November 30th, 2017

branches
  • svarti

Феминизм и российский литпроцесс

"Интересно, что развитие феминистской литературы (художественных произведений, написанных с феминистской точки зрения) упирается в отсутствие собственных институций. Потому что существующие институции, как правило, работают в рамках патриархальной культуры и отражают именно патриархальную (ну, или продвинутую патриархальную) картину мира.В результате женская поэзия (в данном случае вообще, а не только феминистская) все равно вытесняется в своего рода гетто. Нужно что-то вроде журнала с феминистской редколлегией и/или литературной премии с феминистским жюри, причем премия должна быть общелитературной и присуждаться не только авторам-женщинам. Вот тогда, вероятно, и начнутся какие-то подвижки".

АННА ГОЛУБКОВА

Маргот Осборн

Маргот Осборн нельзя назвать знаменитой поэтессой, о ней мало информации в интернете, даже фотку не найти. Я узнала о ней из учебного пособия "Теорія і практика віршового перекладу" ("Теория и практика стихотворного перевода") Ольги Ивасюк. Мне понравились ее стихи - очень образные, прямо картинки встают перед глазами. Писала она в разных формах - от сонетов до верлирбров.


Родилась Маргарет Кэмп (ее девичья фамилия) в 1902 году в Уэйнфлите, Линкольншир, Англия. Школьные годы провела в пансионе Святой Марии в Кенте. Там она научилась отлично играть на фортепьяно - любовь к музыке останется с ней на всю жизнь, даже в возрасте за девяносто она каждый день играла по полчаса.
Позже ее семья переехала в Рочестер, графство Кент. После школы Маргарет проработала несколько лет государственной служащей, а потом познакомилась со своим будущем мужем - Артуром Осборном. Он уже три года как овдовел, воспитывал 10-летнюю дочку. Замуж она вышла по любви, и в этом браке она родила четверых детей.
В 1921 году она переехала к мужу в Канаду, в "дикий Саскачеван". Там, в деревеньке Элдерсли, супруги открыли универмаг. Однако в 1928 году их бизнесу пришел конец - дом и магазин сгорели, и Осборны перебрались в Реджайну, столицу Саскачевана. Артур устроился на работу в гостиницу, а Маргарет посещала лекции в Университете Реджайны. Там же она познакомилась с Церковью Христианской Науки, которая сильно повлияла на ее мировоззрение (у нее немало стихотворений на религиозные темы).
В 1935 году ее муж умер, и Маргарет осталась одна с четырьмя детьми в возрасте от 3 до 12 лет. Она тяжело переживала смерть мужа, и ее религиозность в эти годы усилилась.
Collapse )

Казимира Иллакович

Статья Наталии Салагубовой

"Имя польской поэтессы Казимиры Иллакович хорошо известно в Польше. А в Латвии, точнее в Латгалии — крае, который она считала своей Родиной — об этой удивительной женщине мало кто знает.

С самого рождения судьба словно испытывала Казимиру на прочность. Она была внебрачным ребенком виленского адвоката Клеменса Зана и очаровательной Барбары Иллаковичны, которая к тому же была гораздо моложе своего незаконного супруга. Кроме Казимиры от этой большой любви родилась еще одна славная девочка, которую назвали в честь матери Барбарой. Но маленькая Казя не знала своего отца, за месяц до ее рождения он погиб при весьма странных обстоятельствах. Неизвестный убийца застрелил виленского адвоката в поезде. Матери с двумя крошками пришлось многое пережить: потерю любимого человека, нищету. Они настолько бедствовали, что вынуждены были снимать самые дешевые чердачные комнатушки. Чтобы хоть как-то обеспечить девочек пани Барбара давала уроки иностранных языков, музыки и пения. Став взрослой девушкой, Казя писала, что никогда не забудет, как холодный дождь стучал по крыше их скудного жилища.

Пани Барбара отправлялась по урокам, а за девочками приглядывала бабушка Казимира. Она рассказывала детям сказки, и Казя, затаив дыхание, упивалась этими простенькими фантазиями. В хорошую погоду бабушка выводила сестренок на прогулку. Казалось бы, что мог помнить трехлетний ребенок, но темная и дикая река, узкие улочки, канавки вдоль тротуаров прочно отпечатались в детской памяти. «Мы были так бедны, что у мамы не было зимних ботинок», — впоминала поэтесса. Пани Барбара, простыв, немножко поболела и, отойдя в мир иной, оставила своих малюток круглыми сиротками. Басю забрала сестра матери, а Казю удочерил брат пани Барбары Якуб Иллакович. Так девочка оказалась в наших краях. Родные Клеменса Зана — отца девочек — родственных чувств к детям не испытывали, что весьма удивительно. Ведь отцом Клеменса и дедом Баси и Кази был известный поэт, в молодости член тайного общества студентов Виленского университета, друг великого поляка Адама Мицкевича — Томаш Зан.

Потерянный след

Беспризорную девчушку приметила Софья Буйнова, урожденная Плятер-Зиберг. Так у Кази появилась заботливая опекунша, фактически вторая мама. В ее доме девочка обрела любовь и заботу. Мы попытались найти следы Казимиры Иллакович в наших краях, но пока безрезультатно. Как нам рассказала пани Халина Шакель, лет 8 назад на гарнизонном кладбище была запущенная могила Якуба Иллаковича, но вряд ли она сохранилась. А у самой пани Халины, которая очень много сделала для сохранении и восстановлении истории поляков Даугавпилса, на уход за старинными захоронениями нет сил. В Ликсненской волости на кладбище Старые Патмали среди прочих надгробий Плятеров сохранилось и надгробие, под которым покоится прах Софьи Плятер-Зиберг Буйновой и указаны годы ее жизни 1847-1909. Мы связались с музеем в Ликсненской волости, но и тут нас ждало разочарование: ничего вразумительного о Софье Буйновой нам рассказать не могли. Информацию о том, что Казимира Иллакович училась в Двинске в русской гимназии, разыскать тоже не удалось. Кстати, несмотря на не особо приветливого дядюшку, Казя подписывала свои произведения мужским вариантом фамилии Иллакович. Правда, для друзей она всегда оставалась Иллой. А по примеру известной польки Марии Домбровской в последствии ее будут звать святой Тересой.

Collapse )

Польские поэтессы в переводах Натальи Астафьевой

МАРИЯ ПАВЛИКОВСКАЯ-ЯСНОЖЕВСКАЯ (1891—1945)

ТЕТКИ
Тетки будничны были, на фей непохожи.
Затрапезные, пресные, честные жены,
ни волос золотистых, ни тощеньких ножек,
ни очей колдовских, ни ресниц изумленных.

Дом, усадьбу, семью содержали пристойно,
управляли мужьями, духи презирали,
даже в лунную ночь засыпали спокойно
в царстве пшенно-куриной стряпни и морали.

Лишь одна тетя Йола являлась как фея,
как парижская кукла, и пахла фиалкой.
В птичьих перышках, легкими тюлями вея,
целовала, таясь под звездистой вуалькой.

И куда-то исчезла за вихрями следом,
в пору молний весенних, и ливня, и града…
Тетки горько рыдали — но был им неведом
вкус любви роковой и… крысиного яда.
Collapse )

Вера Меркурьева

Эссе Светланы Астриковой
"Петру Дубенко, коллеге по МСП «Новый Современник» я как то задала вопрос о Боткинском кладбище  Ташкента.. На нем, как знала из книг, были почти рядом похоронены две загадочные поэтессы Серебряного века – Елизавета Дмитриева (Черубина де Габриак) и  Вера Меркурьева.
Но кладбища – не сохранилось...На его месте - чайхана, террасы с шашлычными мангалами... Поэтесса, которой не было. По воспоминаниям современников, ее голос был необычен, как из сказки: медленный, певучий, врастяжку.... И сама она обросла легендами так, что непонятно: была ли она, жила ли? Еще одна из породы, стаи- сиринов, вещих птиц, с мимолетной тенью от крыла...
И как писать о ней? Какими словами? Ищу штрихи. А ключ дает письмо М. И Цветаевой Вере Меркурьевой, точнее, из него строфа, строчка: Ваши стихи не помню наизусть. Но помню главное в них – интонацию».. Вот это, главное – интонацию жизни Веры Меркурьевой я и попытаюсь уловить. Прописать . Хотя бы штрихам. Сделать явственным еле слышное звучание ее. Вышить канву. Так, чтобы можно было ощупать, ощутить, осязать.. Написать портрет, пусть и воображаемый только!
***
Итак. Начало. Истоки. Странная семья. Шестеро детей, мать – дочь крестьянки и солдата, отец – землемер, член Межевой Судебной палаты. Родители разошлись еще в раннем детстве Веры, которое, кстати, она провела тоже на юге – в Тифлисе. Строгий быт, замкнутая, властная, очень верующая мать: женщина в черном тафтяном платье и чепце. Верочка, слабая и болезненная с детства,была отнюдь не избалована вниманием братьев и сестер. Сама по себе – играла, занимала себя, в себя вслушивалась.
Обладающая с младенчества слабым слухом, она, до ошеломления, страстно любит музыку, читает с четырех лет, сама выучив «склады», почти украдкой, по ночам, вечерами...
Collapse )
кот

Четверг - стихотворение. Маргарита Пас Паредес

Маргарита Пас Паредес [Margarita Paz Paredes] родилась в 1922 году в Сан-Фелипе. Collapse )
Из предисловия к подборке стихов [М., Созвездие Лиры, 1981]: Лирика Маргариты Пас Паредес покоряет искренностью и жаждой полного слияния с миром людей и миром поэзии. Эта жажда раствориться — в любви, поэтической исповеди, природе — основана на постоянной готовности к самоотдаче, к самопожертвованию; любая жертва не напрасна: она всегда кому-то помогает, кого-то спасает, она — мост, перекинутый от человека к человеку. Возможно, что и так, но "Адам во тьме" [Adan en sombra], мне кажется, о противоположном. О невозможности слияния и о бессмысленности любой жертвы. "В день седьмой бог создал человека", - но, согласно Книге Бытия, в день седьмой Бог опочил от дел своих, отдыхал. Адам и Ева созданы, но -- в какой мере они люди, зависит уже только от них самих...

Адам во тьме

И в день седьмой
Бог создал человека
По образу, подобью своему.
И, вдунув в грудь ему дыханье жизни,
зажег очаг любви во тьме вселенной.

Так ты, по образу моей мечты,
был нежностью моей когда-то создан:
дала я легкость волн твоим ладоням,
чтоб было где играть моим дельфинам,
и свет, что неотступно возникал
в моих глазах при мысли о тебе,
я весь перелила в твои глаза;
и твоего нетронутого лба
коснулся голос мой неслышным вздохом;
зарей любви я осветила ярко
своей души тайник неосвещенный,
что до тебя был мрачен и заброшен…
Теперь он весь дрожит, тобой встревожен,
как запахом цветов пчелиный рой.

Так ты, по образу моей мечты,
моею страстью для меня был создан.
Но всех моих усилий волшебство
разбилось о стекло, что защищало
тебя от жара сердца моего.

И снова ты, как в первый миг творенья, —
бесчувственный комок холодной глины.
Божественным дыханием любви
тебя, увы, я не одушевила.
Адам во тьме, ты не подвластен чуду…
Но без тебя
я, Ева, также буду
творить вокруг тебя
свой рай земной.


Перевод Инны Чежеговой

Прочесть всю подборку можно здесь: http://imwerden.de/pdf/paz_paredes_constelacion_lira.pdf