February 15th, 2021

Angelica Garnett "Deceived with Kindness"


Анджелика Ванесса Гарнетт (25 декабря 1918 – 4 мая 2012) была племянницей Вирджинии Вулф, дочерью ее сестры, художницы Ванессы Белл. Девочка выросла в окружении множества знаменитых людей, входивших в "Блумсберийский кружок", элитарной группы английских интеллектуалов, писателей и художников, выпускников Кембриджа. В этот круг входили, помимо ее матери и тетушки, также Вита Сэквилл-Уэст, Литтон Стрейчи, Э. М. Форстер, Д. Гарнетт (ее будущий муж), художники Дора Каррингтон и Дункан Грант, историки искусства К. Белл и Р. Фрай, экономист Джон Мейнард Кейнс, ориенталист Артур Уэйли, философ и математик Бертран Рассел. Анджелику любили и баловали, казалось бы, у нее должно было быть счастливое детство в окружении интереснейших людей... Однако, в воспоминаниях о своем "блумсберийском детстве" – в книге "Обманутые добротой" 1984 года – она весьма критически высказалась о своем воспитании и отношениях с родителями.
У Ванессы Белл и ее мужа Клайва Белла был "свободный брак", и отцом Анджелики, третьего ребенка в семье, был любовник Ванессы, Дункан Грант. Однако, Анджелика росла с фамилией Белл и понятия не имела, кто ее настоящий отец, узнала она об этом только в 18 лет от матери. Ванесса Белл утешала себя тем, что у ее дочери было два отца - будучи формально замужем за Беллом, она много лет жила с Грантом. "На самом деле, - писала позже Ванесса, - у меня не было ни одного."
В 1942 году, в возрасте 24 лет, Анджелика вышла замуж за Дэвида Гарнетта. Он был старше её на 26 лет и, что самое пикантное, когда-то он был любовником ее отца (биологического отца, то бишь, Гранта). Когда Анджелика только родилась, Дэвид Гарнетт написал Литтону Стрейчи: "Какой красивый ребенок... Наверно, я женюсь на ней, когда она вырастет." Наверно, пошутил, вот только так оно и вышло...
Этот брак продлился 25 лет, у Анджелики и Дэвида родились четыре дочери. Однако, вряд ли это был особо счастливый брак. Анджелика Гарнетт писала: "Я была одержима нереализованной мечтой об идеальном отце всю свою жизнь. Мой брак был лишь продолжением этой мечты и почти поглотил меня."
Книгу "Deceived with Kindness" можно бесплатно прочитать на openlibrary

Анджелика Гарнетт написала еще одну книгу мемуаров, "The Eternal Moment" ("Момент вечности") (1998), и автобиографический роман "The Unspoken Truth: A Quartet of Bloomsbury Stories" ("Невысказанная правда: Квартет блумсберийских историй") (2010).

Статья в английской википедии об Анджелике Гарнетт
книги

Фиона Валпи, "Парижские сёстры"

Привет всем! Я поискала, но не нашла, было ли обсуждение этой вот книги в сообществе. У меня стойкое ощущение, что я записала это название именно из-за поста здесь, но... может, я ошибаюсь? В общем, мне интересно, читала ли кто-то ещё эту книгу, что думает и как оценивает. Особенно интересует оригинальный текст по причинам, которые понятны из моих читательских впечатлений.


Парижские_сестрыКнига-разочарование. Интересная и сложная тема - вторая мировая война, оккупация, Сопротивление. Женская дружба и верность, поддержка и сестринская любовь в самые тяжелые моменты истории...

Читать невозможно.
Моя бабушка, которая эту книгу, по её словам, домучивала, как могла, высказала предположение, что книге очень не повезло с переводом. Я готова согласиться, потому что в целом, с большого расстояния, история рассказана неплохо - ритм, драматургия, характеры, коллизии...
А на масштабе страницы - тоска.
"Она быстро взяла себя в руки, не спуская глаз с узора на ковре". Вообразили?
"Наконец, случилось нечто, расшевелившее зарождающуюся дружбу". Нечто потыкало палочкой.
"Клер и Мирей всегда держали дверь закрытой, потому что внутреннее убранство комнаты вызывало слишком много воспоминаний".

И так всюду. И это ещё не самое печальное, куда хуже очень длинные сложноподчинённые предложения, в которых кто на ком стоял и за кого держался понятно только очень по контексту, а иногда и совсем не.
Местами текст начинает было выравниваться, делаться живее и гибче, а потом снова какое-нибудь "его руки, лежащие по бокам, напряглись".
В общем, если вы не коробитесь и не крючитесь от корявого текста - книга на один раз вполне годная. Её можно посоветовать для старшей подростки, которая ничего не знает о французском Сопротивлении, в качестве минимального ликбеза. Есть там и довольно большая часть о концентрационных лагерях, написанная достаточно аккуратно, чтобы не поднимать волосы на голове, но и достаточно честно. И, кстати, это единственная часть книги, в которой то ли качество текста лучше, то ли оно внезапно резонирует с темой и не вызывает отторжения.
Те части, что посвящены миру моды во время войны, написаны довольно пунктирно - интересующиеся темой едва ли найдут что-то новое, а совсем далёкие от моды (как я) не оценят, потому что скучно.

Но увы, в добавок к тому, что книгу тяжело читать, у неё ещё и очень зятянутый, даже натянутый поп-психологический финал про наследственную травму и "поиск себя" через узнавание истории семьи. Вот и годная тоже тема, а так решена, что аж зубы сводит.
Ну и главная героиня "настоящего", от лица которой идёт рассказ: невыносимо занудная, дёрганая и гиперэмоциональная девица. А авторка пытается нам продать идею, что бедняга такова из-за "травмы поколений", передавшейся генетически от пострадавшей от нацизма бабушки.
Ой, всё, короче.

В общем, на четвёрочку с минусом.
кот

О чём рассказывает дочь

Утром в субботу перед свадьбой мы в молчании исполняем утренний ритуал. Последний для меня. Мать не говорит ни слова; я с тяжёлым сердцем понимаю, что теперь, отныне и впредь, ей самой придется выносить отцовский горшок; она будет делать это совершенно одна.

«Рассказ дочери» Мод Жюльен [Maude Julien] вышел в издательстве «Бомбора», в той же серии, что и «Замок из стекла» Джаннетт Уоллс, и воспоминания Тары Вестовер. С точки зрения сюжетной канвы она очень близка к ним: перед нами история девочки, вырывающейся из-под гнёта асоциальной или антисоциальной родительской семьи. И в то же время «Рассказ дочери» поражает воображение совсем по-иному. Мы можем уяснить, хотя бы и не разделяя этих целей, к чему стремятся чрезвычайно свободолюбивые семьи, выращивающие детей без правил, внешних ограничений, без руля и без ветрил. Мы можем хотя бы умом, сообразуясь с известными культурными установками, понять стремление религиозного отца воспитать своих чад набожными и непорочными. Но как понять человека, который возомнил, что способен вырастить из дочери сверхчеловека?



Collapse )