February 14th, 2020

«XX век глазами женщин Узбекистана»


"В московском издательстве «Наталис» вышла книга «XX век глазами женщин Узбекистана», составленная из устных рассказов, писем и дневниковых записей пятнадцати женщин, повествующих о своей жизни и судьбе. Их воспоминания охватывают более чем 80-летний период - от первых послереволюционных годов до наших дней. Открыв эту книгу, вскоре обнаруживаешь, что через все эти бесхитростные истории вдруг непосредственным образом начинает проступать портрет грозного XX века, отраженный женским взглядом, женским сознанием."
На сайте fergana.ru выложено интервью с составительницей, Марфуа Тохтаходжаевой, и фрагменты из книги.

«В 1926 году весной, когда начались аресты участников Кокандской автономии, был арестован и мой отец, который тогда бежал в Туркестан. Он был арестован в поезде сотрудниками ГПУ и привезен в Ташкент, где оказался в тюрьме. Бабушка, мама, сестры и я остались одни. Два раза в неделю мы носили в тюрьму продукты для него. Мы все были озабочены судьбой отца. У ворот мы по очереди часами ждали, пока от нас примут передачу. Продукты и одежда просматривались чекистами, но как бы они ни были бдительны, нам удавалось передать в широких швах одежды папиросы и записки, написанные мелким почерком.
Камера, где содержали отца, находилась в полуподвале, окно которого частично выходило на улицу. Здесь прохаживался часовой с ружьем, но нам удавалось, когда он шел в противоположную сторону, подойти к окну. Мы не могли видеть отца, но могли слышать его голос и успевали поговорить с ним. В камере отца сидел еще один узник – Шахобиддин-ишан, сын известного суфийского наставника. Он оказался в заключении за попытку незаконно перейти турецкую границу где-то на Кавказе. Как только я подбегала к окну, я слышала его звучный голос. Как-то он сказал: «Слепой только один раз теряет свой посох».
Только через год я поняла значение этой поговорки. После освобождения он совершил успешный побег из страны».
Из рассказа Зарифы Саидносыровой. 1920-е годы
* * *
«Вместе с братом по утрам мы разносили молоко, было мне тогда лет семь. Мы шли мимо учреждений, к которым приходили бедняки и ждали их открытия. Однажды я увидела, как милиционеры и другие люди без формы баграми собирали умерших от холода, а может быть, и от голода. Одного как сейчас вижу: совсем молодой, в чапане в заплатах застыл с открытыми глазами, прислонившись к стене. Лицо светлое, и волосы светлые, и глаза светлые и узкие, а руки сжатые. Наверное, казах. Уже взрослой я слышала, что в Казахстане, когда у людей забрали скот, был такой страшный голод. И люди пешком шли в Ташкент, чтобы власть помогла и дала хлеб. Я сначала даже не поняла, что он мёртв. Увидела, как милиционер тронул его багром, и он упал. Я закричала так громко, что брат бросил ведро. Даже не помню, как он привел меня домой.
Дома долго не могла прийти в себя. Жалко – не то слово, которым можно назвать щемящее чувство, которое я тогда испытала, словно родного потеряла. Это была первая смерть, и страшная смерть, которую я видела, страшная, потому что несправедливая. Почему такой молодой в чужом городе, одинокий и брошенный? Смерти отца я не помню, была слишком маленькая, а этот неоплаканный родными человек у меня перед глазами».
Страницы дневника Махсуды М. 1920-е годы
Collapse )
кот

Книга о сердце и о любви с первого взгляда. К сердцу

В день святого Валентина, когда всё вокруг украшено сердцами, сердечками и сердчищами, хочется рассказать об очень интересной книге, посвящённой человеческому сердцу.

Никки Стамп [Nikki Stamp] пришла в медицину сравнительно поздно. Детское увлечение анатомией и физиологией привело даже к тревоге библиотекарши, известившей отца с матерью:
– Ваша дочь читает книги не по возрасту!  –
но уступило место стремлению к музыке и театру. Как нередко бывает в таких случаях, родители волновались, предлагали не искушать судьбу да идти на бухгалтерские курсы. Но судьба распорядилась иначе. Я не верю в судьбу, Перед самыми выпускными экзаменами Никки заболела и попала в больницу. Оказывается, иногда, чтобы захотеть идти в медицину, достаточно побыть в роли пациентки! В кардиохирургию она тоже пришла случайно: практика в "сердечном" отделении потребовалась в обмен, чтобы иметь возможность работать в костной хирургии, о которой, собственно, были все мечты на тот момент.       




Но случилось так, что там я встретилась с сердцем – это была любовь с первого взгляда, и я осталась в кардиохирургии насовсем.</div>На сегодняшний день доктор Никки Стамп  – работает кардиоторакальным хирургом в Австралии. Её книга "(Не) умереть от разбитого сердца" [Can You Die of a Broken Heart?] (Murdoch Books, 2018) переведена на семь языков, в том числе вышла и на русском, в серии "Научпоп для всех": ( АСТ, 2020). Каков образ врача-хирурга в массовом сознании? Весёлый циник-поговорочник или, наоборот, циник угрюмый. В Стамп то прельщает, что она влюблена в свою профессию и в сердце и не стесняется о том говорить.

Название серии вас не обманет, "(Не) умереть от разбитого сердца" настоящий научпоп для всех, в наилучшем смысле этого слова. Коротко и ясно об анатомии грудной клетки и собственно сердца, большом и малом кругах кровообращения, сердцебиении. И конечно, говоря о сердце, нельзя умолчать и о сердечных страданиях. Самые распространённые из них – инфаркт миокарда и стенокардия.

Collapse )

Сайт (англ.): http://www.drnikkistamp.com/