September 5th, 2021

кот

Обретённая честность Катарины Фолкмер

Обычно, когда в рецензиях пытаются сострить в духе «авторше не мешало бы провериться у психиатра», я беру книгу на заметку. И не прогадываю. Не прогадала и в этот раз, хотя, анонсируя The Appointment в феминистическом сообществе, испытываю некоторое смущение.



Не столько из-за заглавия в русском переводе (в оригинале The Story of a Jewish Cock стыдливо пристёгнуто к основному названию, а у нас решили не чиниться и взять быка за рога), сколько из-за неожиданности и остроты лейтмотива. Молодая женщина, немка по происхождению -- как и сама Фолькмер, пишущая по-английски -- находится на осмотре у врача. От доктора со стереотипно еврейской фамилией Зелигман ожидается серия операций, способная превратить героиню в мужчину. Причём она хочет не просто обрести пресловутый половой член и с ним статус полноценного человека-мужчины, но и... обрезание. Зачем ей, не верующей ни в Бога, ни в чёрта, обрезание? Да очень просто, если член будет еврейский, то она посредством операции перекуётся не в немца, отягощённого неизбывной виной предков, а сразу в еврея, который этой тяготы на себе не испытывает. Доктор Зелигман явно в тупике, но ни одной его реплики мы не услышим. Безымянную героиню несёт, как Остапа в Нью-Васюках. Очень чувствуется, что Фолкмер профессиональная литературная агентесса, потому что по всем актуальным темам и болевым точкам она прошлась уверенно и без всякого милосердия. Нацизм, концентрационные лагеря, мастурбация, одиночество, неизбывная вина матери за то, что родила дочь, смерть, секс-куклы, еврейство (вернее, представления о еврействе особы, которая живого еврея близко не видала никогда), психотерапия, геморрой, сексуальное собственничество, фатум в образе изнеженной дамы с кошечкой, опять смерть... Повторяю, героиню несёт по кочкам. Чем больше она старается сформулировать, что же именно с ней не так, тем сильнее запутывается. И всё же... и всё же ей веришь, как веришь какой-нибудь горластой бюргерше из средневековых шванков, поливающей грязью и попов с монахами, и крестьян, и собственных соседей, и самоё себя. И честной народ повеселить, и, как-никак, излить душу. Не полегчает, так хоть время проведу.

Несколько цитат:

Collapse )