March 10th, 2021

кот

Премия Staunch: итоги трёх лет

В 2018 году в нашем сообществе рассказывали о новой книжной премии Staunch Book Prize:

Сценаристка Бриджет Лоулесс (Bridget Lawless) основала награду за роман в жанре триллера, в котором ни одну женщину не изобьют, не будут преследовать и/или подвергать сексуальной эксплуатации, не изнасилуют и не убьют.
Сценаристка сообщает, что одной из причин, сподвигшей ее к этому шагу, стало обвинение кинопродюсера Харви Вайнштейна и других деятелей киноиндустрии в сексуальных домогательствах, а также – запуск в твиттере нового тега #MeToo, под которым жертвы домогательства в киноиндустрии делятся своими историями.
По словам самой Бриджет Лоулесс, её беспокоит количество абьюза и унижений, совершаемых над женскими персонажами в триллерах, которые «сформулированы и описаны настолько легко и привычно, что это делает женщин «естественными» жертвами выдуманного насилия, изнасилований и убийств». Такое отношение к женщинам, по ее мнению, влияет на них «как прямо, так и опосредственно и отображает доминантное отношение к женщинам – как к бесправным, как к жертвам и к добыче».


Новая литературная награда вызвала как интерес, так и массу критики. Именитая детективщица Вэл Макдермид писала: Женоненавистничество и насилие в отношении женщин существуют, и об этом надо писать и говорить, а не заметать стыдливо под ковёр. Писательница Джулия Крауч подчёркивала, что приз за "ненасильственность" триллеру или детективу как бы отрицает важность опыта женщин, переживших насилие. А если предположить, что миссия премии -- не столько предложить облагороженно-стерилизованную версию реальности, сколько сориентировать аудиторию в море жанровой прозы, где отличить социальную критику от дешёвого эффекта бывает иногда нелегко? Спрос на такую литературу есть, и он рождает предложение.



Первым лауреатом премии Staunch стал австралиец Джок Серонг [Jock Serong], по отзывам, мастер саспенса, а на следующий год наградили книгу женского авторства, роман Саманты Харви [Samantha Harvey] «Ветер западный» [The Western Wind]. Действие этой странной истории происходит в 1491 году. Гремит русско-литовская война, собирает экспедицию к берегам Индии неуёмный генуэзец Колумб, а в деревне Оукэм свои заботы: монахи соседнего монастыря задумали прибрать к рукам плодородные земли, а местный богач Томас Ньюмен внезапно пропал. Убийство? Самоубийство? Роковое стечение обстоятельств? Как раз масленица, и в преддверии Великого поста все обитатели Оукэма стремятся в исповедальню, которую отец Джон, священник, заботливо отделал в итальянском вкусе. Верующие не видят духовника, да и сам он определяет, кто именно признаёт перед ним свои грехи, разве что по запаху и голосу, и даёт наставления по своему разумению.

— Зависть — худший из грехов, — сказал я, — именно от этого греха в первую очередь Господь хотел бы нас отвратить... Лень — никчёмная трата времени, алчность — никчёмная порча еды либо иных запасов, гнев ведёт к утрате душевного покоя. Но зависть… зависть — порча дружества. Утрата утешения, что исходит от других людей.

В церковь потянулись кающиеся в одном преступлении. Разумеется, предполагать, что Ньюмена убили они все разом, глупо. Но тогда кто же виноват?

* * *

В 2020 году премию Staunch получила калифорнийская романистка Аттика Лок [Attica Locke] за детектив «Небо — мой дом» [Heaven, My Home]. Это уже наши дни, восточный Техас, места довольно дикие и неприветливые. На озере пропал девятилетний мальчик, и знаменитых техасских рейнджеров отряжают на его поиски. Проблема в том, что офицер, ответственный за экспедицию, афроамериканец, а семья мальчика — закоренелые сторонники «белого превосходства». С первых страниц сельский нуар пьянит и завораживает, у Аттики Лок очень необычная, сочная манера письма. Единственно, «Небо — мой дом» вторая книга в серии, объединённой общим главным героем, и, чтобы разобраться в техасских хитросплетениях, похоже, придётся добраться и до первого романа: Bluebird, Bluebird.