December 15th, 2017

branches
  • svarti

Женщины и NaNoWriMo

Есть такое мероприятие - всенародный месячник написания романа. Основная задача - написать за месяц роман в 50 000 слов. Говорят, помогает от ложного перфекционизма и графофобии. Я об этом узнала уже после того, как моя многолетняя фобия письма была убита (иногда я, человек патологически не завистливый, завидовала графоманам - им-то писать нравится), а то бы, возможно, попробовала, несмотря на загруженность и жизнь на два города.
Жанна Пояркова рассказывает о том, что мешает женщинам во время написания книги.

...У большинства участников НаНо возникает много проблем, связанных с семьей, – их внимания требуют мужья, дети, бабушки, дяди, тети, подружки и прочее, что лично мне по барабану. Основная проблема в этих случаях – донести, что ты занят важным делом и тебе нужно пространство. Особенно меня поразили ситуации, когда женщины на полном серьезе говорили, что им нужно кормить и развлекать мужа. Оказывается, это все еще кейс. Как по мне, так если человек не способен сделать себе бутер или яичницу, пока жена занята своими делами, то ему нужно в детский сад к няне.
...Я также присоединилась к русскому телеграм-чату, который – честно признаюсь – вначале меня шокировал. Дело в том, что он был на 95% заполнен женщинами, которые щедро делились своими проблемами с ужином для мужа, отвлекались на детей, поднывали, обсуждали повороты любовных романов, рассказывали про какие-то лавбургеры и книги о том, как писать бестселлеры (hate!), а также говорили о трехактной структуре, что просто неприлично. Почти со всеми участницами в обыкновенной жизни вне НаНо у нас был бы нулевой шанс на контакт. Но… тем интереснее!

Несмотря на стиль разговоров, многие из женщин-писателей в чате отлично планировали свое время, успевая делать массу всего одновременно. Там были люди в диапазоне от молодых сценаристов до технических писателей, от создательницы трэвелогов до любителей эпических саг. Ряд людей был experienсed writers со своим подходом к работе, они тоже имели ряд изданных работ. Многие были интересными личностями. Например, в чате была девушка, которая пишет свои книги на пишущей машинке, т.к. не доверяет технике после неоднократной потери части материалов. Это прямо воу!
кот

"Молёное дитятко" -- рассказы Анны Бердичевской

Котёнка назвали Васей, потому что надеялись, что это кот.

После "Крука" очень ждала следующую книгу Бердичевской, внутренне надеясь, что будут рассказы и будет мемуарное. Несколько строчек автобиографии поразили меня в самое сердце: родилась в Соликамске, в женской тюрьме, много лет прожила в Грузии, работала фотокорреспонденткой в так называемых горячих точках... Что за циничное, в сущности, наименование -- горячая точка, подумалось сейчас. Какие точки? Аж целые пространства. И, несмотря на горький опыт, вынесенный из этих пространств, Бердичевская никогда не впадает в омерзительный "бывалый" тон, а-ля автор пожил, автор знает. Она никого не учит правильно жить. Дорогого стоит, согласитесь.

Горел партбилет плохо, смердя корочкой. Но всё же сгорел.

И ещё чего нет в "Молёном дитятке" -- трагедийности. Трагедия вторгается в основном с чужими монологами. Рассказ "Соляной столп" начинается в духе комедии положений. Курортница заводит лёгкий роман, и тут выясняется, что её зазноба -- гей, никогда не имевший близости с женщиной. Парень в восторге: случайная связь для него становится золотым билетом. Оказывается, можно обзавестись семьёй, произвести на свет детей, не переставая быть геем! А женщина влюбилась. Уезжать теперь тошно, милая моя, взял бы я тебя...
Какие разные по подходу к жизни -- Бердичевская и её героиня.

На вечере один старый дядька прочёл три прекрасных стихотворения, два о любви и одно о смерти. Просто о смерти, не на войне. Прочёл он свои стихи зычно и хрипло, мощно прочёл. Потом оглядел притихший зал и сказал:
-- Я поэт Борис Ширшов. Запомнили?! Ну и зря. Потому что эти три стихотворения -- всё, что я написал. Остальное -- говно! Мои восемь книг нужно сжечь и пепел развеять. А меня -- пожалеть.


Пост о романе "Крук": http://fem-books.livejournal.com/1293382.html