October 22nd, 2019

ginko

Дети серого ветра, 2019

Когда речь заходит о фем-оптике – навыке читателя замечать определённые особенности читаемого произведения – упоминают ролеполовое соотношение персонажей, проработанности героинь, акцент (или его отсутствие) на гендерное неравенство. Как правило, этим и приходится ограничиваться. Очень немногие писательницы затрагивают более глубокие аспекты, например, структуру общества. Очень немногие выходят за привычные, и потому зачастую невидимые рамки, которые задаёт литература. Неправильно было бы называть её «патриархальной», потому что другой литературы, по большому счёту, пока что нет. Она лишь начинает появляться – прямо на наших глазах. И сразу с ярлыками «необычно», «неформатно» и «альтернативно». Или просто «плохо», поскольку критики (и не только мужчины-критики) приучены оценивать такое как «неправильное».

Но нет ничего необычного в литературе женской точки зрения. В конце концов, женщин — примерно половина человечества, и нет ничего «альтернативного» в, например, умении просчитывать последствия и брать на себя ответственность за них. В конце концов, именно этим женщины всю историю и занимались: принимали на себя значительную часть последствий того, что заварили мужчины. Не случайно в художественных произведениях принято ставить точку тогда, когда самое интересное, вообще-то, и начинается. Мужчинам неинтересно, что потом – они получили заветный приз, завоевали корону, вернулись домой из военного похода. А женщины… Женщины писали фанфики, едва им открылась возможность публиковаться вне традиционных издательств, спасибо самиздатным журналам и, разумеется, интернету. Женщинам чертовски интересно, что потом, потому что именно это женский мир – разбираться с плодами мужских подвигов. Женщины хотят заглянуть в ту часть мира, карту для которой не то что не рисовали, но даже не представляли, что там есть.

Важно отметить, что сама авторка «Детей серого ветра» относится к современному феминистическому движению скорее скептически. Её пристальное внимание к последствиям как аспекту действительности связана с профессиональной, не побоюсь этого слова, деформацией. Поскольку как психолог с немаленьким опытом она уже очень давно имеет дело именно с последствиями действий — причём с последствиями, которые накопились настолько, что игнорировать их подчас попросту невозможно хотя бы для одной стороны отношений. Так что перед нами образец ещё более редкого вида литературы, чем феминистическая литература — литература, созданная с полным пониманием психологической подоплёки происходящего. И в отличие от литературы, созданной учёными или инженерами, эта повествует об области, которую невозможно игнорировать, потому что она касается каждой.

«Детей серого ветра» было бы правильнее называть «Дочерьми серого ветра», потому что именно три лидерки земного сопротивления организовали и довели до конца всю работу. И там, где мужчины могли рассыпаться от отчаяния, сбежать или героически погибнуть, женщины оставались на ногах и делали то, что считали должным. Не в первый раз. Тем более, что это питербуржки, ленинградки. Собственно, играет весь бэкграунд этого города и этих людей — после декабристов, после Революций, после Блокады, после всего того, что было в XX веке.

«Анализ последствий» как метод реконструирует любой жанр, будь то киберпанк, зомби, фэнтези или городскую мистику, потому что всякий раз открывает ту самую «невидимую» строну, о которой типичные авторы, как правило, не задумываются. Это как воспоминания о девяностых у подростков и их матерей. У одних «было странно, откуда-то появлялась еда», у других намного насыщеннее.

Собственно, это не столько женский взгляд, сколько взгляд полноценно взрослого — зрелого человека, способного отвечать за себя, и умеющего видеть, где начинается чужое авторство.

http://samlib.ru/editors/e/egert_a/