December 19th, 2019

кот

Четверг - стихотворение: Антуанетта Дезульер

Семнадцатый век овладел моим рассудком окончательно, и я спешу представить на суд сообщества
женщину, которую сам Вольтер называл лучшей поэтессой Франции. Антуанетта Дю Лижье де Ла Гард родилась в семье Клод или Клодины Готье, племянницы предеседателя Счётной палаты, и Мелькиора дю Лигье, первого дворецкого Марии Медичи, затем служившего в том же качестве Анне Австрийской. Несмотря на столь высокое положение и состоятельность семьи, год рождения Антуанетты неихвестен. Биографы теряются в догадках: то ли 1633, то ли 1637, то ли даже 1 января 1638, потому что известна дата крещения, второе января 1638 года. Будущая поэтесса получила великолепное образование, свободно говорила по-итальянски, по-испански и по-латыни, стихосложение изучала под руководством известного поэта Жана Эсно. В 1651 году (то есть что же это получается, в тринадцать лет? Мне как-то спокойнее считать годом рождения Антуанетты 1633...) учёная и прекрасная девица вступает в брак с блестящим офицером Гийомом де Буагереном Дезульером. Брак этот был по любви, большая редкость в ту эпоху.



Спустя год полковник Дезульер следует за принцем Конде на поля Фландрии, а молодая жена временно возвращается к родителям, писать стихи и изучать философские труды Гассенди. Посетив мужа под Рокруа, Антуанетта Дезульер поняла, почему он был против того, чтобы она его сопровождала. Великий Конде (это был официальный титул -- Великий) славился не только военным талантом, но и крайней грубостью с подчинёнными, и, увы, распутным поведением. Нескромное внимание полководца поэтессу нисколько не радовало, и Конде не постеснялся отыграться на её муже, систематически задерживая ему жалованье. Госпожа Дезульер выразила недовольство и поплатилась несколькими месяцами тюремного заключения в замке Вильверден. Как только полковник о том узнал, он во главе небольшого отряда верных бойцов захватил замок, разогнал надзирателей и вызволил жену. Сюжет для романа Дюма-отца, кажется.

Властолюбивый генералиссимус подвёл своего офицера дважды: когда так поступил с мадам Дезульер и когда передался испанцам, отчего всё имущество Дезульеров как его сторонников было конфисковано, а сами они бежали в Бельгию и вернулись только несколько лет спустя после объявления амнистии. Гийом Дезульер получил должность губернатора города Сет в Лангедоке, но жила достойная чета в основном в Париже, занимая заметное положение при дворе. Антуанетта Дезульер посещала литературные салоны, дружила с Мадлен де Скюдери, Мари де Севинье и Корнелем. О двух трагедиях, которые под корнелевским влиянием Дезульер написала в те годы, тактично, хотя и обидно, пишут, что они не поднимались даже до степени посредственности. Надо заметить, что драматургические опыты не нравились и самой "десятой музе" -- таково было салонное прозвище Дезульер. Так что она полностью переключилась на стихи. Они-то и выдержали выдержала испытание временем, особенно идиллии и эклоги. В 2001 году Изабель Юппер записала диск со стихотворениями Антуанетты Дезульер и музыкой барокко. Хрестоматийным стало стихотворение "Идиллия об овечках" [Idylle des Moutons], в котором поэтесса иносказательно оплакивает потерю мужа, сожалеет о судьбе осиротевших сына и дочери после потери отца и препоручает их покровительству короля Людовика XIV. Монарх идиллией проникся и обеспечил семье Дезульер поддержку.

Моим детям
(аллегорические стихи)

Там, где зелен луг
Подле светлой речки,
Пусть, мои овечки,
Встретится вам друг.
Вся моя отрада —
Жизнь украсить вам.
Нежность моя рада
Стать для вас оградой.
Но к моим лугам
Враг пылает гневом
И отравой сам
Напоил посевы,
Бросил вас волкам.
Вам ли, моё стадо,
Погибать во зле,
Вам, кто был в селе
Гордою наградой?
Как ваш образ мил!
За мои заботы
Бог свои щедроты
На меня излил.
Как мне вас ни жалко —
Надо уступить.
Где мой пес? Где палка?
Чем вас охранить?
Ах, фортуна злая
Трость взяла и пса.
Тщетно я терзаю
Воплем небеса.
Страхов не приемлют,
Жалобам не внемлют,
Держат посох мой,
Пса не шлют домой...
Если бы, счастливы,
Без моих забот
Легких дней черед
Провести могли вы,
Нежный мой народ!
Будь вам Пан защитой!
Слышал он не раз,
Как с душой открытой
Я молю о вас:
О благодеянье
Я для вас прошу,
Все мои страданья
К небу возношу.
Пусть леса в молчанье
Слышат мой обет:
Если б вас от бед
Бог пастушек мирных
Оградил и спас,
Сохранив для вас
Зелень пастбищ жирных,
Пана я, как мать,
Стала б воспевать,
Чтобы образ милый
В песенках моих
Славил каждый стих,
Чтобы дней светило
С ясных берегов
Мой приветный зов
К небу возносило.
Делит ночь и день,
Стелет свет и тень,
Одевая летом
Землю ярким цветом,
А зима придёт,
Солнце устаёт
Землю греть лучами,
И, спустясь на дно,
У Фетиды пламя
Вновь берёт оно.


(Перевод М. Замаховской)

В 1688 году Антуанетта Дезульер, снова впавшая в бедность, начала получать от благосклонного к её искусству короля пенсион в две тысячи ливров. Умерла она от долгой и тяжёлой болезни, рака груди в 1694 году, и, как пишут, лучшие свои строки написала именно среди страданий. Собрание сочинений "французской Каллиопы", как величали поэтессу единомышленники, издавала её дочь Антуанетта-Тереза [Antoinette-Thérèse Des Houlières, 1659-1718], сама талантливая поэтесса. Наиболее известна её ироикомическая пьеса, написанная в подражание Корнелю, "Смерть Свина". Свином (Кошоном) звали собаку герцога де Вивонна, а в женской возвышенной роли выступала Гризетта, домашняя кошка мадемуазель Дезульер. К сожалению, Антуанетта-Тереза унаследовала не только талант матери, но и её болезнь: она тоже умерла от рака груди. Мать и дочь похоронены рядом. Память обеих увековечена сортом роз "Дезульер", который вывел в XIX веке Жан-Пьер Вибер, селекционер и ботаник.

Зильвия Бовеншен, из книги "Имагинированное женское начало" (1)


Зильвия Бовеншен (5 марта 1946 - 25 октября 2017) - немецкая феминистская литературная критикесса, писательница и эссеистка. Книга "Die imaginierte Weiblichkeit" 1979 года - это ее докторская диссертация. Уж не знаю, почему на русский название перевели так причудливо, можно было сказать и проще: "Выдуманная женственность". Отрывок из книги был опубликован в антологии "Немецкое философское литературоведение наших дней", переводчица - Марина Бобрик.
1
На проблемы, связанные с изучением присутствия и способов изображения женщины (das Weibliche) в истории культуры, до сих пор почти не обращалось внимания. Совершенно очевидно, что предмет этот не вызвал большого научного интереса. К нему пытался подойти, в частности, Б. Г. Ф. Векрлин, указывавший на то, что предпринять написание «истории прекрасного пола» есть задача не только важная, но и в высшей степени увлекательная:
"Сколь привлекательный материал! Заглянуть в потаенные уголки женского сердца, ближе рассмотреть влияние склада его на обычаи и образ мысли по анналам человечества — осветить его с философической точки зрения —какой предмет для исследователя!"
Однако этот призыв остался без отклика, что может быть связано, в частности, с тем, что в «анналах человечества» для «образования женского сердца» аутентичного выражения совсем не нашли. В последнее время тема «женского» заново открывается исследователями и исследовательницами. Актуальные высказывания в этой дискуссии, однако, зачастую грозят захлебнуться в бесформенной прямолинейности и в стилизованном переосмыслении сущности реального женского опыта до выяснения того, что может составить историко-культурную тему, и тем самым упустить историческую специфику этой реальности. Реже возникают попытки вскрыть общественно-историческую проблематику через женские образы, в которых на протяжении столетий откладывались представления о женщине. Но как это сделать, если ими едва ли не исчерпываются сохранившиеся свидетельства присутствия женщины в истории?
Collapse )