July 27th, 2020

Дженнифер Броуди, трилогия "Ковчег"



"— Элианна, ты знаешь о Конце?
— Разумеется, все о нем знают, — отвечает Элианна, удивившись вопросу. Она всю жизнь жила, ощущая угрозу своему миру. О Конце известно всем ее сверстникам.
— Что именно тебе известно?
Она смотрит на отца, но тот не вмешивается. Только слушает, наблюдает.
— Это оружие, мощнее которого на Земле просто нет.
— Ты про Машину судного дня? Да… Так назвали ее наши военные. По–моему, важно помнить правду о таких вещах, согласна?
Элианна кивает. Что еще тут сказать?
— Так получилось, что наша нация первой обзавелась ею. Правда, нашему примеру последовали и остальные. — Встревожившись, профессор стареет лет на десять. — Хотя это значения не имеет. Важно лишь то, какие последствия ждут нас, если машину запустят. Ты о них знаешь?
— Мир исчезнет с лица земли.
— Тут ты права лишь отчасти, — не без тепла замечает профессор. — Последствия таковы, что поверхность нашей планеты станет необитаемой минимум на тысячу лет.
Элианна опускает глаза:
— Такое даже вообразить страшно…
— Но и забывать об этом нельзя. Если… хотим спастись.
От страха глаза у Элианны округляются.
— Думаете, Конец… правда может наступить?
— Не просто думаю, я знаю, — говорит профессор. — Я произвел вычисления, приняв во внимание — среди прочих величин — генетическую предрасположенность человека к жестокости, наши ошибки, теорию хаоса, и выяснил: вероятность Конца не так уж и мала.
— Если вы правы, то надежды нет.
Он улыбается, улыбается очень по–доброму.
— Надежда есть всегда, моя дорогая. Не забывай об этом.
[Spoiler (click to open)]
— Но… откуда? — потрясенно спрашивает Элианна.
— Оттуда же, откуда и все наши беды: от ума. — Дивинус оглаживает бороду. — Я создал проект под названием «Ковчег». Он совершенно секретный, но твой отец заверил меня, что тебе можно доверять.
Элианна нерешительно смотрит на отца, который по–прежнему молча сидит за столом, наблюдая за ходом беседы. Тогда Элианна расправляет плечи, словно готовясь принять на них тяжкое бремя.
— Отец… не ошибся на мой счет.
— Да, я, собственно, так и думал, — с блеском в глазах говорит профессор. — Цель проекта «Ковчег» — сохранить жизнь на планете Земля, сберечь знания нашей цивилизации, если наступит Конец. С помощью моих названых братьев и сестер я соорудил подземное убежище, Первый ковчег.
— Первый ковчег?.. Что это?
— Хранилище.
— И что в нем?
— Все, вся совокупность жизни.
— Как такое возможно?
— Мы вот уже два десятка лет собирали и сортировали добытые человечеством знания, сохраняя их в памяти суперкомпьютера. Одновременно профессора биологии замораживали ростки и эмбрионы всех известных видов растений и животных, так чтобы спустя столетия их можно было бы оживить нажатием кнопки.
Элианна пытается осознать услышанное, втиснуть его в собственные представления о мире.
— Если есть Первый ковчег, то, значит, есть и другие?
Профессор доволен ходом ее мысли.
— Если быть точным, то еще двенадцать. Только это уже не хранилища, а колонии, построенные на базе существующих исследовательских комплексов и переделанные так, чтобы поддерживать жизнь. Пять из них глубоко под землей, еще три — в космосе, включая марсианскую колонию, и еще четыре — в океанских разломах. Они так разбросаны потому, что нам неизвестно, какие условия лучше подходят для долгосрочного выживания.
— Тринадцать ковчегов, — задумчиво произносит Элианна. — Сколько людей вы можете спасти?
На лицо профессора ложится тень. «Тень вины», — догадывается Элианна.
— Пространство ограничено, а позаботиться надо обо всем мире. И хотя отбор мы производили очень тщательно, всех спасти не удастся. Однако это подводит нас к тому, зачем мы, собственно, встретились сегодня, здесь и сейчас."


В каждом Ковчеге был собственный Маяк, который должен был помочь вернуться на поверхность планеты и возродить на ней жизнь. Маяк передавался от одного носителя к другому из поколения в поколение - по крайней мере, так было задумано... Элианна стала первой носительницей Маяка в Тринадцатом ковчеге, одном из расположенных на дне океана. А на исходе тысячелетия после Конца носительницей в том же ковчеге стала Майра Джексон, 16-летняя инженерка:
"Вообще, дети в колонии подавали заявки в ученики на ту или иную профессию не раньше чем в шестнадцать лет, оставив Академию позади. Но раз Майру вышвырнули из нее два года назад (о Суде она предпочитала не думать), пришлось сразу идти в папин цех. Ей нравилось решать задачки, следить за подвижными частями механизмов, нравились гарь, ржавчина и масло, что вечно въедались в волосы и кожу под ногтями. Нравилось, как лежит в руке разводной ключ и то чувство, когда отремонтируешь что–нибудь жизненно важное. Так она знала, что занята делом и помогает крохотному миру колонии существовать, работать без перебоев, тогда как в Академии Морского Оракула она никак не могла понять, какое отношение имеют к реальной жизни те знания, которые им давали. Ей по душе была профессия инженера с ее точностью и определенностью."

Во Втором ковчеге, который был космической станцией, примерно в одно время с Майрой носителем стал ее ровесник Аэро Райт:
"На секунду Аэро забыл обо всем, глядя на красоту за бортом: звездная россыпь на фоне полной черноты космоса. Ее и чернотой–то нельзя было назвать, хотя это было ближайшее по смыслу определение бездны, лишенной вообще всякого цвета. С видом на такой пейзаж Аэро и жил, закупоренный внутри корабля, лишь изредка спускаясь на поверхность какой–нибудь планеты или луны. Каждый новый мир неизменно оказывался по–своему враждебен и ядовит, так что Аэро уяснил: вселенная пуста и одинока. И, насколько он знал, их колония единственная пережила тысячелетнее изгнание. Эта мысль ужасала.
Когда пришел Конец, космические ковчеги утратили связь с ковчегами на Земле, заранее этого предвидеть не сумели. А другие две внеземные колонии — Третий и Четвертый ковчеги — погибли безвременно. Третий — закрытый город на поверхности Марса — продержался ровно сто пятьдесят семь лет. Смерть вызвала утечка воздуха, хотя колонисты и сами давно уже катились под гору, став на путь самоуничтожения. К тому времени, как Второй ковчег пришел на помощь, большая часть колонистов задохнулась. Спасти удалось только восемьдесят шесть человек."
Майре Джексон и ее друзьям удалось найти Седьмой ковчег, расположенный под землей - история его, пожалуй, наиболее причудлива:
"Чем дальше заходили ребята, тем чаще им попадались знаки, предупреждающие о радиации. Казалось, они развешаны без всякой системы, где-то и вовсе крепились по нескольку штук разом. Вскоре их стало так много, что Майра перестала обращать на них внимание, а потом ребята наткнулись на граффити: изображение человечков на стенах. Майра, подсвечивая себе фонариком, принялась изучать их, пытаясь понять смысл послания. Похоже, эти рисунки рассказывали жуткую историю.
Человечки вдыхают отравленный воздух. Умирают сотнями. Наступает вечная Темнота. Тела погибших сбрасывают в бездонные колодцы. Люди мутируют и разбиваются на враждующие племена…
Каждая следующая сцена пугала сильнее предыдущей. Люди превращались в дикарей. Надпись под последним изображением гласила:
ПАДЕНИЕ АГАРТХИ
На рисунке гигантским костром пылал огромный город. Из окон выбрасывались объятые пламенем люди. Снегом сыпался на мостовые пепел. Больше картинок не было, только неровная надпись бурой краской:
ВОСХОЖДЕНИЕ СИЛОВ
Майра провела рукой по надписи: краска осыпалась хлопьями. Майра попробовала кусочек – он имел металлический привкус. По спине ее пробежал озноб. Послание оставили кровью?
– Что это значит? – нервно выпалила Пейдж. Взглядом провела по рисункам, пытаясь уловить их смысл. – Это так… ужасно.
Возиус подошел к стене и провел по ней ладонью, осмотрел роспись.
– Думаю, это их история. Смотрите сюда… в огне, похоже, они утратили бумагу, книги и письменные принадлежности и смогли записать хроники только так.
Калеб указал на надпись:
– Что такое Агартха?
Возиус присмотрелся к картине:
– Полагаю, это название… может быть, даже вот этого города.
– Город Агартха, – повторила Майра, и свет фонарика слабо замерцал. Реальность обрушилась на нее всем своим весом."

И в Седьмом ковчеге тоже нашлась носительница по имени Ищунья.

Вместе Майра, Аэро и Ищунья должны отыскать Первый ковчег, чтобы возродить жизнь на Земле, а также им предстоит справиться с совершенно неожиданной угрозой, которую даже основатели проекта "Ковчег" предусмотреть не смогли...


Трилогия Дженнифер Броуди - постапокалиптическая фантастика для подростков, пожалуй, слегка наивная, но вполне увлекательная.

Книги на русском


Аннотацию первой книги - "Тринадцатый ковчег" когда-то постили в сообществе
кот

Как танцуют клок-данс?

Я всегда считала добрым знаком, если человек любит кошек. Это говорит о том, что он не стремится всем управлять.

Итак, передо мной двадцать второй из двадцати трёх романов Энн Тайлер [Anne Tyler] (двадцать третий, Redhead by the Side of the Road, вышел в начале апреля этого года), уже девятый в моей читательской практике. Место действия, как водится, Балтимор, любимый город писательницы. Центральная героиня, как обычно, женщина. Уилла уже немолода, ей шестьдесят с небольшим. Она рано овдовела, сейчас замужем вторым браком. Сыновья от первого мужа отдалились, живут своей жизнью. И вот в одно прекрасное или совсем не прекрасное, это уж как посмотреть, утро раздаётся телефонный звонок...



Я тут просто с ума схожу, ей-богу. Жду вас не дождусь. Я, Шерил и Аэроплан прижались носами к оконному стеклу и глядим на дорогу.

Уилла едва-то помнит Шерил, дочь бывшей жены старшего сына (какие сложные эти современные системы родства), представить себе не может, кто таков Аэроплан, а свою собеседницу вообще впервые в жизни слышит. Но невидимые колёсики уже закрутились...

Collapse )