January 17th, 2019

Наталка Полтавка "Его право"

О Наталке Полтавке (Надежде Матвеевне Кибальчич) и ее дочери, тоже Надежде и тоже писательнице, я уже писала.
Перевела небольшой рассказ 1899 года "Его право" ("Його право"). Тема касается прав женщин, точнее, бесправия - отсутствия, согласно тогдашним законам, у матери права воспитывать своего ребенка.


"Наталка Полтавка "Его право"
Посвящаю моей матери
В дверь постучали... Ольга, вся похолодев, бросилась открывать - кто это может быть?... Она никого не ждала...
Вошла высокая, старая женщина, с гордой осанкой и прямым станом, закутанная как путешественница, в длинном кожухе и большом теплом платке, покрытых, словно серебром, искристым, белым инеем...
- Мамочка, это вы?! - вне себя воскрикнула Ольга, прижимаясь к матери. - Я и не слышала, как вы приехали... Слышу только: стучат... Я испугалась... и сама не знаю отчего... Я теперь всего боюсь, Ох, мамочка, какое же счастье! И не надеялась!.. Да еще и в такой день... на самое Рождество!...
Она непрестанно целовала матери лицо и руки, вся дрожа от радости, утирая радостные слезы, которые бежали по ее лицу помимо ее воли...
Старуха, при помощи дочери, стала раскутывать свой платок, снимать кожух, теплые сапоги и, между делом, урывками отвечала:
- Да так... и не думала... Не годится в такой день выезжать из дома... Но... дело есть, - закончила она как-то странно, подняв на дочь свои черные, блестящие, проницательные глаза...
- Что такое?! что случилось?! - взволнованно, заметно побелев, спросила Ольга, внимательно глядя в лицо матери.
- Да ничего... не волнуйся!.. - ответила старуха. - Мне только нужно будет с тобой поговорить...
- Что такое, мамочка?... Скажите! - Ольга вся дрожала и не сводила с матери обеспокоенного взгляда.
- Пусть, потом... дай отдохнуть! Такая даль, пока добралась до этого хутора!
- Простите, мамочка! - опомнилась Ольга. - Я теперь такая нервная стала... В постоянной тревоге... Всего боюсь... всё будто ожидаю какой-то беды... Так и кажется, вот-вот налетит откуда-то...
- От твоего мужа всего можно ожидать! - неожиданно словно швырнула старуха, и пошла в другую комнату.
Collapse )
книги

Маргарита Зверева, "Солнце внутри"

ЗвереваАннотация многообещающая: нам сулят историю взросления и размышления о времени с небольшим налётом мистики и романтики.
И в целом идея у авторки была неплохая. Крепенькая середнячковая история воспитания, почти архетипический сюжет: маг ищет ученика, передаёт ему опыт и тайные знания, готовит преемника, но тот оказывается слишком слаб перед мирскими соблазнами. В нашем случае авторка даже сделала интеллектуальное усилие по выворачиванию наизнанку: маг учит как раз мирскому, сиюминутному, хотя болтает о вечности, а соблазном становится вечность в виде "настоящей любви".
Но одного древнего сюжета и одного вывернутого наизнанку смысла маловато для хорошей книги. Всё остальное же тут очень слабенькое, на троечку. Все персонажи, кроме Барона и Адама - никакие. А эти двое истерично-никакие, как беспорядочно заляпанные красками манекены. Попытка сконстролить мудрого, испорченного, самовлюбленного сложного Барона провалилась. Он, к сожалению, с самого начала не выглядит умным, он с первого же диалога выглядит постаревшим подростком. И это не выглядит авторским замыслом, к сожалению. Его речь, нарочито выделенные жесты, тщательно прописанная склонность к резким сменам настроения - Барон ужасно похож на типичного фэнтезийного "крутого мага" типа недоброй памяти Джуффина Халли. Похож ли он на живого человека, ученого, сибарита? Не слишком.
Адам - тут мне очень хочется перейти на личности и поразмыслить о том, почему "дочь физика" так эмоционально и достоверно пишет о дисфункциональной семье, но совершенно не умеет, не может про нормальную привязанность и нормальную подростковую эмоциональность, впадая в слащавые штампы. Это чертовски досадно, потому что на протяжении книги то и дело прорывается верный тон, яркая и живая ниточка психологической достоверности. Как будто кто-то протер от пыли старое зеркало, а оно как сверкнет - ух!  Но нет, между этими живыми кусочками всё затянуто какой-то тиной. Адам потому безмерно удивляет. Его словно писали с девочки, женщины, про которую одномоментно решили, что с девочками таких историй не происходит, значит будет мальчик. И вот девочку, со встроенными с самого нежного возраста девочковыми шаблонами, умную, но трусоватую, хитрую, чувствительную, ленивую, увлекающуюся - вбивают зачем-то в жесткую формочку существа мужского пола. И получившийся монстрик, вместо того, чтобы взять лучшее от обеих социальных ролей, начинает разваливаться почти сразу. Барон то и дело настойчиво, жестко (и явно не случайно) выбивает из Адама "бабость", шпыняет, давит каждый раз, когда заметит намёк на чувства. Для Барона слабость=эмоции=женское=недостойное. Хороший задел для построения будущего противостояния с женским=любовью=привязанностью (что тоже мда и я бы поспорила), но я в жизни не поверю, что воспитанный в парадигме "не будь бабой" юноша сможет вот так по щелчку, влюбившись, резко перемениться.
Тут есть бесспорно интересный момент: авторке примерно удалось показать, как Барон и его жизненная философия разрушают Адама, а любовь возвращает ему целостность. Но это такое примерно, что сродни голливудским трюкам. Да, мы примерно верим, что можно прыгнуть с одного небоскреба на другой, если очень хорошо разбежаться. И если небоскребы близко. Ну, вы поняли.
Два самых крупных разочарования - это часы и вороны. Я всё понимаю про нагнать мистики, но, уважаемые, нагнанное-то надо бы и использовать потом! Получается, что по сюжету там и тут развешаны ружья, часть которых не выстрелила, часть выстрелила конфетти, а часть вообще нарисованные. Консьержка; Магда; музыкант из плавучего ресторана; многие другие персонажи и предметы, которым в моменте придаётся слишком много значения, которые выглядят ключами, только для них нет дверей. Они могли бы отлично сработать на что-то, что-то изменить в главном герое, но столкновения со всеми этими персонажами только локально возмущают его душу, чтобы потом быть забытыми и ничего не дать ни герою, ни читателю. Не надо бы так.
С языком у книжки тоже проблемы. Я даже не знаю, стоит ли винить авторку, или редактор читал её спросонья и за день до сдачи, но в тексте несметно мелких речевых ошибок, неудачных формулировок, неверно использованных фразеологизмов. Ну и там, где авторка начинает описывать роскошь, богемную жизнь и большие деньги, у неё всё как-то на уровне женского журнала. Я время от времени невольно вспоминала Стрекозач с её лакшери рукколой - не так ужасно, но где-то в этом направлении. "Я обошел мою новенькую черную иномарку". Кондитерская и отдел какой-то массовой марки в торговом центре в качестве приучения юнца к стилю и роскоши. Может, я придираюсь, но тоже как-то мда.
С женскими персонажами и тестом Бехдел никак, женщины тут присутствуют только для обслуживания сложных душевных метаний Адама. Зою жалко, она в паре эпизодов написана очень живо и честно, но её предназначение было очевидно сразу: женщина дожна умереть, чтобы мужчина духовно вырос, как мы были удивлены.
В общем, легкое развлекательное чтиво на раз, у кого аллергия на посредственный русский язык с ошибками - даже не открывайте, плеваться будете.

ПС я поставила тег "не рекомендуем", но допускаю, что это очень строгий подход. У меня создалось впечатление, что эта книга как раз вреднее всего для той аудитории, которой она по ощущениям адресована - молодым взрослым, юным. Совсем взрослым читать можно... но, нет смысла, наверное.
кот

Четверг, стихотворение: Парвин Шакир

Парвин Шакир [پروین شاکر‬‎] родилась в Карачи в 1952 году. По окончании университета девять лет проработала учительницей, потом ушла служить в таможню. Одна из крупнейших пакистанских поэтесс, она сделала административную карьеру, работала на высокой должности в налоговом ведомстве. У Шакир особая узнаваемая манера стихосложения, увлечённо объединяющая традиционную форму с современным верлибром. Утверждается, хотя это и не бесспорно, что она первая употребила в традиционной газелле слово "девушка" по отношению к особе, от лица которой произносится стихотворение. Влюблённый поэт в традиционной литературе урду может быть только мужчиной... Получили известность её переводы-пересказы, как бы перелагающие на язык шаиров и газелл классическую европейскую поэзию: Йейтса, Эллиота. Основные темы лирики: феминизм, романтизм, социальные стигмы. Некоторые строки Шакир вошли в поговорки, например, двустишие (перевод примерный, понятно, что всех аллюзий я не постигаю): "дети нашего века выросли мудрее нас: ловить светлячков они выходят при дневном свете".

В 1994 году, направляясь на работу в столицу, Парвин Шакир попала в автокатастрофу: в её машину врезался автобус. Поэтесса погибла. Сейчас улица, на которой произошло столкновение, носит её имя. Улица Парвин Шакир.



* * *

Почему я первой должна звонить?
Он знает прекрасно:
Прошлой ночью первый
Муссон начал воды небесные лить.


Перевод В. Медведева, в ЖЖ Lun-dao.