December 30th, 2020

кот

Откуда берутся детективы

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда! --

так начинается одно из самых известных стихотворений Анны Ахматовой. А из чего вырастают детективы? На этот вопрос берётся отвечать Люси Уорсли [Lucy Worsley], специалистка в области истории быта, телеведущая и писательница. Её книги «Английский дом. Интимная история» и «В гостях у Джейн Остин» рецензировались в сообществе. Сегодня мы обсудим материальные следы культуры, складывавшейся вокруг убийств, поджогов и других уголовных преступлений.



«Чисто британское убийство. Удивительная история национальной одержимости» [A Very British Murder: The Story of a National Obsession] ведёт родословную английского детектива от так называемых баллад убийства: очаровательных листочков с незамысловатым текстом и примерной иллюстрацией.Collapse )

Как всегда у Уорсли, увлекательно, убедительно и на редкость скрупулёзно. Единственно, на ночь лучше не читать. Криппены всякие...

(no subject)

Прекрасный отзыв о сообществе одной из наших участниц, перепост с позволения авторки.
Очень радостно получать такие отзывы, значит, сообщество работает так, как было задумано - нашими общими усилиями!

"Благодаря карантину и ситуации вообще, 2020 получился рекордным за последние 10 лет по прочитанным книгам. Но еще в этом году я провела важный эксперимент в рамках #choosewomen.
Раньше я особо не задумывалась о гендерной принадлежности писателей, но в 2015 году я открыла для себя Fem-Books и поняла, что женская литература – это не только Джейн Остин и Шарлотта Бронте и не только сладкие любовные романы в мягкой обложке. Я узнала о множестве книг, написанных женщинами, разных тем и жанров, о множестве современных и интересных писательниц.
Я начала выбирать книги женского авторства и отдавать авторкам предпочтение. Но я выбирала интуитивно, без учета и без статистики. Мне казалось, что авторки – абсолютное большинство в моей читательской истории, что я читаю преимущественно женщин. Я этому радовалась. Но я ошибалась.
В конце 2019 года я решила сделать статистический срез – он на картинке. Я была шокирована этими результатами. Я попала в стандартную ловушку патриархального когнитивного искажения, когда преимущественно женским считается множество, где женщин 30%. У меня в читательских итогах их было больше 50%, но даже не 60%. Т.е., читая половину книг от женщин, я воспринимала это, как «я читаю практически одних женщин».
И поэтому в 2020 я поставила себе целью прочитать не менее 70%, написанных писательницами. Я тщательно выбирала книги, я вела покнижную статистику и каждый месяц просчитывала проценты. В мою квоту мужчин попали два любимых писателя и три случайных, и я все равно старалась не выбирать мужскую книгу, пока процент авторок по текущему результату был меньше 70.
В результате такого выбора не только в 2020, но и во всех предыдущих годах, когда я старалась выбирать книги женщин для чтения, я поняла, что гораздо больше люблю читать писательниц. Мне сложнее воспринимать явный сексизм и мизогинию, которая у писателей сидит на подкорке. Мне трудно не видеть потуги мужчины пытаться думать и говорить за женщин, потому что это получается у них фальшиво и неправдоподобно. Мне неприятно повествование от лица мужчины как универсального человека, где женщина как исключение вынесена за скобки.
Книги писательниц, напротив, полнее и системнее, их взгляд более всеобъемлющ. И да, женщины могут представить и выразить в тексте взгляд, мысли, действия, тревоги и чаяния человека любого пола. Из-за патриархального устройства мира, где женщина должна уметь знать мужчину лучше, чем себя, мимикрировать, приспосабливаться, где стокгольмский синдром женской гендерной социализации – норма, она может создать героя такого же живого, яркого и правдоподобного, каким он был бы в реальной жизни. И уж тем более – героиню.
Не скажу, что не было или нет книг, которые не понравились, которые я посчитала откровенно плохими. Они были. Хороших писательниц гораздо меньше, чем посредственных, и книг хороших гораздо меньше, чем тех, которые так себе. Но это справедливо в отношении любого множества. В конце концов, хороших писателей тоже гораздо меньше, чем посредственных.
Что дальше? Во-первых, надеюсь, мне повезет в следующем году прочитать много ярких и интересных книг, которые мне понравятся. Во-вторых, я продолжу выбирать женщин и отдавать им предпочтение. В-третьих, буду рада книжным рекомендациям 😉"