, не сохранилось, хотя понятно, что это было огромное потрясение. Приехали из провинции отдохнуть в столицу, и тут пушки палят с моря, молодой монарх бежит в Испанию... Легли спать в королевстве, проснулись в республике.

1913 год ознаменовался двумя связанными событиями: Флорбела Эшпанка завалила экзамен и покинула школу без аттестата зрелости, а недолгое время спустя, в свой день рождения венчалась с Альберту Моутинью, ровесником и бывшим одноклассником. До того она уже была влюблена, посвящала этому человеку стихи, но если признание и было, оно ни к чему не привело. Молодая пара два года учительствовала в городке Редонда, создав собственную школу, где Моутинью преподавал естествознание, а на долю Эшпанки выпали история, география, а также иностранные языки, французский и английский. В связи с финансовыми проблемами пришлось вернуться в отчий дом, и это время наша героиня использовала с выгодой: досдала экзамены и получила наконец вожделенный аттестат. Она писала статьи для эворских газет и для журнала «Моды и вышивки». Потом, уже в Редонде, Флорбела собрала восемьдесят пять стихотворений и три рассказа, созданные в этот период, под одной обложкой. Сборник «Его книга» [O livro D'el] посвящался не молодому мужу, как вы могли бы предположить, а брату.

Флорбела боготворила Апелеса. Тот отвечал ей взаимностью. Как она была погружена в поэзию, так он был энтузиастом авиации, бредил полётами и стал одним из первых португальских лётчиков.

Сборник, надо заметить, успеха у издателей не имел. Впрочем, поэтессу это уже мало волновало: она планировала поступать на юрфак столичного университета. Тщательная подготовка и специальный курс, как писать вступительные работы, сотворил чудо: всего студентов было триста сорок семь, из них студент_ок всего четырнадцать, и одной из этих четырнадцати оказалась Флорбела Эшпанка-Моутинью. Обучение оплачивал Жуан Эшпанка. Муж... муж остался в Редонде.

Однако не прошло и полугода, как будущая юристка серьёзно заболела: у неё случился выкидыш, давший осложнения на яичники и лёгкие. Врачи было единодушны — никаких нагрузок, ни физических, ни интеллектуальных, морской воздух и отдых. На курорте у Эшпанки проявились первые симптомы грозного невроза, отнявшего жизнь у её мамы, а в случае дочери имевшего свойство чёрной меланхолии. В 1919 году произошёл ещё один выкидыш. Психическое состояние больной ухудшилось. Вышел в печать сборник сонетов «Книга печалей» [Livro de Mágoas].

Двести экземпляров разошлись мгновенно. Тираж пришлось допечатывать. Публика влюбилась в таинственный образ молодой поэтессы, в неприкрытую чувственность, трагизм и естественность даже, казалось бы, самых романтически-ходульных образов.

Закат на родине... Мираж не тает,
Лилейна свежесть, облаков штрихи,
Закат пречистый, отпусти грехи!
Твой вечер, Анту, твой, земля златая.

Закаты нежно в памяти листаю:
Часы благословенные тихи,
И дым, и пепел, и стихи, стихи....
Часы тоски, в которых я – святая.

Сгустились фиолетовые тени,
К фиалкам глаз прильнули в томной лени,
И крылья век смежились на лету.

А рот хранит немые поцелуи,
И бархат рук, лелея и милýя,
По воздуху рисует сон – мечту.

(перевод И. Фещенко-Скворцовой)

Анту – это поэт-декадент Антониу Нобре, умерший, когда Флорбеле семи лет не исполнилось. Ему она подражала в начале творческого пути и посвятила немало стихов. То, что в лирике немые поцелуи, в реальности повод для скандалов. Ещё не получив развода, влюблённая поэтесса переехала к новому возлюбленному, артиллерийскому прапорщику Антониу Гимарайншу. Впервые встретились они на свадьбе родственницы, завязался страстный роман со всеми подобающими атрибутами: переписка, якобы случайные встречи в трамвае, свидания в маленьких гостиницах. Естественно, интрига стала секретом Полишинеля с первого дня. Из письма: «Эма говорит, что я совершила позор и тысячу бесстыдств в её доме, когда танцевали...» Как если бы этого было мало, затеял разводиться на старости лет и Жуан Эшпанка, в следующем году обвенчавшийся с молодой женщиной. Моутинью рвал и метал, считая (отчасти справедливо), что поведение Флорбелы и тестя испоганило ему карьеру. Развод он из мести затруднил максимально, хотя брак был гражданский, только в мэрии, без венчания.

Ещё слава революции, что с 1910 года в Португалии были разрешены разводы и гражданские браки! С Гимарайншем поэтесса тоже не венчалась, и, как выяснилось впоследствии, правильно сделала. Роскошный офицер интеллектуально ей не подходил, поэзии не понимал. Денег хронически не хватало, Эшпанка давала частные уроки португальского. Сборник «Книга сестры Тоски» [Livro de Soror Saudade] издал за свой счёт её отец. Было много споров и ссор. Есть свидетельства, что Гимарайнш ударил жену несколько раз. Неизвестно, был ли связан с побоями очередной выкидыш. После него Флорбела уехала лечиться на север Португалии, где встретила свою третью и последнюю любовь. Своего врача.

Amor, подругой быть тебе позволь!
Раз мне нельзя в блаженнейшем слияньи
Всех женщин быть печальнее и столь
Прекрасней всех, лучась в твоём сияньи.

Милы мне от тебя и грусть, и боль,
Мила ль тебе я в нежном покаяньи?
Из рук твоих мне сладкой мнится соль,
Благословенно каждое даянье.

Целуй же мне неторопливо руки,
Своей сестре, так птицы в лад поют,
Встречая день, без страсти и без муки.

Не в губы, нет, — напрасно жаждут, рдея...
Но — поцелуи, и тоску мою
Укрыть в руках! – Безумная идея…

(перевод И. Фещенко-Скворцовой)

Марио Лаге искренне любил свою пациентку и, самое главное, сознавал, что её поведение происходит не от какого-то особенного злонравия, а от нервной болезни. С ним она снова вернулась к перу, работала в журналах, переводила, писала стихи. С ним она пошла под венец. Понятно, их супружество не было идеальной тихой гаванью, но благодаря заботе доктора Лаге мы знаем Флорбелу Эшпанку такой, какой знаем. Всё могло быть иначе, но опять вмешалась судьба.

Шестого июня 1927 года погиб на испытаниях Апелес Эшпанка.

Слухи ходили разные: то ли не справился с пилотированием нового гидросамолёта, то ли покончил самоубийством (якобы умерла его невеста). Скорбь Флорбелы не поддавалась описанию. Брат был для неё свет в окошке, единственный, кто понимал, с кем можно было говорить откровенно. С ухудшением психического состояния ослабилось и физическое здоровье. Доконал тридцатишестилетнюю поэтессу отёк лёгких, от которого она так и не смогла оправиться. Издан дневник Эшпанки, он так и озаглавлен «Дневник последнего года». Последняя запись в нём от второго декабря 1930 года: «И никаких новых жестов и новых слов!»

Через пять дней, в свой день рождения Флорбела Эшпанка примет смертельную дозу барбитуратов и заснёт без сновидений. В могилу поэтесса попросит положить остатки Апелесова самолёта. Так и сделают по её завещанию.

В первых числах января 1931 года увидит свет её лебединая песня, «Пустошь в цвету» [Charneca em Flor].

В 1949 году, через девятнадцать лет после смерти Флорбелы, Жуан Эшпанка официально признал её своею дочерью.

Наполни грудь страдание одно,
Молю я, колдовство в себя вбирая,
Родятся розы, вереск попирая
Обугленный, уж так заведено.

Те речи, чьё значение темно,
Мне шепчут, дивно звуками играя,
И, как от ласки в неге замирая,
Всё существо моё потрясено.

Снимаю саван, точно смерть миную,
О, ты увидишь женщину иную –
Не Сорор Саудаде, нет, не ту...

В глазах – экстаз, в устах – огонь и сладость,
Плода под солнцем зреющая радость:
Я – дикая равнина, вся в цвету!

(перевод И. Фещенко-Скворцовой)
Tags: 20 век, Португалия, классика, любовь, модернизм, португальский язык, поэзия, русский язык, судьба женщины
Subscribe

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (18 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (18 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…