June 15th, 2020

Женщины-философы: Констанс Джонс


Портрет работы Джона Лавери
Статью о Констанс Джонс для сборника "A History of Women Philosophers: Contemporary Women Philosophers, 1900 - Today" написали Мэри Эллен Уэйт и Саманта Сисеро.
Эмили Элизабет Констанс Джонс (19 февраля 1848 – 9 апреля 1922) была старшей из десяти детей в британской дворянской семье. Родилась она в Уэльсе, в 1861-1864 годах жила в Южной Африке, в 30 милях от Кейптауна. Изучала немецкий и французский, интересовалась литературой, музыкой и математикой. Когда семья вернулась в Британию, Констанс отдали в пансион в Челтнеме, где она проучилась около года. На этом образование девицы считалось законченным, следующие годы Констанс Джонс провела дома - замуж она не вышла. Друг ее брата, учившийся в Кембридже, принес ей «Учебник политической экономии» Фосетта, затем она одолжила у его матери "Логику" Милля... Чтение привело ее к решению продолжить образование. Тетушка со стороны отца предложила оплатить ее учебу в Гёртон-колледже, первом женском колледже Кембриджа. Она поступила туда в 1875 году. Однако, тетя не всегда могла вовремя платить за учебу, так что Констанс Джонс пришлось пропустить несколько семестров. Хотя ее собственные родители были людьми состоятельными, платить за учебу дочери они не собирались - им было важнее дать образование сыновьям.
Ее преподавателями в Кембридже были Генри Сиджвик, Джеймс Уорд и Джон Невилл Кейнс. По рекомендации Уорда и Сиджвика ей предложили закончить перевод с немецкого "Микрокосма" Германа Лотце - Элизабет Гамильтон, которая начала работу, внезапно умерла. Констанс Джонс взялась за этот перевод и успешно его завершила, он был очень популярен и неоднократно переиздавался, и на ее профессиональную репутацию это повлияло положительно.
В 1880 году она выпустилась, а четыре года спустя ее пригласили в Гёртон преподавать логику. Свои заметки для лекций она оформила в 1905 году в учебник для начинающих - "Primer of Logic". А ее основные научные интересы лежали в области аналитической философии (хотя тогда это еще так не называлось). Особенно ее интересовали категорические высказывания (categorical propositions) - высказывания, в которых утверждается или отрицается наличие какого-либо признака у всех или некоторых предметов рассматриваемого класса (А есть В). Ее взгляды развивались на протяжение 1880-х годов в различных публикациях и были оформлены в книге "Основы логики как науки о высказываниях" ("Elements of Logic as a Science of Propositions"), 1890.

Самую важную и оригинальную идею Констанс Джонс "позаимствовал" Бертран Рассел и выдал за собственную, не сославшись на нее. Рассел был студентом в Кембридже, когда Джонс там преподавала и как раз в те годы, когда выходили ее тексты на эту тему. А предложила она, ни много ни мало, заменить один из трех основных общелогических принципов и переформулировать другой.
Collapse )
кот

Скрипка, деньги и «Титаник»

– Я даже не знаю, как назвать музыку, которую мы исполняем. Классика? Нью-эйдж? Саундтрек к «Титанику»?
– Я называю это «клоп», – отвечает Дебби. – Классика плюс поп. Людям нравится такая музыка, она на слуху, как поп, и при этом солидная, как классика. Они готовы слушать ее с утра до вечера. В рейтинге клоп-музыки у Композитора все первые места.


Джессика Чиччехитто Хайндман [Jessica Chiccehitto Hindman, в переводе ошибочно: Чиккетто], молодая выпускница престижного колледжа, переживает не лучшие времена. Работу по специальности никак не найти, деньги на исходе, обстановка накаляется. По счастливой случайности, она, не профессиональная скрипачка, удачно проходит прослушивание в турне со знаменитым Композитором. Композитора по имени не называют, хотя у некоторых читателей есть подозрение, что речь идёт о Тиме Джанисе. Ну, знаете эти диски: «Кельтское сердце», «Рождественский подарок», «Прекрасная Америка»... Ненавязчивые, почти фоновые мелодии, лишённые диссонансов, не запоминающиеся, текущие и текущие мимо, как вода. Ведь кто-то же их пишет? И ещё какую карьеру на них делает, хоть сам три аккорда правильно не возьмёт и знаменитое бетховенское та-та-та-там, судьба стучится в дверь, не опознает. Худшие подозрения Джессики оправдываются. Выступать ей предстоит под фанеру.



– Знаешь, чего не хватает в этой книге?
Collapse )