December 31st, 2019

"Дневник фавел" Каролины Марии ди Жесус


Каролина Мария ди Жесус (14 марта 1914 – 13 февраля 1977) – бразильская писательница, авторка знаменитого дневника «Каморка под слом».

Когда-то писала о ней в сообществе
кот

С Новым 2020 годом!

Сообщество fem_books поздравляет уважаемых участниц с праздником и желает сил, здоровья
и хорошего чтения.

Ёлка в характерном оформлении найдена на сайте digbooks.net. Вот у меня где-то так и выглядит...

Из монографии Е. Душечкиной "Русская ёлка: История, мифология, литература" [СПб, Норинт, 2002] мы с удивлением узнаём, что ёлка на просторах Российской империи до середины девятнадцатого столетия вызывала ассоциации, которые трудно назвать праздничными. Хотя кому как: еловыми ветвями традиционно украшался вход в питейное заведение. Поэтому кабак и назывался Иван Ёлкин, а вовсе не по имени мифического основателя кабацкого дела. Красивые ветви хвойных деревьев использовались и в свадебной обрядности.  Например, в Тверской губернии, когда девушки шли к невесте на девичник, они несли перед собой украшенную еловую ветку, которая называлась девичья краса.  Но праздничная рождественская ёлка была принадлежностью немецких и голландских иммигрантов.  Александра Ишимова в 1842 году писала:

Теперь во многих домах русских принят обычай немецкий: накануне праздника, тихонько от детей, приготовляют ёлку: это значит: украшают это вечнозелёное деревцо как только возможно лучше, цветами и лентами, навешивают на ветки грецкие вызолоченные орехи, красненькие, самые красивые яблоки, кисти вкусного винограда и разного рода искусно сделанные конфеты. Всё это освещается множеством разноцветных восковых свеч, прилеплённых к веткам дерева, а иногда и разноцветными фонариками.

Наилучшие ёлки в столице приобретались в кондитерских, у ретороманских мастеров из Швейцарии: Доминика и Пфейфера. Широкая продажа рождественских деревьев началась в сороковых годах девятнадцатого века, а в начале пятидесятых, как свидетельствует сам Салтыков-Щедрин, по крайней мере, чиновники считали непременною обязанностию купить на базаре ёлку. Хоровод вокруг ёлочки позаимствован предположительно из ритуалов на праздник Троицы, только там водят хоровод вокруг молодой берёзки. А по окончании тарцев и игр можно было залезать на ёлку и снимать с неё сладкие украшения: фрукты, золочёные орехи, конфекты. Если ёлка организовывалась для взрослых, на ветвях могли висеть и бутылки с различными алкогольными напитками... Клеймить обычай ставить рождественское дерево как национально чуждый осмеливались разве что самые упрямые славянофилы. Неудивительно, что Советская власть после краткого периода борьбы с ёлкой предпочла её, так сказать, аппроприировать. В повести Л. Чуковской "Софья Петровна" читаем:

Приближался новый, тысяча девятьсот тридцать седьмой год. Местком принял решение устроить елку для детей служащих издательства. Организация праздника была поручена Софье Петровне. Она кооптировала себе в помощницы Наташу, и работа у них закипела. Они звонили по телефонам на квартиры служащих, узнавая имена и возраст ребят; отстукивали на машинке приглашения; бегали по магазинам, закупая пастилу, пряники, стеклянные шары и хлопушки; сбились с ног, отыскивая снег...

Выглядывая на бесснежную улицу, очень Наташу с Софьей Петровной понимаю. Конечно, имелись в виду не естественные осадки, а искусственный снег, который красиво выкладывался на ветви. ...ёлка оказалась исключительно гибким ритуальным объектом -- пишет Е.В. Душечкина -- и сумела остаться желанной самым разным людям и горячо любимой ими.

Почитать ещё про ёлку, Деда Мороза, Снегурочку можно здесь: https://www.litmir.me/br/?b=180843&p=1