June 19th, 2021

кот

Китайский уик-энд: Линь Хайинь

Разговор о Линь Хайинь [林海音], писательнице, в творчестве которой мысль семейная занимала огромное место, следует начинать с её семьи. Её отец принадлежал к народности хакка, что означает пришлые семьи или гостящие семьи. Хакка считаются потомками северян, из-за гражданских войн переселившихся на юг ещё в средневековье. Особенно много хакка на Тайване, почти четверть населения. Итак, способный юноша Линь Хуаньдун закончил две школы: частную с классической китайской программой и высшую государственную школу Тайваня, где преподавание велось на языке оккупантов, то есть по-японски. Несколько лет он учительствовал, а потом женился на барышне Хуан Айчжэнь, которая была на пятнадцать лет его моложе, не получила систематического образования, но отлично знала японский язык. Оставив преподавательскую карьеру (семью-то кормить надо), наш герой с супругой отправился в Осаку, где занялся коммерцией. Там и родилась их старшая дочь Линь Ханьин (так! Хайинь есть псевдоним, принятый из соображений благозвучия). Ей суждено было прославить свой род в веках.



Ночной жизни Осаки Линь Хуандун от души воздал дань, а вот бизнесмен из него не вышел. Не прошло и четырёх лет, как вся семья вернулась на родину, а оттуда уехали в Пекин: отцу подвернулось хорошее место в почтовом управлении столицы. То были самые счастливые годы в жизни будущей писательницы. За тринадцать лет у Линей родилось семеро детей, пять дочерей и двое сыновей. Обилие дочек по местному суеверию относили к тому, что отец очень любил цветы, и, где бы ни жил, окружал себя садом и клумбами. Под нужды всё растущего семейства был отведён традиционный дом сыхэюань с внутренними двориками и флигельками, были повара, кормилица, нянюшки. Заботливая нежная мама, папа-свет в окошке, который учит каллиграфии, читает вслух, покупает самые интересные книги и отправляет учиться в наилучшую школу.

Как несправедливо, что папа так рано ушёл из жизни! Он был трудолюбивым жизнерадостным человеком, жил полной, насыщенной жизнью. Его страстная, неугомонная натура не знала покоя, он был лёгок на подъём, в этой жизни ему хотелось попробовать всё, мне до сих пор кажется, что папа и смерть -- две вещи несовместные. Но его пагубные пристрастия, безусловно, сыграли роковую роль в его столь ранней кончине. Он любил выпить, с азартом играл в застольную игру на пальцах, был заядлым игроком в кости, каждые выходные в нашем доме собирались гости. Папа обладал пытливым умом, не жалея времени и сил, старался докопаться до сути вещей. Когда его сразил лёгочный недуг, он изучил все способы лечения, целый ящик в нашем комоде был забит лекарствами -- настоящая мини-аптека! Но его привычка к долгим ночным возлияниям сводила на нет эффект любого эликсира.

Collapse )