September 10th, 2020

кот

Книги об узницах нацизма

В нашем сообществе пока нет рубрики «скандалы, интриги, расследования», а между тем, наверное, уже пора. Книжный мир только кажется тихим и спокойным, страсти кипят. Недавно я рассказывала о «Татуировщике из Освенцима» австралийской писательницы Хезер Моррис [Heather Morris], современном бестселлере, переведённом на сорок семь языков и готовящемся к экранизации. У бестселлера есть продолжение под названием «Дорога из Освенцима» [Cilka's Journey], о судьбе одной из заключённых, Цильки Кляйн, попавшей из Аушвица в советский лагерь за связь с высокопоставленным эсэсовцем.

Вообще открытая связь оберштурмфюрера с «расово неполноценной» еврейкой выглядит недостоверно. На это указывали профессиональные историки, исследователи Катастрофы. К осуждению в адрес Моррис присодинился и Георг Ковач, пасынок покойной Цецилии Ковачовой, ставшей прототипом Кляйн. В письме, которое он направил американским издателям Моррис, звучит неподдельное возмущение. Всё-таки роман, хоть и произведение художественное, создан на основе мемуарных свидетельств. Это особо подчёркнуто в предисловии. И тем не менее на Цецилию, вполне реальную женщину, возводятся какие-то несусветные поклёпы, в частности, сожительство с эсэсовцами и расхищение в советском лагерном лазарете жизненно важных лекарств. В общем, идёт суд, и если Ковач его выиграет, десять процентов суммы, взысканной за моральный и репутационный ущерб, будут пожертвованы в российский фонд «Мемориал».

Всё это наводит на мысли, что по такому вопросу лучше ориентироваться не на художественную литературу, а на реальную мемуаристику, которой сейчас издаётся немало. Collapse )

куколка

Мария Гинзбург «Сбежать с Луны»



Всплыло тут в беседе. Всячески рекомендуется, говорят, в сообществе самореклама участниц, да можно не просто ссылкой в комментариях, а прям отдельным постом ;). Окей.

«Сбежать с Луны»
Аннотация:
«Сразиться с адской гончей или некромантским пупсом, но только чтобы непременно победить? Теперь это возможно! А если промахнешься - страховочная капсула всегда перенесет тебя в безопасный мертвятник. В правила этой игры смерть не входит, и это гарантирует мощный суперкомпьютер, ведущий игру. Но иногда и компьютеры сходят с ума, и отказывает самая надежная страховка. Гертруда Кортасар - именно та, кто вложил боевую начинку в мозги биомеханических кукол, принадлежащих компании "Дримуорлд". Герду отправляют на Луну расследовать причину бунта машин вместе с отрядом спейс-рейнджеров. Но в тени Князя Мертвых, бигбосса Айсштайльханга, скрывается кто-то гораздо более разумный и жестокий, чем биомеханическая кукла...»

Этот геймлит (ну или реалРПГ, тут ещё терминология не устоялась, написано лет десять назад, когда ещё и слов таких не было). Вторая часть в цикле «Икар не у дел», но спокойно можно считать в отрыве от первой. Платно, 100 рублей подписка; в процессе чтения ознакомительного фрагмента можно решить, стоит ли оно того. Весьма приветствуются отзывы, если у вас есть аккаунт на АТ - добавив к себе в библиотеку или лайкнув, вы просто прольёте бальзам на сердце авторки ;)
кот

Четверг - стихотворение: Иоланта Стефко

Стихи из книги «На ничьей стороне» [Po stronie niczyjej, 1998]

Девочка со спичками

Девочка со Спичками искала
искала долго
Искала что она могла бы
поджечь. Не поджечь ли стог сена
сено легко горит
пусть голодают коровы она не любила
коров.

Не поджечь ли ей у людей дом
маленький дом чужих людей все
люди чужие.

Не поджечь ли ей лес большой как
её страх она боялась давно
боялась всегда боялась
пусть сгорит лес пусть
сгорят его злые обитатели пусть сгорят
четвероногие двуногие безногие пусть сгорят
жуки и золотые пчелы
пусть сгорит лес злой лес
ЗЛОЙ КАК ЦЕЛЫЙ МИР

И тогда она подожгла мир
И мир сгорел
И не было мира злого мира

Она сосчитала спички (что бы ещё
сжечь)
(не сжечь ли
себя)
(сжечь)

Collapse )

На ничьей стороне

Я не на их стороне.
Я не на моей стороне.
Я
на ничьей стороне.

Перевод Н. Астафьевой

Иоланта Стефко [Jolanta Stefko] родилась в деревне Липова на юге Польши. По образованию она техник-строитель. Поэтесса училась на филфаке краковского Ягеллонского университета, но защищать диплом не стала: вернулась на родину, в деревню, где и живёт по сей день. В 2001 году по рекомендации Станислава Лема Стефко получила премию Фонда польской культуры. Сейчас на её счету два романа:  «Возможные сны» [Możliwe sny] и «Дьяблак» [Diablak], а также шесть книг стихов. Последняя,  «Полкниги про пса, полкниги про кота» [Po stronie niczyjej, 1998], посвящена  «псу, якобы похожему на лисицу, и коту, так называемому белому чудовищу».