February 7th, 2019

кот

Четверг, стихотворение: Мария Моравская

Медвежата

Много странного на земле,
Чудеса как из ушата.
Ты подумай: в феврале,
В снежном, вьюжном феврале,
Рождаются медвежата.
Ни травы, ни ягод нет,
А они пришли на свет.

И мне кажется порой,
Что под шубкой снеговой
Потеплела вся земля
С половины февраля.
И всё дальше час заката
Оттого, что там, в берлогах,
Меж дубов и елей строгих,
Рождаются медвежата.

Пост о поэтессе: https://fem-books.livejournal.com/1284410.html
книги

Сара Джио, "Солёный ветер" (The Bungalow)

солный_ветерОчередная книжка из фикс-прайса, купленная ради отдыха и разгрузки мозгов. Ожидала я из-за наклеечки "женское счастье" какого-то почти совершенного сопливого треша, а получила неожиданно довольно средний (в хорошем смысле) развлекательный роман про американскую военную базу на Бора-Бора в реалиях второй мировой, про проблемы хороших девочек из верхней трети среднего класса, про любовь, насилие, потери и про то, насколько наши решения наши, а насколько - продиктованы обстоятельствами, случаем и чьей-то недоброй волей.
Среди очевидных достоинств книги можно отметить легкий, не перегруженный и не слишком примитивный язык; немного сглаженные, но не сведенные к карамельной простоте характеры и довольно адекватно прописанные мотивации персонажей; местами честно описанные проблемы женщин с точки зрения этих самых женщин. Вся эта зацикленность на замужестве, которая кажется нам удивительной, но нормальна для первой половины XX века; весь этот подспудный страх насилия; и другой страх - что замужество, на самом деле, не счастье, а тюрьма; и открытие, что любовь - не единственная ценность, что она никого не спасает, не бережет и не соединяет, а делают это всё человеческие руки. Ну и относительно вменяемые, не карикатурно-джеймсбондовские мужчины - тоже в плюс.
Маленькая интрига с картиной и скульптурой выглядит очень наивной, но до ужаса милой, как и финал, в котором влюбленные воссоединяются на закате жизни, стоя, мрачно говоря, у края могилы.
На все вопросы будут ответы, все потерянные найдутся, все провинившиеся попросят прощения и получат его.

Недостатки понятно какие. Поверхностность и некоторая лубочность в описании практически всего: Полинезии, войны, работы лазарета, обеспеченой жизни среднего класса. Спешность и небрежность во многих сценах, которым бы полагается быть сильными и ударными, но это и понятно: в "утешительном" романе не место по-настоящему острым моментам и серьезным раговорам. И все они смазаны, обозначены торопливыми полуэпизодами. Небольшая затянутость романтических сцен. В целом, всё это работает на одну общую цель, и книжка читается легко и бездумно. Глотается, так сказать, не разжевывая, за пару часов.
Поскольку я никогда плотно не интересовалась историей американских ВВС, то про фактологическую и историческую точность ничего не скажу, но тряпичные бинты они там странновато сворачивали, и безучетный морфий в чемоданчике медсестры - это так и было? Не знаю, но странно.

Единственое, за что хочется поругать издательство - нафига название-то поменяли? Какой там соленый ветер, совершенно ведь не в тему. Оставили бы "Бунгало" или "Хижина" на худой конец, так нет - надо все приукрасить, снабдить рюшечками, как один мой знакомый из Выксы выражается.
Кому романтики без токсичных маскулинных образов и с умеренным социальным посылом - тому читать, не опасаясь.

ПС затруднилась с тегом жанра: нет ни сентиментального романа, ни любовного романа, так что если надо какой-то ещё тег - пожалуйста, советуйте.

Любов Яновська

13157640.jpg
Заметила, что украинской литературе присущи литературные династии. Правда, из-за того, что женщины, выходя замуж, обычно меняли фамилии, преемственность по женской линии не всегда легко прослеживается.
Недавно писала о дочерях и внучках украинского писателя Михаила Старицкого, которые тоже подвизались на литературном поприще. Леся Украинка была не первой писательницей в своей семье, писали ее мать и тётка.
Замечательная украинская писательница Ганна Барвинок не оставила прямых потомков, но ее племянница Надежда Кибальчич и ее дочь, тоже Надежда, тоже занимались литературой. Как выяснилось, есть у нее и еще одна продолжательница (и достойная!), еще одна внучатая племянница - Любовь Яновская. Бабушка Яновской по матери приходилась Ганне Барвинок родной сестрой.
Любовь Яновская, в девичестве Щербачёва, родилась 30 июля 1861 года в поместьи этой самой бабушки, в селе Миколаевцы на Черниговщине. Отец ее, Александр Щербачёв, был русским по происхождению, сын помещика, военный.
При матери-украинке и отце-русском языковая ситуация в семье была сложная, и еще более осложнялась тем, что в 1863 году, после очередного польского восстания, Щербачёва по службе отправили в Варшаву, и семья какое-то время жила там. Воспитанием детей в это время занималась польская гувернантка.
Родители не делали никаких скидок детям, росшим в многоязыковом окружении, и оба требовали, чтобы они абсолютно чисто говорили. Позднее Яновская писала:
Collapse )
branches
  • svarti

Мария Каменкович

"Я – слово (с маленькой буквы), пылающее в Бытии.
Я – одна (а теперь – с большой) из несметных Его слуг.
Я зажигаю свою свечу на литии
И обращаюсь в слух.»
(Мария Каменкович, из книги «Дом тишины»)

Она вынашивала свой дар, как та, другая Мария – свой. После Благой Вести.
«Когда узнала я, что я – поэт» ( переиначивая её любимую Цветаеву).
Она переживала – в разработке своих образов, в своём пластическом и поэтическом взрослении – «онтогенез – как филогенез».
Она проходила стадию классики, стадию золотого века – с пушкинским ямбом и всяческими фебами – в 17 лет. (Нет, не всяческими, а – своими фебами, «полумёртвыми») :
«Надиктовывает щедро
Полумертвый Феб...»
(1979).
Футуристский маяковский шаг и наведение резкости на предмет – в 18-ть :
«Я - очевидец своих восемнадцати лет.
Это - почти очевидец своих лопаток. ...

«Дунешь на мысль - сполох на потолке:
Словно качнулось гигантское блюдце с чаем.»

«Мост из-под губы сплевывает слова.
Те, выплывая льдом, становятся зримы.
Как вода в ледостав, болит голова,
Пробуя угол рифмы.»
(1980)
«Серебряный» В.Иванов со свитой появляется несколько позже. Да так и остаётся, со свитой – навсегда. ( Разве что потом их отодвинет, чуть в сторону, более универсальное тяготение – к Псалму. Что уже не есть лишь только – поэтика. Но – мироощущение".

Читать дальше

Ольга Кобилянська "Земля"


Возможно, самое сильное произведение Ольги Кобылянской.
Повесть основана на реальных событиях, произошедших в 1894 году в Буковине, в селе Дымка (сейчас - Черновецкая область): сын крестьянина убил старшего брата, чтобы остаться единственным наследником родительской земли.
Кобылянская даже сохранила имена братьев - Михаил и Савва, только дала им другую фамилию. В повести они Федорчуки, а настоящая фамилия их была Жижиян. Реальные прототипы имеют и другие персонажи: Рахира - Мариука Магас, Анна списана с наймычки Кобылянских.

Основной сюжетный конфликт развивается между братьями, однако не менее значимы женские образы.

[Spoiler (click to open)]Во-первых, Мария, мать Михаила и Савва. Фигура матери, у которой один сын убивает другого, не может не быть трагической...
Во-вторых, Анна, возлюбленная убитого. На момент его гибели была уже беременна. Ее конфликт с несостоявшейся свекровью по степени накала не уступает основному... Мария совершает большую ошибку, о которой впоследствии ей предстоит сильно пожалеть - она прогоняет Анну и ее детей, не желает признавать внуков.
В-третьих, Рахира, возлюбленная Саввы. О ней стоит сказать отдельно. Родители братоубийцы видят в Рахире воплощение зла, считают ее коварной подстрекательницей. Но они, скорее, таким образом оправдывают сына. Я бы сказала, что Рахира и Савва - с самого начала "два сапога пара", потому и сошлись. Нигде напрямую в произведении Рахира не подбивает Савву убить брата. Главнейшая ричина, по которой родители против отношений Рахиры и Саввы - она приходится Савве двоюродной сестрой, ее мать - сестра Марии. В то же время - она "цыганка" или "волошка" (то есть, румынка), ее отец родом из так называемой Цыгании.
"В соседнем селе, которое считалось уже городком, потому что в нем происходили ярмарки и торги, осела когда-то еще в давние времена колония цыган.
Тогдашний помещик и владелец села подарил этой колонии какую-то часть земли. Так она и осела там, и часть той земли вместе с жителями прозвали "Цыганией".

У цыган здесь был свой особый староста, свои общинные советники, и держались они крепко своих обычаев и цыганских установлений. Самую красивую цыганочку взял помещик в свой двор, и она проживала там в роскоши, словно княгиня в старых сказках.
Но годы 66-67 привели перемену. Воцарился голод, проснулась холера, много семей вымерло, многие подались из Цыгании в Молдову, а те, что остались, смешались с другими жителями, и лишь немногие из них остались верными своим традициям и обычаям.
Старые люди, помнившие еще добрые времена, в которые процветала Цыгания, рассказывали не один любопытный эпиздо про их житье-бытье и характер и про их необычайнейший талант к мошенничеству. Но, однако, вспоминали их с симпатией и какой-то теплотой. <...>
У них была своя особая музыка, торговали они деревянной утварью, имели своих ремесленников, а в субботу переодевалась большая часть женщин в лохмотья и ходила в соседние села за милостыней. Григорий Чункач, отец Рахиры, был потомком Цыгании."
В общем, понятно почему ее называют то "цыганкой", то "румынкой", ее отец, видимо, смешанного происхождения.

Родители винят Рахиру в произошедшей трагедии, но, если посмотреть с другой стороны, может быть, виной их собственное упрямство: Савву поставили перед выбором "или Рахира, или земля", а он решил, что желает получить и то, и другое, и единственный путь к этому - устранить брата. Савва, конечно, малосимпатичный тип, брата не любил (да вообще он, кроме Рахиры, наверно, и не любил никого) но до братоубийства могло бы и не дойти...

Повесть экранизирована в 1954 году, но от экранизации я не в восторге. Любопытно, что съемки проходили в том самом селе Дымка, где произошло преступление, легшее в основу произведения.