June 3rd, 2019

Дженис Нимура "Дочери самураев", глава 2


Пролог
Глава 1 "Дочь самурая"

Война года Дракона
Вести с юга доходили до Айдзу медленно и мало кому пришлись по вкусу. Братья Сутемацу вели серьезные разговоры. Влезать в эти разговоры она, конечно, не могла, но в доме с бумажными стенами между комнатами утаить что-то невозможно. Сутемацу слышала их голоса и часто проскальзывающее незнакомое выражение «кобу гаттай», что можно было понять как примирение между сегунатом и императорским двором. А разве сегун и император враждуют? Разве самураи Айдзу не клялись в верности сегуну, чья власть исходила от императора?
Последний сегун из династии Токугава, Йосинобу, занял свой пост в 1867 году безо всякого энтузиазма. Все понимали, что сегунат обречен. Йосинобу отличался прозападными наклонностями, любил есть свинину, ездить на лошади с английским седлом и фотографироваться -- и это раздражало консерваторов, которые хотели, чтобы все иностранцы уплыли туда, откуда приплыли. Он хотел радикальных реформ – кабинет министров по западном образцу вместо совета старейшин, профессиональную армию, оплаченную налогами, собранными по новой системе, развитие промышленности. Но южные провинции его не поддержали.
Недовольных сегунатом можно было найти в любой провинции, но особенно много их было в процветающих южных провинциях Сацума (остров Кюсю) и Тёсю (остров Хонсю). Они издавна враждовали, но в 1866 заключили союз с целью низложить сегунат и поставить императора во главе нового правительства. Южные провинции были лучше вооружены и лучше организованы, чем преданные сегуну северяне. Кроме того, они вели умелую пропаганду и «завернулись в парчовое знамя» борьбы за законные права императора, тем самым выставив своих противников как предателей и узурпаторов.
Collapse )