April 13th, 2020

кот

Добрые Соседи и недобрые соседи: о романе Ханны Кент "Тёмная вода"

Ченджлинги. Шифра. Вехзелькиндер. Вайдокасы. Огбанье. Абику. Подменыши или обменыши. Издавна ходили легенды об обмене детьми между миром людей и миром не-людей. Существа таинственного мира похищали или заманивали человеческих детёнышей, в обмен оставляя своих отвратительных отпрысков или заколдованные поленья, кости, камни. Подменный ребёнок не рос, отличался глупостью и злобой или наоборот, чрезвычайным умом, но опять-таки злобой и жестокостью. Мало существовало способов вернуть человеческое дитя домой. Считалось возможным всячески мучить подменыша, чтобы сверхъестественные родители усовестились и сами совершили обратный обмен.



На острове Ирландия вера в подменышей была довольно распространена, Collapse )

[Осторожно, спойлер!]Тех, кто не боится спойлеров, спешу заверить, что процесс закончится оправданием, невольные убийцы будут отпущены. Хотя, конечно, когда Нора, спотыкаясь, торопится домой из застенка, потому что дома будет ждать внучок, здоровый и невредимый, Нэнс же обещала. А дома никто не ждёт... уж лучше виселица с определённой точки зрения. Нэнс Роух, бродяга, счастливее крестьянки Норы, привязанной к земле. Везде, где течёт вода и растут травы, её будет встречать шёпот духов и благословения Добрых соседей.

Женщина рассказала, что оставляла девочку на перекрестке дорог, чтоб вызволить дочь от неведомых. Держать её над огнём, правда, духу не хватило — ведь так похожа на родное дитя. Но к столбу, дескать, привязывала, — так девчонка ухитрилась распутать веревку и явилась обратно в дом. И в постель плюхнулась на место родной их дочери. Муж женщины уверял, что подмёныша надо побить и на лбу ей крест горящей головней выжечь. Фэйри, мол, напугаются и заберут свое отродье, а родную дочь вернут.
Нэнс велела женщине семь раз прийти к ней с подмёнышем. На добрых соседей, кроме силы огня, есть ещё управа — сила их волшебных трав.
Семь утр лусмора, сильной травы. Собранную на рассвете наперстянку Нэнс давала подменышу: три капли сока из листьев — на язык, три — в ухо. Когда пульс у детеныша фэйри замедлялся и делалось понятно, что снадобье прошло в кровь, она вместе с матерью качала дитя над порогом избушки — туда-сюда, произнося слова, которые Нэнс много лет назад слышала от Мэгги:
«Если ты из фэйри — прочь!»
Семь дней она усердно потчевала бесёныша наперстянкой. Семь дней замирало сердце подмёныша. Семь дней девочку прошибало холодным потом.
— Мучается она? — спрашивала мать.
— Она не желает возвращаться к своим.
На следующий день после седьмого обряда женщина появилась одна. Лицо её сияло. «Она говорит! Говорит!»