June 20th, 2018

Марселина Деборд-Вальмор

"Поль Верлен называл ее «единственной талантливой женщиной века и всех времен». И её имя стоит почему-то в списке "проклятых поэтов", а потому у меня есть предложение поместить в этот список всех-всех поэтов - жизнь Марселины Деборд не отличается какими-то богемными ужасами, вполне в духе тех времён.
Марселина Деборд-Вальмор (Марселина Фелисите Жозефина Деборд) родилась 20 июня 1786 года в семье художника и актрисы в городке Дуэ.
В 1801 году мама с дочерью отправились на Карибы, как сказали бы сейчас, в Гваделупу, видимо работали актрисами. Через год мать Марселины умирает от жёлтой лихорадки, и дочь возвращается во Францию, где работает в театрах. Влюбилась в актёра, которого в стихах называла Оливье.Рождённый от этой связи сын умер в пятилетнем возрасте. В 1817 вышла замуж за актёра Проспера Ланшантена (Вальмор), которому родила троих детей: дочери Инес, Ондина и сын Ипполит. В 1818 году издатель Франсуа Луи предлагает ей издать однотомник всех её романсов и стихов, рассеянных по разным альбомам. Первый сборник появился в 1919 году под названием « Элегии и романсы». Так родился новый поэт – Марселина Деборд – Вальмор. Она оставила сцену в 1823 году. С того времени занялась творчеством. В те же годы у неё началась продолжительная любовная связь с журналистом Анри де Латушем, человеком очень влиятельным в литературном мире.
Король Луи-Филипп наначил ёй пожизненную королевскую стипендию. Поэтесса была отмечена многими премиями. Умерла 23 июля 1859 года в Париже, пережив смерть двух дочерей."



Нет имени иным недугам, но они
Жизнь превращают в ночь, уничтожая дни;
Ни жалоб, ни речей уста не изрекают,
И слёзы, по щекам ручьями не стекают.
Откуда знаем мы на тонущих судах,
В каких таился гром карающих звездах?
Да и не всё ль равно? Несчастие повсюду,
Прошедшее темно, и мерзко верить чуду.
Тогда в самих себе опоры лишены,
Тогда не любят нас и мы не влюблены,
Тогда впиваемся полуугасшим взглядом
В неверный счастья мир, что и далёк, и рядом,
И создан для таких, как мы, - но не для нас -
И видим: луч дрожит, уходит... и погас

Элизабет Гауптман


Соавторка Бертольда Брехта

"В 1920 году любовница Брехта Дора Манхайм («фрейлен До») познакомила его со своей подругой Элизабет Гауптман – наполовину англичанкой, наполовину немкой. В ту пору Брехт выглядел как молодой волк, худой и остроумный, марксист по убеждениям, стригущийся наголо и позирующий перед фотографами в кожаном пальто. В зубах у него – неизменная сигара победителя, вокруг него – свита поклонников. Он дружил с кинематографистами, хореографами, музыкантами. Элизабет Гауптман помогала ему в написании «Ваала» – пламенного манифеста, который произвел переворот во всем тогдашнем театре. Эта удивительная молодая женщина, переводчица с английского, делила с Брехтом и постель, и письменный стол. «Секс в обмен на текст», – как резюмировал исследователь, придумав эту весьма емкую, хотя и грубую формулу. Фуэджи утверждал, что 85 процентов рукописи «Трехгрошовой оперы» – дело рук соавторши Брехта. А что касается «Святой Иоанны скотобоен», то тут и все 100 процентов принадлежат перу Гауптман. По мнению Фуэджи, те, кого «клыкастый вампир в пролетарской робе» укладывал в постель, и написали его лучшие сочинения. С этим решительно не согласно большинство исследователей творчества немецкого драматурга."

Позднее - Элизабет Гауптман, узнав об (очередной) женитьбе Брехта, пыталась покончить с собой, но ее чудом удалось спасти.

Цитата из книги "100 великих любовников"
Мда, величие впечатляет... Великий любовник - это тот, кто мастерски пользуется женщинами?..

Муаззез Илмие Чиг


Муаззез Илмие Чиг сегодня исполняется 104 года. Она турецкая ученая, занимается археологией, специализируется в шумерологии.
Родилась в семье крымских татар. Её предки покинули Крым и эмигрировали в Турцию; семья отца обосновалась в Мерзифоне, а матери — в Бурсе. Там Муаззез и появилась на свет всего за несколько недель до начала Первой мировой войны. Её родители переехали сначала в Измир, а позже, после того, как греческие войска 15 июня 1919 года вторглись в Измир, уехали в Чорум.
В Чоруме она посещала начальную школу, а позднее в Бурсе ходила в частную школу Bizim Mektep, где изучала французский и игру на скрипке. В 1926 году она сдала вступительный экзамен в педагогическое училище в Бурсе. После окончания училища в 1931 году, она устроилась на работу в Эскишехир, где преподавал её отец.
В соответствии с республиканским духом времени, факультет языков, истории и географии Анкарского университета целенаправленно вёл набор студенток. Муаззез Чик прошла конкурс в 1938 году и получила место на кафедре археологии. Там она училась у немецко-еврейских учёных, бежавших из Третьего Рейха, Ханса Густава Гютербока и Бенно Ландсбергера, немецкому языку, хеттологии и шумерологии. В 1940 году она окончила учёбу. В то же время она вышла замуж за Кемаля Чига (1913—1983), директора музея Топкапы в Стамбуле; с ним осталавалась вместе до конца его жизни.

Она работала в Археологическом музее Стамбула в команде Сэмюэла Крамера над реставрацией и переводом 75 000 шумерских глиняных табличек. В 1971 году она вышла на пенсию. Она продолжила заниматься наукой, посещала международные шумерологические конгрессы, перевела на турецкий язык книгу Сэмюэла Крамера «История начинается с Шумера» и написала множество популярно-научных работ для турецких читателей.
Дискуссия о платках
В 92 года подверглась судебному преследованию. Как историк она выдвинула тезис о том, что прикрывающий голову платок впервые появился у шумеров. В то время он входил в дресс-код шумерских храмовых проституток. Этот научный тезис привёл к тому, что в 2006 году против неё был начат судебный процесс за распространение религиозной вражды (оскорбление ислама). К счастью, суд вынес оправдательный приговор, придя к выводу, что её книга не разжигает ненависть в Турции (еще не хватало посадить именитую ученую даму весьма почтенных лет ...)

Из Википедии
кот

Новинка: вкус нашего детства

Нечасто в сообществе появляются анонсы кулинарных книг, но, поболтавшись несколько дней по жаре, я, что называется, дозрела. Пусть уже немного попрохладнее, но у нас впереди июль и август!



И.В. Чадеева, "Мороженое. Вкус нашего детства"
Издательство Эксмо, 2018
ISBN: 978-5-04-093908-4
Издательская аннотация: Наверняка вы помните, как в детстве в тёплые летние деньки искали на улице тележку с этим освежающим молочным лакомством и просили у родителей непременно купить вам стаканчик! Фруктовое, сливочное, шоколадное, эскимо… Такое вкусное и такое любимое! А сколько вы бы отдали сейчас, чтобы вернуть тот самый вкус, напоминающий о весёлом и беззаботном детстве? Ирина Чадеева дарит вам уникальный шанс снова насладиться любимым мороженым детства без машины времени или сложной дорогостоящей техники. Каждый рецепт в этой книге составлен по советским ГОСТам и адаптирован для домашнего использования, чтобы вы смогли вернуться в детство и поделиться радостью со своими друзьями и близкими

* * *

Вот и детство моё беззаботным не назвать, и ассоциируется оно далеко не с мороженым, и гланды не велят холодными лакомствами увлекаться. Мороженое мне интересно как некая вершина кулинарного мастерства, что-то "такое-некое-этакое", сверхзадача, вызов. Мои сверстницы наверняка помнят сверхпопулярную книгу Саиды Сахаровой "Школа домашних волшебников". Она начиналась с рецепта мороженого. Да не какого-нибудь, а фисташкового. Надо было видеть наши физиономии! Вплоть до того, что ходили спрашивать у матери, где берут фисташки. Мама, бедная, ответила, что ни разу в жизни их не видывала. Позднее я пыталась приготовить мороженое по рецепту Сахаровой и её волшебницы Калинки, но за отсутствием мороженицы вышло незабываемое месиво. Мама на то сказала, что у них двадцать пять лет назад тоже вышло месиво, а они стряпали целой группой. И вот теперь -- на штурм пломбира, в атаку на эскимо! Эх!

А для тех, кто кулинарией не интересуется, книга может выступить свидетельством того, как покупные продукты (и промышленные стандарты, кстати!) проникают на домашнюю кухню.