September 29th, 2018

лытдыбр

Десант Пикс продолжает работу: статья о женской истории в сентябре

Софья Егорова, Культурология:
1. Сказочные иллюстрации Элеанор Фортескью-Брикдейл - лучшей британской акварелистки викторианской эпохи
2. Ритуальные маски и «гарлемский ренессанс»: Как добилась успеха первая чернокожая художница

Лилит Мазикина, Культурология
1. Мужеубийца, амазонка, несчастная мать: Как женщины становились правительницами мусульман. Шах Джахан, Фатыйма-Солтан, Баху, Разия, Шаджар.
2. Наполеон и женщины: Пять историй не о любви. Блудница, сводня, противница, оппонентка и героиня войны. Полина Бонапарт, Тереза Тальен, королева Луиза, Анна де Сталь, мадам Сан-Жен.
3. 5 женщин-философов, прославившихся во времена, когда женщин и философию считали несовместимыми. Гипатия, Лу Саломе, Туллия д’Арагона, Кристина Пизанская, Анна де Сталь.
4. Пять ужинов за вечер и борьба за своё достоинство: Как жили и работали хористки до революции.
5. Женщины и тяжёлый труд во времена, когда «женское было женским, а мужское — мужским».

Лилит Мазикина, Домашний очаг
1. Алёна Арзамасская: монахиня, ведьма и главная пропагандистка Стеньки Разина
2. Неправильные близнецы: история сестринской любви, которая спасла для мира гениальную художницу. Джудит Скотт.
3. Амелия, пропавшая в небе: Лётчица, которую помнили и искали 80 лет. Амелия Эрхарт
4.Сельма Лагерлёф: как нобелевская лауреатка не оценила любовь нацистской Германии
5. Джеймс Бэрри, легендарный хирург: хорошая девочка обязательно наведёт порядок.
6. Ольга Тян-Шанская: путешествие в мир насилия и чудесного русского кружева
7. Елизавета Баварская: королева, которую свела с ума свекровь и убил случайный прохожий.
8. Кайны: поэтессы, чьи стихи знал каждый араб, и которые всё равно оставались вещью. Сакан, Ариб, Фарида, Инан.
9. Заха Хадид, архитектор-звезда: она любила Малевича, а ее сравнивали с Дали
10. Айседора Дункан: обязанность быть очаровательной и оплеухи Сергея Есенина
11. Лидия Вертинская и её сказочная любовь в такой несказочной жизни
кот

"Открывается внутрь" -- сборник рассказов Ксении Букши

Лев Наумович пьет кофе. Дочка приходила, соображает он, глядя, как она выбирается из подъезда прочь, со своей маленькой сумочкой бежевого цвета, в мешковатом клетчатом пальто и в беретке. Почему-то я её больше не люблю. Как это неправильно, что я больше никого не люблю. Разучился, что ли. Обидно, что умом я помню, как я любил её, и что чувствовал, когда брал на руки, когда мы с ней рисовали истории на большом ватмане. Целую субботу могли рисовать. Выдумывали всякие особые дорожные знаки, фантазировали, как мы расставим их по всему городу, взамен обычных... рассуждали, как изменятся правила дорожного движения. Или как я залез на дерево, привязал веревку и устроил гигантские шаги, а она кульком висла на веревке, визжала, а я её учил. И во всей этой ерунде было столько любви. Что я чувствовал, когда она по утрам заваливалась к нам на диван, между мной и женой? Я что-то чувствовал. Лев Наумович морщит лоб, сильно трёт между бровями. Я ведь помню, помню, почему же я этого больше не могу.



Collapse )