May 24th, 2019

Дженис Нимура "Дочери самураев"


1871 год.
После многовековой изоляции Япония отправила на запад свою первую дипломатическую миссию. Она получила название миссия Ивакуры по имени своего руководителя Ивакуры Томоми. Идею подкинул голландский миссионер и советник мэйдзи-реформаторов Гидо Вербек, взяв за образец Великое посольство Петра Первого двухсотленей давности. Кроме исправления неравноправных договоров, миссия имела задачу ознакомиться с государственным устройством, технологией и культурой западных держав. В числе других на запад отправили пятерых девочек, в надежде, что вернувшись они покажут соотечественницам пример как быть гражданками просвещенной современной державы.
Дженис Нимура написала об этих девочках книгу - "Daughters of the Samurai: A Journey from East to West and Back".

Отрывок из книги:
Пролог
9 ноября 1871
На узких улицах окружающих императорский дворец новомодные рикши лихо огибали углы, мимо белых с синим вывесок на лавках, мимо сверкающей киноварью арки-тори, мимо выбеленных стен вокруг подворий самураев. С рикш градом катился пот, он расчищали себе дорогу громкими криками. Лавки торгующие рисом и соломенными сандалиями, соседствовали с другими, торгующими карманными часами и очками на любой вкус. Солдаты болтались на перекрестах, одетые в немыслимую униформу – западного образца кепи, короткие куртки зуавов, широкие шаровары-хакама и деревянные сандалии. Они провожали глазами закрытые паланкины на плечах носильщиков, гадая кто там внутри – чиновник или жена самурая, покидающая свое подворье только ради визита в храм. Служанки в кимоно и дешевого голубого ситца с удобства ради завязанными сзади рукавами сновали повсюду.
Мимо высокого крепостного вала дворца осторожным гуськом шли пять девочек. Две из них были подростками, остальные еще младше, самой маленькой было шесть лет. Все были одеты в хорошего качества шелк. У троих старших кимоно были вышиты листьями и травами, пионами и цветками сакуры; у двоих других кимоно были более темных тонов, с изображением родовых гербов их семей. Прически у всех были сложные, волосы скручены и уложены петлями и вся эта конструкция крепилась гребнями и шпильками. Держались они прямо, словно боясь что сложные прически перевесят и заставят упасть. Набеленные лица с накрашенными алым бантиком губами ничего не выражали. Лишь глаза выдавали какие-то эмоции кроме абсолютного спокойствия.
Collapse )

Клементина Гофман-Танская


Клементина Гофман-Танская (23 ноября 1798 — 21 сентября 1845) — польская писательница, переводчица, редакторка, одна из первых польских детских писателей. Первая в Польше женщина, жившая за счет своей педагогической и литературной деятельности.
Родилась в семье польского поэта и писателя Игнатия Танского.
В 1819 году она опубликовала свою первую книгу - педагогическое сочинение «Pamiątka po dobrej matce», которое долгое время пользовалось большою популярностью.
Ее самая известная книга, «Dziennik Franciszki Krasińskiej w ostatnich latach panowania Augusta III pisany» ("Дневник Францишки Красиньской, писанный в последние годы правления Августа III), была опубликована в 1825 году, переведена на несколько языков, включая английский. Считается одним из первых образцов психологической прозы в польской литературе, но первенство всё же принадлежит "Мальвине" Марии Анны Чарторыйской.
Была создательницей первого польского детского журнала «Развлечения для детей» (1824—1828), на страницах которого печатались сказки, стихи и рассказы для детей, в основном воспитательно-патриотического содержания. Журнал составил целую эпоху в истории воспитания в Польше. Позже сотрудничала с первым в Европе образовательным «Детским журналом». Написала также нескольких книг для детей и юношества.
В 1826 году ее кандидатуру выдвинули на членство в "Обществе друзей наук" (первое научное общество Польши), однако, из-за пола ее не приняли.
С 1827 посещала педагогические курсы в Варшаве.
В 1829 году (довольно поздно по тем временам) вышла замуж за Кароля Боромеуша Гофмана, писателя, юриста и историка.
Во время ноябрьского восстания (1830) была одной из учредительниц и лидерок "Союза патриотической благотворительности варшавянок", участвовала в уходе за ранеными.
В 1831 году, после подавления польского Ноябрьского восстания, вместе с мужем эмигрировала, сперва в Дрезден, затем обосновались в Париже, где Гофман-Танская и прожила до самой своей смерти. Ее называли "Матерью Великой польской эмиграции" (после 1830 Польшу покинуло множество людей, так или иначе связанных с восстанием, и поляков в Париже было чрезвычайно много). Дружила с Шопеном и Мицкевичем.
Умерла в 1845 году, похоронена на кладбище Пер-Лашез.
Отстаивала необходимость экономической эмансипации женщин. Считала, что первым шагом для обретения женщиной независимости является получение образования и подготовка к оплачиваемой работе. В то же время разделяла традиционные взгляды на роль женщин, исходя из патриотических и католических ценностей. (Так пишет польская википедия, в русской написано другое, но я больше верю польской версии.) Впрочем, надо сказать, что распределение ролей в семье только вторая волна феминизма проблематизировала, более ранние феминистки и протофеминистки его не ставили под вопрос в принципе (как та же Уолстонкрафт).

Элла Майяр


Элла Майяр (20 февраля 1903 — 27 марта 1997 ) — известная франкоязычная швейцарская путешественница, писательница, фотографиня.
С детства активно занималась спортом: ходила под парусами на яхте в Средиземном море и каталась на горных лыжах.
С 1930 года она совершила несколько путешествий по Советскому Союзу, в том числе в 1932 году семь месяцев путешествовала по советской Средней Азии. По результатам своего путешествия и сделанных во время путешествия фотографий она дома опубликовала на французском языке книгу «От Небесных Гор до Красных песков», в английском переводе вышедшую под названием «Туркестан-соло». Туркестаном называли обширный регион, где сейчас находятся Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, часть Казахстана, а также Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая.
Сегодня весь её фотоархив хранится в Лозанне (Швейцария), в Елисейском музее.
Обширная статья о ее путешествии в Туркестан
кот

"Язык милосердия" Кристи Уотсон

Сюань отсчитывает тридцать нажатий и два вдоха. Она, без сомнения, повторяет про себя имя Леди Гаги, чтобы соблюдать ритм, – так теперь учат. Раньше студентов учили петь песенку о слонихе Нелли, но теперь такой темп считается слишком медленным.

Эту книгу я взяла в библиотеке после того, как с досадой сдала недочитанной "Будет больно" Адама Кея, медицинский бестселлер о буднях акушера-гинеколога в лондонской больнице. Не сомневаюсь, что доктор Кей талантливый комедиограф, а в бытность свою врачом блистал в курилке остроумными байками. Но что из курилки исходит, то в ряде случаев пусть в курилке и остаётся. Юмор натужный, часто плоский, основанный на брезгливом высмеивании женских тел, страдающих, в общем-то, тел пациенток. Кстати, непременно пациенток. Беременность не болезнь, роды естественный процесс, но роженица может быть только пациенткой. Клиентки, они в парикмахерской. Последней каплей стала история с расистски настроенной особой. Я согласна, что расизм отвратителен, но карать за него хирургической дланью, когда расистка под наркозом... всему есть предел. Так что пришлось взять другую "больничную" историю, тоже родом из Лондона, тоже отчасти акушерскую, но написанную не врачом, а медсестрой.



Самое невероятное, что Кристи Уотсон [Christie Watson] никогда особенно и не интересовалась медициной. Не делала куклам хирургические операции, не тренировала непрямой массаж сердца на живом недовольном коте, не заучивала наизусть непонятные слова из фельдшерского справочника. Провалив выпускные экзамены в школе, она поступила в сельскохозяйственный колледж, но забрала документы через полмесяца, осознав, что фермерство ей не подходит. Туристический менеджмент был отвергнут через неделю.  В "Пиццу-хат" детишек развлекать, и то не взяли. Казалось бы, "неудачница несчастная, в твоём возрасте люди уже аспирантуру заканчивают".А призвание ждало за углом: Spastics Society приглашало молодёжь на волонтёрские должности. Spastics Society, ныне Scope, организует уход за парализованными больными, а заодно предоставляет жильё, оплату труда. Тяжкого, надо сказать, труда. Но Кристи была молода, толкова и готова обучаться. Сестринское оразование стало её целью на будущее. Правда, наша героиня была болезненно брезглива, очень боялась крови....

Я бы добавила бодро: но это ей не помешало, да врать не хочу. Collapse )