December 17th, 2018

Катерина Соколовська



Если бы меня спросили, кто была первая украинская поэтесса, я бы, пожалуй, назвала Марусю Чурай. Однако, она всё-таки полулегендарная фигура... А вот украинский историк и этнограф, профессор А.П. Ковалевский, назвал "первой настоящей поэтессой в нашей литературе" Катерину Федоровну Соколовскую. Почему "первой настоящей"? Наверно, потому, что она первая выпустила целый стихотворный сборник - в 1871 г. в Санкт-Петербурге вышла ее "Зірка" ("Звезда"), 89 страниц. Можно прочитать в интернете (pdf).
Переведу часть статьи о ней:
"Катерина Федоровна Соколовская родилась 24 ноября (6) декабря 1840 г. в селе Пасекивцы Волчанского повета Харьковской губернии в семье священника о. Федора Сиверина и его жены Анны. У нее был брат Дмитрий и три сестры.
Молодые годы Катерины прошли в селе Графском, расположенном в 8-10 км от Волчанска. В этом селе она обучалась в семье графов Гендриковых вместе с молодой графиней. В этом селе был приходским священником ее отец, потом ту же должность занимал ее брат Дмитрий и даже ее муж - Василий Соколовский, который в те годы обучал графского сына Василия. Образование Катерина получила в каком-то волчанском пансионе. В то время в Волчанске жила знаменитая Марта Писаревская, которая тоже считается одной из первых женщин-поэтесс: она опубликовала в харьковском альманахе Корсуна "Сніп" ("Сноп") (1841) единственное стихотворение - “Петраркина пісня” ("Петраркова песнь"). Более известными писателями были ее муж Степан Писаревский и ее сын Петр. Вероятно, Катерина Федоровна знала о литературном прошлом Писаревских.
По окончании курса пансиона Катерина Сиверина выходит замуж за семинариста Василия Васильевича Соколовского. Василий был на 13 лет старше своей жены. Обвенчавшись, молодые сперва жили в Графском, где, как было ранее сказано, молодой священник был учителем графского сына.
Collapse )
  • o_p_f

Ганзен (Анна Васильевна, урожденная Васильева) — талантливая переводчица. 1869—1942

Ганзен (Анна Васильевна, урожденная Васильева) — талантливая переводчица. Род. в 1869 г. Вышедши замуж за П. Г. Г. (см.), вместе с ним перевела всего Андерсена (СПб., 1893—1895), собрание соч. Ибсена (еще не закончено), ряд романов современ. скандинавских писателей в «Рус. Мысли» и др. журналах. Самостоятельно перевела стихами трагедию Эленшлегера «Ярл Гакон» (отд. изд., 1904), «Генриха V» Шекспира (изд. под ред. С. А. Венгерова), «Тысячу и одну ночь» Голгера Драхмана (М., 1904), «Комедию любви» и «Пер Гюнт» Ибсена (М., 1904—1905) и др.
После Октябрьской революции Анна осталась в Советской России.

Умерла в блокадном Ленинграде в своей квартире на Васильевском острове. Похоронена на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.

3. Возвратите А. В. Ганзен в Петроград

Анна Васильевна Ганзен — сотрудница «Всемирной литературы», переводчица с немецкого, датского, шведского и норвежского языков; в ее переводах, в частности, вышло собрание сочинений Г. Ибсена в издании А. Ф. Маркса.

В знаменитом альманахе К. И. Чуковского «Чукоккала» в 1919 г. появились стихи А. В. Ганзен, которые Корней Иванович предварил такими словами: «Много трудилась во „Всемирной литературе“ Анна Васильевна Ганзен, одна из лучших переводчиц той эпохи. Русские читатели моего поколения знали Андерсена, Ибсена, Гамсуна главным образом по ее переводам. Это была пожилая и добрая, всеми любимая женщина. Вечно хлопотала о каких-нибудь неимущих и страждущих, о голодных писателях, об инвалидах войны. По какому-то недоразумению она была арестована и вместе с дочерью очутилась в тюрьме на Шпалерной улице. Оттуда писала незатейливыми виршами письма своей приятельнице Зинаиде Афанасьевне Венгеровой, тоже работавшей в нашем издательстве. Зинаида Афанасьевна показала эти письма мне, и я попросил ее записать их в „Чукоккаллу“». Вот строки из письма, написанного 17 июня 1919 г.:

Все просьбы ни к чему, увы!

Меня увозят из тюрьмы —

В Москву, одну, сегодня в ночь.

Спокойна я, но плачет дочь[26].

А через 14 лет К. И. Чуковский описал в дневнике человеческие достоинства А. В. Ганзен: «Анна Васильевна Ганзен, с которой я теперь все ближе знакомлюсь на работе, — выступает предо мною все ярче. Бескорыстный, отрешившийся от всякого самолюбия, благодушный, феноменально работящий, скромный человечек, отдающий каждую минуту своей жизни общественной работе — заботе о других, несет на своих плечах всю Детсекцию; мы в Горкоме писателей хотели ее премировать, но она и слышать не хочет. Между тем — так нуждается…»[27].

О том, что с А. В. Ганзен произошло в 1919 г., она подробно рассказала в письме:

А. В. Ганзен — Л. Б. Каменеву.


25/IX 19 г.

Не знаю, как и благодарить Вас, глубокоуважаемый Лев Борисович, за мое и дочери освобождение. Огромное душевное Вам спасибо!..

Будь я бардом, я бы поспешила воспеть Вашу отзывчивость и свою радость звучными стихами, но увы!! моя мечта умеет только забавляться моими драматическими переживаниями, реагирует на них юмористически.

Краткое пребывание в Питере прибавило еще листок к трагикомическому альбому, начатому в первый день нашего ареста 14 VI[28].

Дело в том, что из Питера, — куда я под впечатлением Вашего дружеского напутствия, выехала с таким легким сердцем, — мы вылетели весьма скоропалительно — после «дружественного» предупреждения т. Бакаева[29], что он меня арестует, если я не уберусь до 20-го. Как же было не убраться?!.

Сидя же на вокзале, я получила по телефону из дому новое приятное известие о полученной уже после нас телеграмме от Отдела принудительных работ с требованием немедленно вернуться из отпуска. -

Теперь «отдел» нам больше не страшен. Благодаря Вам, мы — свободные гражданки… В Москве, а в Питере все-таки не смеем показаться.

Алексей Максимович Горький, пока я была в Питере, подписал 2 ходатайства о моем освобождении: одно по адресу В. Ч. К, другое — П. Ч. К. Первое я прилагаю к этому письму, а второе мои товарищи подали в П. Ч. К. Теперь все дело в том — удастся ли добиться того, чтобы т. Бакаев сменил гнев на милость. Без его индульгенции я возвращаться в Питер побаиваюсь. Как ни нужна я Горькому, он предпочтет, чтобы я гуляла на свободе в Москве, нежели «сидела» в Питере!

Последняя передряга уложила меня на несколько дней в постель, поэтому я лишь сегодня могу передать через т. Крыленко[30] это мое письмо с выражением моей глубокой благодарности и с …новою, очень робкой просьбой о совете: как быть, как умилостивить П. Ч. К.?!

С искренним большим уважением и с маленькой надеждой на то, что Вы вызволите меня окончательно

Анна Ганзен[31].

По-видимому, возвращение А. В. Ганзен в Петроград наталкивалось на трудно преодолимые препятствия, потому как оно потребовало нового обращения к Каменеву — на сей раз со стороны Горького:

М. Горький — Л. Б. Каменеву.

Уважаемый Лев Борисович!

Очень прошу Вас похлопотать о возвращении Анны Ганзен в Петербург.

Ганзен — известнейшая переводчица Андерсена, Ибсена и др. норвежцев, шведов; она ныне работает во «Всемирной литературе» и крайне необходима здесь.

Очень, очень прошу Вас — возвратите ее сюда!

3 X 19. Приветствую.

М Горький.

Просьба Горького была уважена…

кот

Этюд в викторианских тонах: "Мисс Черити" Мари-Од Мюрай

- Она безумная. Декламирует Шекспира шайке зверья!
Не знаю, откуда она получила эти сведения, но вынуждена признать: это была предельно точно изложенная суть моей жизни.


С книгами французской писательницы Мари-Од Мюрай [Marie-Aude Murail] я знакома давно. Сверхпопулярные «Oh Boy» и «Умник» оставили скорее в недоумении, а вот в «Голландский без проблем» я прямо влюблена и не перестаю советовать направо и налево. «Мисс Черити» (2008) ближе к последнему, чем к первым...



Итак, у меня на коленях розовый в узорчиках кипсек чуть менее килограмма весом, представляющий все радости современной библиофилки: плотную белую бумагу с фактурой, крупный разборчивый шрифт, тонкие ироничные иллюстрации Филиппа Дюма (это не тот ли Филипп Дюма, который для «Гермеса» платки рисует?), наконец, переплёт, который не разваливается, если в его сторону неаккуратно посмотреть. Невольно жалеешь, что такой большой том так быстро закончился. И сразу встаёт другая проблема – на кого, собственно, «Мисс Черити» рассчитана.

Collapse )

В декабре всё в том же «Самокате» выходит новая книга Мари-Од Мюрай: «Спаситель и сын. Сезон 1». Спаситель, точнее, Sauveur Сент-Ив – детский клинический психолог, с головой ушедший в работу после гибели жены. Его девятилетний сын Лазарь намерен во что бы то ни стало наладить контакт с папой... Как ни удивительно, повесть юмористическая.
фотка на пропуск

Премия имени А.Д. Сахарова «За журналистику как поступок - 2018»

Источник:

О Премии За журналистику как поступок:

Премия «За журналистику как поступок» присуждается с 2001 года авторам, отстаивающим в своих публикациях на высоком профессиональном уровне ценности, которые отстаивал А. Д. Сахаров.

Лауреатами Премии в разные годы были звезды отечественной журналистики Анна Политковская, Отто Лацис, Эльвира Горюхина, Андрей Пионтковский и др. , а номинировались на нее такие известные личности, как Михаил Ходорковский, Марк Розовский, Дмитрий Глуховский, Зоя Светова, Лев Рубинштейн, Александр Минкин, Елена Милашина, Елена Костюченко, Павел Каныгин…

В составе жюри Премии выдающиеся писатели, публицисты, общественные деятели современности - Гарри Каспаров (председатель), Светлана Алексиевич, Адам Михник, Томас Венцлова, Лилия Шевцова, Леонид Гозман, Игорь Яковенко, Виталий Челышев, Владимир Кара - Мурза, Валерий Борщев, Борис Вишневский, Юрий Фельштинский, и др. Учредитель Премии – предприниматель и правозащитник Петр Винс.

Условия конкурса:

С прошлого года географические и жанровые границы конкурса расширились: участвовать в нем могут авторы печатных СМИ, радио и ТВ, блогеры, видеоблогеры, пишущие и говорящие на русском языке независимо от территории проживания.

Награды победителям – денежные премии (лауреату – 500 тыс. рублей, номинантам – по 50 тыс. руб.), дипломы, ордена имени А.Д.Сахарова

(Примечание: большинство - женщины, что приятно. Я убрала мужчин.)

Список финалисток:

Елена Масюк, Новая газета

Вера Челищева, Новая газета

Татьяна Лиханова, Новая газета

Ольга Мусафирова, Новая газета

Виктория Габышева, блогер. Якутия

Анна Яровая, 7Х7

Екатерина Фомина, Новая газета

Ирина Тумакова, Новая газета

Софья Адамова The Insider

Олеся Шмагун, Новая газета

Алиса Кустикова, Новая газета

Регина Хисамова The Insider

Екатерина Маяковская The Insider

Анастасия Кириленко The Insider

Олександра Псьол


Неизвестно, что за женщина изображена на этой акварели Тараса Шевченко, но это может быть Александра Псёл, его талантливая и полузабытая почти-ровесница. Она тоже может претендовать на звание первой украинской поэтессы. Хотя авторство ее стихотворений некоторые подвергали сомнению - мол, это мистификация, фальсификация, стихи написала вовсе не она (а кто? сам Тарас Григорьевич?..) Возможно, это связано с тем, что Шевченко когда-то противопоставил украинскую поэтессу очень популярной в ту пору Ростопчиной - у нас, мол, есть не хуже! Но достаточно  ли этой ремарки, чтобы обвинять его в мистификации?.. Другие говорили, что она чуть ли не подражательница Шевченко - я бы так не сказала. Хотя можно заметить общее в мелодике и ритмике стихотворений (не им единолично изобретенной, кстати, а восходящей к украинскому фольклору - песням, думам), однако, на мой взгляд, у Александы Псёл есть собственный поэтический голос, хотя влияние, очевидно, имело место быть. Впрочем, любой большой поэт порождает тенденцию.
Переведу небольшую статью об Александре Псёл авторства Анны Черкасской, стихотворения оставлю в оригинале.

"27 октября 1887 года в Москве в доме Варвары Репниной упокоилась 70-летняя украинская поэтесса Александра Ивановна Псёл (1817-1887)
Родилась дочь помещика в селе Псёловке (теперь Псёлское) Великобагачанского района 1817 году (точной даты нет). Отец, Иван Михайлович, служил в канцелярии Николая Григорьевича Репнина, когда тот занимал должность малороссийского генерал-губернатора. В 1823 году И.М. Псёл и его жена умерли во время эпидемии, оставив семерых детей. Сирот разобрали родственники и друзья. Семья губернатора Репнина взяла на воспитание трёх сестёр Псёл: старшая - Александра, средняя - Татьяна (больная, прикованная к постели) и младшая (младеница) - Глафира.
Сёстры Псёл закончили Полтавский институт благородных девиц, основательницей и благотворительницей которого была жена князя, Репнина Варвара Алексеевна - внучка последнего украинского гетмана Кирилла Разумовского. 16-летняя Шурочка закончила обучение с отличием. «Сёстры Псёл были весьма образованные и талантливые девушки. Глафира Ивановна прекрасно рисовала, а Александра Ивановна недурно писала малороссийские стихи», – вспоминал М.И.Стороженко.
Летом 1843-го Тарас Шевченко гостил у князя Репнина в Яготине. Об этом времени поэт писал из ссылки в письме к Варваре Николаевне (FV - Это уже дочь Варвары Алексеевны Репниной, урожденной Разумовской, и князя Репнина. Ох уж эта традиция называть дочерей в честь матери!) от 7 марта 1850 года: «Все дни моего пребывания когда-то в Яготине есть и будут для меня ряд прекрасних воспоминаний». В имении князя сёстры Псёл познакомились с Тарасом Шевченко. Леонид Билецкий писал: "Поэт вращался в очень симпатичном кругу панночек, высококультурных и образованных, как княжна Варвара... в обществе такой талантливой украинской поэтессы, как Александа Псёловна"... Образовалась известная геометрическая фигура - Варвара Репнина и Шурочка Псёл - влюбились в Шевченко. Тарас же отдавал предпочтение юной Глаше Псёл, хотя нередко ездил к возлюбленной Анне Закревской.
Collapse )