March 25th, 2021

кот

Два аргентинских романа, о минувшем и о грядущем

Латинская Америка по-прежнему не отпускает, и в книжном путешествии мне попалось подряд две книги из Аргентины, страны для постсоветского пространства вполне таинственной и загадочной. И вдруг сразу две книги. «Камень, ножницы, бумага» [Piedra, papel o tijera] Инес Гарланд [Inés Garland], популярнейшей в Аргентине писательницы, шла к русскому переводу («Самокату» спасибо!) более десяти лет. Начинать пришлось с послесловия, где несведущая публика рассчитывает получить пояснения: что, где, когда?



24 марта 1976 года — день, когда в Аргентине закончилась демократия... И сразу возник вопрос: а она там была? При смещённой в 1976 году Исабели Перон, вдове всесильного генерала Перона, занявшей пост только потому, что она была вдовой Перона? Не так давно её, уже дряхлую старуху, требовали экстрадировать из Испании, чтобы судить за массовые убийства политических оппонентов. По самым скромным подсчётам, погибло более тысячи человек. Или, может быть, демократия была при самом Пероне? При его предшественниках, военных диктаторах, сменявших друг друга, как фигурки в башенных часах? Требую поправок: с приходом к власти Хорхе Виделы не «закончилась демократия» (она и не начиналась уж много лет), а несчастный аргентинский народ попал из огня в полымя.

Collapse )

Поразмыслив над темой разобщения в историческом прошлом, невольно задумываешься, а как эту тему экстраполируют в будущее. Об этом нам расскажет недавно взошедшая звезда аргентинской прозы Саманта Швеблин [Samanta Schweblin] в новом романе «Кентуки» [Kentukis].Предположим, в моду вошли новые игрушки, нечто вроде помеси плюшевого мишки, робота-пылесоса и тамагочи. Кентуки, таково их фирменное название, гуляют по вашему доме, общаются с вами фырканьем и свистом, видят вас, слышат вас, только разговаривать не могут. Впрочем, предприимчивые хозяева используют для общения со своими зверушками-развлекушками – пандами, воронами, кротами – различные способы разговора от доски Уиджа до морзянки. Ведь каждый кентуки имеет свою «жизнь», то есть человека, решившегося стать мозгом плюшевой зверушки, чтобы оказаться в прямом смысле «хоть тушкой, хоть чучелком» в чьем-то случайном доме.

Collapse )
кот

Четверг, стихотворение: Альфонсина Сторни

Горькая

Я жить могла на дне твоей души,
Как в дальнем небе белая звезда,
Но нежная моя обманута мечта -
Нет у тебя души!

Я жить могла и в сердце у тебя,
Как на утёсе лилия снегов,
Не повезло - не задалась любовь -
Нет сердца у тебя!

Просила неба - ты мне землю дал,
Ты дал мне поцелуи вместо звёзд,
Ты всем богат, да разуменьем прост -
Нет неба у тебя!

Любовь могла бы расцветать зарёй,
Была ж она как пламенный закат,
Не изменить и не вернуть назад -
Не видно зорь!

Не спрашивай, зачем назло судьбе
Плету венок из виноградных лоз,
Прошла пора горячих просьб и слёз -
Вот такова судьба!

(перевод Татьяны Глушковой)

Collapse )