August 14th, 2018

"Путешествие Эгерии"

О первой поэтессе, Энхедуанне, уже был пост.
А что насчет самого раннего прозаического произведения, написанного женщиной?
"Эгерия (Этерия, лат. Egeria, Aetheria, также упоминалась как Сильвия; IV век н.э.) — паломница, по происхождению, возможно галльская или галлекская монахиня или зажиточная женщина, которая совершила паломничество в Святую Землю, вероятней всего, в 381—384 годах. Она оставила отчет о своем путешествии в длинном письме к своим домашним — «Itinerarium Egeriae», которое фрагментарно сохранилось в составе позднего кодекса XI века. Это произведение, судя по всему, древнейший сохранившийся прозаический текст, написанный женщиной."
Из Википедии
Естественно, это не значит, что раньше женщины ничего не писали - речь о текстах установленного авторства, а авторство многих античных и более древних текстов неизвестно; кроме того, далеко не всё уцелело. Тем не менее, странно, неужели из более ранних римлянок, например, ничего не осталось?.. Поэтессы были, и не так уж мало.
Collapse )

кот

Калечина-Малечина, сколько часов до вечера?

С первых же страниц мне пришло в голову, что Катя местами напоминает другую девочку, Наташу из популярнейшего мультфильма "Дом для Кузьки" по сказкам Татьяны Александровой: https://fem-books.livejournal.com/1563403.html. Но в квартире девочки выпало материализоваться не чумазому очаровашке домовому, а гораздо менее приятному персонажу русских народных сказок.

Поймите правильно, не то чтобы я веровала в существование всяческих шишиг. Хотя говорят, пожить в деревне да послушать, как ветер в трубе воет, поверишь и в домового, и в полевого. Однако классическая литература к убеждению тоже руки приложила:  В дочки либо в сестрички возьмите меня, люди добрые...



Иллюстрация Татьяны Гиппиус к сказке Натальи Манасеиной "Кикимора" могла бы подойти и для "Калечины-Малечины"... Мифопоэтическая традиция Серебряного века, оказывается, не прервалась, и пустила вокруг бетонных плит соцреализма тонкие, грациозные и колючие побеги. Сологуб, Зиновьева-Аннибал, Ремизов, как оказалось, легко уживаются внутри канвы советской и постсоветской школьной прозы. Забавно, что фамилия главного хулигана такая же, как у писателя, рассказавшего в XIX веке очень близкую сюжетно и духовно историю.

Действие первое. Невыросшая Катя. В "Калечине-Малечине" нет слов "ребёнок", "дети",  "девочка", "мальчик", "взрослые", "мужчина", "женщина". Есть только выросшие и невыросшие. Катя -- невыросшая. На почве сенсорной перегрузки у неё возникает странное переживание: разобщённость восприятия. Зрение воспринимает не целостную картину, а пёстрые бессмысленные пятна, слух ловит нечленораздельный рёв или подставляет по своему разумению глупые, нелепые слова, пространственное  чувство отключается, вызывая ступор. Но довольно о Кате, кто вокруг неё? Усталые, замороченные родители, которые бы и рады помочь своей невыросшей, да сил нет. Жестокая учительница, не сознающая своей жестокости.  Липовая школьная дружба и вполне  выраженная школьная вражда, та бессмысленная озлобленность против человека, когда и причины объяснить не можешь, и как-то справиться с этим чувством, и отвлечься. Только растоптать, сокрушить, замучить и с недоумением спрашивать себя впоследствии, а фиг ли ж это мы.   Ваддей Ратнер в "Тени баньяна" сообщает, что в кхмерском языке для этого эмоционального состояния существует отдельное слово "кумм". Выросшие, ещё более непонятные, но зачастую столь же озлобленные.

Действие второе. Те же и она.

Collapse )

Одна только у меня к молодой московской писательнице Евгении Некрасовой претензия: мало! Посему желаю творческих успехов и льщу себя надеждою на роман-эпопею.