Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Польша: Сильвия Хутник

Послесловие к книге Сильвии Хутник [Sylwia Chutnik], написанное неким Ярославом Чеховичем, начинается простенько и со вкусом: Иногда не стоит давать женщинам слово. Они начинают говорить, кудахтать, разглагольствовать, а толку никакого. Современная литература знает много примеров «многословных» женских книг, создательницы которых испытывают приливы наслаждения от написанного ими и тонут в бездне самолюбования. Такие бывают женщины. Под конец Чехович, правда, делает вывод, что Хутник как раз-таки слова заслуживает, пишет ярко, динамично, смело. Интересно, что сказала бы о таком сопроводительном тексте сама писательница, убеждённая феминистка, участница движения «Союз женщин Восьмого марта» [«Porozumienie Kobiet 8 Marca»], а также руководительница фонда «МаМа», защищающего права матерей в Польше. За общественную деятельность она получила награду международного фонда «Ашока».



Сильвия Хутник — выпускница факультета гендерных исследований Варшавского университета. Много лет она водит по родному городу экскурсии, посвящённые знаменитым женщинам Польши. Свою первую книгу «Карманный атлас женщин» [Kieszonkowy atlas kobiet] Хутник издала в тридцать лет. Это тоже своего рода экскурсия по улице Опачевской, воспетой лириком Яном Яничеком, но в наши дни знаменитой главным образом огромным рынком, плавно перетекающим в барахолку.

Польских женщин не аист принёс, их нашли в пластиковом пакете. В сетке, в сумке, в мешочке. И носят они эти свои псевдоплаценты с собой с рождения до смерти. На руках уже появились глубокие линии жизни от врезавшихся в ладони ручек пластиковых пакетов и сеток. Какие у вас папиллярные линии? О, дорогая моя, ждет тебя долгая жизнь при базаре. Линия распродаж пересекается с линией жизни. А вот и знак, говорящий об очередной поставке исключительно выгодной партии помидоров из Рембертова.

Под пером Сильвии Хутник шумная, буйная барахолка становится полигоном гендерного равенства. Здесь женщинам дозволяется отбросить условности, пререкаться и с другими женщинами, и даже с мужчинами, торговаться, курить и пить, да хоть драться, если сил хватает. В любых других местах она опутана сетями гласных и негласных ограничений. Как быть правильной заботливой дочерью и внучкой? Как стать достойной польской супругой? Что такое истинное материнство и каким образом его достигнуть? О, об этом пани Хутник расскажет нам без купюр:

Польская Мать, известное дело, просто так не умирает, она возносится на небо. Без билета, зайцем, оседлав пылесос, несётся на самый верх. Там ручкается с Девой Марией и летит мыть посуду после Тайной вечери. И еще ворчит себе под нос: «Вот заразы, набардачили тут, такую грязь на столе оставить, точно дикари какие, всё залили, везде накрошили, тряпкой их по башке съездить, тогда бы сразу научились уважать чужой труд. А то навострились шастать туда-сюда, всякие там проповеди читать, а чтоб убрать за собой — так нет, мессии сраные».

и далее:

Орден Героической польской матери Святого Подгузника не признает отступлений от нормы. Ясные правила, светозарность осиянного святостью материнства, испокон веку обязательны для каждой женщины. Устав этого ордена исключает радость и спонтанность, но ведь смысл его деятельности вовсе не в распространении нездоровой анархии, а в страдании в невозможной жизни, текущей во имя возможной Жизни Грядущей.

Хозяйки, помните пословицу: Боженька нам сверху машет, если у нас тряпка в руках пляшет? Часами, сутками наводят глянец на оконное стекло, драят туалеты и лестницы, начищают до блеска закопчённую посуду, а сверху всё не машет и не машет никто, и работы всё не убавляется. А женщины всё смывают грязь и иногда - кровь.

На том месте, где умерла мать, теперь стоит палатка с колготками. Можно попытаться внимательно приглядеться к своему городу. На каждом шагу мемориальные доски, цветы, лампадки. Расстреляны, погибли, убиты. Только вот нет «изнасилованы», потому что об этом не принято вспоминать.

В основном они зовутся Мариями, эти женщины. Чёрная Манька, которую родительница-торговка выставила из дому за пьянство. Пани Мария Вахельберская, на самом деле Вахельберг, бывшая связная из гетто. Бунтарка Марыся Козак, Радикальная принцесса, дочь чиновницы. А вот Мариан, кондитер, портной и вышивальщик, гендерную принадлежность которого обсуждает вся Опачевская. Мужчина, похожий на женщину? Женщина под маской мужчины? Не мужчина и не женщина, а некто средний? Или мужчина и женщина одновременно, панипан? Панипаны часто избегают людей. Они сидят по домам, ходят в магазины самообслуживания и стесняются взглянуть кассирше в глаза. Они вполне осознают свое отличие от остальных, но делают вид, что этого нет, что все в порядке. Они придумывают истории о своей жизни, что они вдовцы, что, мол, несчастная любовь в молодости и вот — психотравма. Что с матерью связаны, что ухаживают за ней и не могут бросить ее ради другой женщины. Что кошечки, собачки, что квартирка маленькая или зарплата низкая. Как тут семью заводить, чувство ответственности должен человек иметь. В 2020 году Сильвия Хутник совершила каминг-аут как бисексуалка, рассказав аудитории ЛГБТ-журнала Replika о разводе с мужем после восемнадцати лет брака, о своей жизни с любимой женщиной и об опыте «небинарного» материнства. Марии, Марианы, Марианны бродят по улицам, иногда сталкиваются лицом к лицу. Не узнают одна другую.

Прочесть роман можно по ссылке: https://libking.ru/books/prose-/prose-contemporary/406025-silviya-hutnik-karmannyy-atlas-zhenshchin.html

Предыдущий пост о писательнице: https://fem-books.livejournal.com/1076295.html
Tags: 21 век, ЛГБТ, Польша, Холокост, бедность, бисексуалка, война, евреи, изнасилование, материнство, польский язык, русский язык, феминизм, феминистка, чёрный юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments