September 16th, 2018

кот

Оптимизм -- баг или фича?

В продолжение израильской темы хочу рассказать об интереснейшей научно-популярной книжке, вышедшей в конце июля в издательстве "Азбука-Аттикус". Название The Optimism Bias: A Tour of the Irrationally Positive Brain остроумно перевели "Так полон или пуст? Почему все мы – неисправимые оптимисты" и сопроводили изображением полупустого стакана на обложке. Из того, что я называю стакан всё-таки полупустым, можно сделать вывод, что я если и оптимистка, то хорошо информированная.



Тали Шарот [Tali Sharot, טלי שרוט] -- представительница сравнительно новой, динамично развивающейся отрасли психофизиологии: когнитивной нейробиологии. Родом она из Израиля, училась и работает в Лондонском университете, на факультете экспериментальной психологии. Исследуя механизмы принятия решения, она и её коллеги столкнулись с любопытным явлением. Мы склонны переоценивать приятные события, происходящие с нами, и недооценивать неприятные. Внимание, опыт! Испытуемым предлагалось описать события, локализованные в будущем. Совершенно житейские, повседневные. Стрижку, например, поездку на пароме или получение какого-нибудь документа. Как пишет сама Шарот, эти серенькие картинки фантазия испытуемых расцвечивала в самые яркие тона. Во время банального путешествия на пароме вокруг разворачивались красивые пейзажи, и лёгкий ветерок ерошил причёску. Подстриженная шевелюра торжественно жертвовалась в фонд, занимающийся изготовлением париков для онкологических больных. А если предложат написать сочинение, что будет через пять лет?

Collapse )

Екатерина Коути "Недобрая старая Англия"


Отрывок из книги
"Тяжелые цепи Гименея"
Наравне с детьми, женщины оставались самыми бесправными членами общества. Замужняя дама не имела права заключать контракт от своего лица, распоряжаться имуществом или представлять себя в суде. Подобное бесправие иногда приводило к всевозможным казусам. Например, в 1870 году воришка стянул кошелек у Миллисент Гаррет Фосетт, суфражистки и жены либерального члена парламента. Когда женщину пригласили в зал суда, она услышала, что вора обвиняют в «краже у Миллисент Фосетт кошелька с 18 фунтами 6 пенсами, являющегося собственностью Генри Фосетта». Как сказала пострадавшая: «Мне казалось, будто меня саму обвиняют в воровстве». Правовая грамотность была настолько низкой, что многие женщины узнавали об отсутствии прав, лишь когда дело доходило до судебных разбирательств. До тех же пор они считали, что уж в их-то жизни все благополучно и беда обойдет их стороной.
За правонарушения представительниц слабого пола порою наказывали строже, чем мужчин. Взять, например, такое преступление, как двоеженство (двоемужие). Бигамия была противозаконной, но встречалась совсем не так редко. Например, в 1845 году рабочего Томаса Холла привлекли в суд по этому обвинению. Его жена сбежала, а поскольку кто-то должен был присматривать за маленькими детьми, Холл женился повторно. Чтобы получить развод, требовалось разрешение парламента — дорогостоящая процедура, на которую у подсудимого не хватило бы денег. Принимая во внимание все смягчающие обстоятельства, суд приговорил его к одному дню заключения. Женщины, обвиненные в двоемужии, не могли отделаться таким легким приговором. В 1863 году перед судом предстала некая Джесси Купер. Первый муж покинул ее, пустив слухи о своей смерти, чтобы обмануть кредиторов. Поверив молве, Джесси снова вышла замуж. Когда ее первого мужа арестовали и обвинили в растрате, он в свою очередь донес на жену. Новый муж Джесси поклялся, что на момент заключения брака считал ее вдовой, поэтому расплачиваться пришлось ей одной. Женщину признали виновной и приговорили к нескольким месяцам тюремного заключения.
Collapse )