January 18th, 2020

Удивительное путешествие Сельмы Лагерлеф с Софией Элькан



Перевела Rina Gonzalez Gallego
СЕЛЬМА И СОФИЯ
Более века назад шведские писательницы Сельма Лагерлеф и София Элькан вдвоем посетили Иерусалим. Обеим было хорошо за сорок. Они уже давно путешествовали по Ближнему Востоку, заглянули в Египет, но Иерусалим оказался главной остановкой. Они провели в Иерусалиме долгое время и эти воспоминания легли в основу ее романа "Иерусалим", который она написала после возвращения в Швецию. В том числе за эту книгу она получила в 1909 году Нобелевскую премию по литературе.
Лагерлеф родилась на семейной ферме Марбака на юго-западе Швеции. В три года она заболела полиомелитом, ноги отказали. Потом функции частично восстановились, но всю оставшуюся жизнь Сельма хромала. За ней ухаживала бабушка, а обучали девочку на дому частные репетиторы. Волшебные сказки бабушки и северные легенды которые рассказывали батраки вдохновили ее последующее творчество. В своей речи Нобелевской комитету Сельма вспоминала этих людей с благодарностью.
Когда Сельме было двадцать лет, умер ее отец, оставив после себя кучу долгов, за уплату которых ферму и продали. Сельма уехала в Стокгольм и выучилась на учительницу. Устроилась в школу преподавать и время от времени публиковала в журналах свои стихи. Получила премию за свои стихи и решила полностью посвятить себя литературе. Дела пошли хорошо, книги были на расхват, но от одиночества это не спасало.
София Элькан (урожденная Соломон) родилась в богатой и образованной семье еврейских иммигрантов из Германии в Швецию. С детства отличалась энергичностью и светлой головой. Вышла замуж за своего кузена Натана Элькана и родила дочь Кирстен. Натан и Кирстен умерли за двое суток – сначала он, потом она, а вскоре скончался отец Софии. Всю оставшуюся жизнь она одевалась в черное. Чтобы хоть как-то прокормиться занялась литературным творчеством и переводами.
Когда Лагерлеф и Элькан познакомились в 1894-ом году, они довольно быстро друг друга полюбили. Обе были умные, успешные, любознательные, талантливые и независимые. София Элькан уже успела поездить по Европе. В 1895 они вдвоем отправились в Италию. Поездив по Европе, они отправились на Ближний Восток. На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков они оказались в Палестине.
ИЕРУСАЛИМ
Collapse )
гейша

М. Г. Ракитина, "Жизнь на женской половине царского дворца в XVI–XVII веках"

Книга из музейного магазинчика. О том, где ее можно купить - по ссылке внизу.
-----------------------------------



Книга посвящена жизни цариц и царевен в XVI–XVII веках, их повседневным заботам, а также торжественным приемам и выездам, в которых они участвовали. В качестве иллюстраций использованы произведения русских и зарубежных мастеров из собрания Музеев Московского Кремля, в том числе миниатюры из уникальных рукописных книг. Книга предназначена для семейного чтения и адресована широкому кругу читателей.

Источник: https://www.kreml.ru/shop/item.nauchnye-sborniki-i-monografiinauchnye-publikatsii/zhizn-na-zhenskoy-polovine-tsarskogo-dvortsa-v-xvixvii-vekakh/
гейша

Н. Соломадина, "Папа Римский, Слон индийский, Рафаэль Урбинский"

Уважаемые модераторки, не нашла тега "искусство", только "мир искусства". Я надеюсь, имеется в виду не только одноименное объединение художников.
-------------------------------------------



Аннотация к книге:

Художник Рафаэль Санти (1483-1520) прославился ещё при жизни. Богатейшие люди Италии мечтали заказать Рафаэлю портрет. Но однажды папа Римский попросил прославленного живописца нарисовать слона. То, что слон действительно жил в Ватикане, подтвердилось раскопками археологов лишь в середине ХХ века. Как же слон оказался в Италии и почему самый великий живописец рисовал его портрет, расскажет наша книга.

Почитать отзывы и посмотреть иллюстрации можно здесь: https://www.labirint.ru/books/557641/
кот

Татьяна, Мария, Александра

Дочери ему сильно преданы, хлопочут и стараются, делают ему в услугу, что только могут вздумать, исповедуют «вегетарианство», «удаление от брака» (а lа «Крейцерова соната»), что совсем у них и не в натуре, хлопочут о самоусовершенствовании, о душе, о надобности жить «по-божески», и все это лишь чужой кафтан и жилет, надетый для маскарада. Не будь их отца, никогда ничего подобного им и в голову бы не пришло, и вели бы они точь-в-точь такую жизнь, как все российские барышни, московские, петербургские и провинциальные. Говорить с ними – не стоит, просто скучно, как с большинством всех их бесчисленных товарок по всему лицу нашего широкого отечества. Но все они парни хорошие (то есть дочери-то!), умеют все делать, что хочешь, и дрова рубить, и шить, и штопать, и лошадь запрягать, и телегой править, и шить, и кроить, и перевязки ставить, и на гитаре или мандолине играть, и множество всякого другого. У одной Татьяны я насчитал ей прямо в глаза 22 разных уменья. Но ни к каким искусствам они неприкосновенны, и поэзия летает от них очень далеко, искусство — тоже. Зато они все — секретари у отца, помощницы и исполнительницы, встают в шесть и семь часов утра, когда нужно, чтобы написать или переписать просто на бумаге или на ремингтоне, что ему требуется, и это без всякого напоминания или понукания. Значит, это все-таки прекрасные, отличные девчата, обожают отца, на него не надышатся, с ним и скачут верхом по полям или мечут мячики в лаун-теннис, но никакого разговора с ним поддерживать — не в состоянии! Я много раз видал, что он к ним обращается, подставляет им оказию: «Да ну же, да ну же, матушка, говори, толкуй, спорь!» — видно, он всё надеется, только никогда ничего не выходит, и приходится сводить разговор на любимые у всего дома шахматы, шашки, хальму, что сделано, что надо сделать, куда съездить, кого повидать… Но с сыновьями — в миллион раз хуже. Те уже и столько-то не годятся. — этот отрывок из письма В.В. Стасова часто цитируют, вспоминая о дочерях Льва Толстого. Поэтому нельзя не приветствовать выход большой и подробной биографии, где Надежда Генадьевна Михновец ставит Татьяну, Марию и Александру Толстых в центр повествования и развенчивает взгляд на них как на служебных персонажей в жизнеописании гения. Книга так и называется: "Три дочери Льва Толстого".



На втором фото слева направо – Александра Львовна, Татьяна Львовна, Софья Андреевна, Мария Львовна.

Collapse )