May 10th, 2021

кот

Двенадцать дневников

В издательстве «Нестор-История» недавно вышла книга историка, филолога и географа П. Поляна ««Если только буду жив...» Двенадцать дневников военных лет». В ней собраны так называемые эго-документы: дневниковые записи времён Второй мировой войны. Двое авторов дневников служили в Советской армии, причём один -- особист, а другой -- штрафник. Четверо были в плену, двое -- в оккупации. Один являлся коллаборационистом. Четверо были вывезены из СССР в качестве неквалифицированной рабочей силы, так называемых остарбайтеров. Почему необходимо обратить внимание феминистического сообщества на эту книгу? Потому что из двенадцати дневников два -- женского авторства.



Об Александре Михалёвой, остарбайтерке из Курска, наше сообщество уже рассказывало: https://fem-books.livejournal.com/1626327.html. Удивительный контраст составляют две части этих записок вчерашней школьницы. Коротенькая довоенная -- последний школьный год, экзамены, выпускной, где девушки поют и веселятся, но праздник обрывается восклицанием «Германия объявила войну!», и долгая, томительная военная.

...нам говорили, что мы должны быть довольны тем, что для нас предоставляется возможность ехать за границу - повидать свет и что, мол, раньше за такую поездку платили огромные деньги.

Читательницы сетуют, что было очень скучно читать, всё одно и то же, а каково было жить пленницей? Как бывает эрзац-кофе, эрзац-масло, так у Шуры Михалёвой и других «остовок» была эрзац-жизнь: изнурительный труд, издевательства мастеров и надзирательниц, выраженная национальная рознь среди самих остарбайтеров, которую начальство лишь подстрекало, бедность, скудость впечатлений. Молодость, конечно, берёт своё, и даже в этой мизерной обстановке расцветала дружба и любовь, находились общие интересы. Жила надежда на возвращение домой, которое, как водится в подлунном мире, оказалось совсем не таким сказочным, как рисовалось в воображении.

Шура Михалёва поехала на работы в Германию вместо брата. Дома мужские руки были нужнее.

Второй дневник тоже издавался на русском языке: «Записки из Каунасского гетто» [Время, 2011], где под одной обложкой были объединены дневники брата и сестры, Виктора Лазерсона и Тамары Лазерсон, впоследствии Лазерсон-Ростовской (1929-2015). Вести подённые записи младшим детям посоветовал отец, известный психиатр Владимир Лазерсон: ведите, мол, дневник, мы живём в интересные времена. Диаристка вспоминает:

Дневник служил мне как бы «громоотводом» и успокаивал душу. Рядом со мной всегда был друг – верный, преданный, безмолвный. Стоило моей руке прикоснуться к нему, как он преображался: он плакал и радовался со мной, молил о пощаде и проклинал. А когда становилось совсем невмоготу, он утешал меня, доказывая, что были времена и похуже.

Хронистке из гетто ещё и четырнадцати не исполнилось, когда её дневник стал мартирологом и обвинительным заключением. В Литве во время войны погибло 96% евреев. От большой семьи осталось только двое: Тамара и Виктор. Отрывки из дневника можно прочесть по ссылке: https://military.wikireading.ru/44691, в книге П. Поляна он представлен полностью, с комментариями.