November 22nd, 2017

Энн Эпплбаум "Красный голод. Война Сталина с Украиной" (Red Famine. Stalin’s War on Ukraine)

Новая книга Пулитцеровской лауреатки Энн Эпплбаум.
"Новая книга американского историка и журналистки Энн Эпплбаум "Красный голод. Война Сталина с Украиной (Red Famine. Stalin’s War on Ukraine) посвящена истории массового голода 1932–33 годов в Украине, унесшего жизни миллионов людей. Автор книги, исследуя причины Голодомора, приходит к выводу об умышленном истреблении значительной части украинского народа большевистской властью и возлагает вину за это на Иосифа Сталина.
В постановлении Верховной Рады Украины Голодомор 1932–33 годов назван актом геноцида украинского народа. И хотя Энн Эпплбаум отмечает, что Голодомор не подпадает под определение понятия "геноцид" в международном праве, по ее мнению, масштаб искусственно вызванного голода и его умышленный характер близки этому понятию. Тем не менее 18 стран признали массовый голод в Украине геноцидом, в том числе США, Канада, Италия, Польша, Австралия. "Красный голод" посвящен жертвам Голодомора и начинается такими словами: "Предупреждений было более чем достаточно. К началу весны 1932 года украинские крестьяне начали голодать. Сообщения тайной полиции и письма из зернопроизводящих регионов всего Советского Союза – Северного Кавказа, Волжского региона, Западной Сибири – сообщали об опухших от голода детях, о семьях, где ели траву и желуди, о крестьянах, бросающих дома в поисках пищи. В марте медицинская комиссия обнаружила трупы на улице деревни близ Одессы. Ни у кого не было сил похоронить их". Чудовищные психологическая и физическая травмы, нанесенные украинскому народу более 80 лет назад, не изжиты до сих пор и, по мнению Энн Эпплбаум, стали одной из главных причин выхода Украины из состава Советского Союза и объявления независимости. О размере смертности от голода 1932–33 годов историки и демографы спорят до сих пор. При отсутствии достоверных статистических данных и политике сокрытия советскими властями масштаба голода число его жертв колеблется от трех до семи миллионов человек. Автор "Красного голода" называет цифру 3,9 миллиона умерших. Из них 3,5 миллиона пришлись на сельскую местность и лишь 400 тысяч – на города. 90 процентов из общего числа умерли от голода в 1933 году. Энн Эпплбаум приводит статистические данные о резком снижении продолжительности жизни в Украине в результате Голодомора. Население Украины в 1931 году составляло 31 миллион человек. В то время средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении для украинских городских мужчин составляла 40–46 лет, для женщин – 47–52 года. Деревенские жители в то время могли рассчитывать на 42–44 года для мужчин и 45–48 лет для женщин. После Голодомора средняя ожидаемая продолжительность жизни в Украине составляла 30 лет для мужчин и 40 лет для женщин. При этом следует учитывать огромную детскую смертность.Collapse )
new upic via user merkazit

Е.Н.Водовозова, "История одного детства"

Об этой писательнице было уже несколько постов в сообществе, но, честное слово, она стоит того, чтобы писать о ней снова и снова.
Елизавета Николаевна Цевловская родилась в 1844г. в Смоленской губернии, где её отец владел небольшим поместьем. Она была младшей выжившей из детей этой семьи, причём дважды выжившей. В семье к началу повествования было 12 детей:
[Spoiler (click to open)]
"Довольно сказать, что матушка, прожив с отцом 20 лет (от 1828 до 1848 года) имела, по ее собственному счету, 16 человек детей. Я указываю на ее собственный счет потому, что он не согласовался со счетом соседей. У матушки была какая-то болезненная ненависть к точному определению количества своих детей. Однажды она сказала при соседке-помещице что-то в таком роде: "Когда у женщины было так много детей, как у меня…" Собеседница перебила ее словами: "Да, порядочная была у вас семья! Вы-то считаете, что у вас было шестнадцать деток, а все кругом говорят, что их у вас было девятнадцать: вы ни выкидышечков, ни мертворожденненьких в счет не берете…""
Отец Лизы был очень нестандартным помещиком. Да, он фактически разорился, но вместо кутежей, дрязг и распутства он растратил все средства на организацию домашнего театра и концертов. Мать видела, что дела плохи, но, видимо, слишком любила мужа и не могла противостоять, тем более, что явно видела разницу между их домом и домами окрестных помещиков, где с воспитанием было всё очень и очень плохо. (см. предыдущий пост об этой книге, там очень выразительные цитаты: https://fem-books.livejournal.com/1513634.html )

Так они жили до 1848 года....
Collapse )
.
Основная книга Водовозовой называется  "На заре жизни": это двухтомное документальное автобиографическое сочинение, написанное прекрасным, образным, литературным русским языком. 
Первый том охватывает несчастливое детство в деревне (1848-1855) и обучение в Смольном (1856-1862), в том самом институте благородных девиц, представление о котором в массах крайне туманное и возвышенное. Очень, очень рекомендую почитать, как это было на самом деле. Причём Лиза, к несчастью для себя, застала дореформенный Смольный - лишь в 1859г пришёл Ушинский и началась какая-то движуха, так что очень интересно почитать об этих революционных нововведениях.
Второй же том оказался даже ещё более интересен. Это хроники шестидесятников. Как раз когда Лиза вышла из стен Смольного, в обществе наступила некоторая оттепель, отменили крепостное право и вce решили, что пришло время перемен. Да, все порядочные люди уже знают об этом времени из школьного курса литературы. Я в принципе тоже знала - и Базарова, и Рахметова, и Веру Павловну эту придурошную с её снами. Но это для меня были просто персонажи, и довольно неприятные причём.  Лишь после книги Водовозовой я поняла, что это всё основано на реальных событиях, люди действительно так думали, так поступали, в таких кружках участвовали, такие идеи проповедовали. Ужасно интересно. 
Кроме "На заре жизни" у Водовозовой есть ещё "История одного детства" - это переложение для детей первой части двухтомника. Там выброшены все упоминания секса и насилия, все разговоры о благопристойности и неблагопристойности. Для современных детей очень полезна, а взрослым я всё-таки рекомендую "На заре жизни". Читайте это, подруги.   
кот

Кэролайн Грэм и цикл об инспекторе Барнаби -- начало

Нечасто у нас издательство Пушкинского фонда выпускает детективы. Видимо,  детектив должен быть уж очень стоящий. Все поклонники и поклонницы инспектора Барнаби, вымышленного графства Мидсомер и "Чисто английских убийств" напряжённо ждали выхода первой книги Кэролайн Грэм [Caroline Graham], послужившей литературной первоосновой фильма. Каюсь, я сериал не смотрела, зато уж мимо книжки не прошла.



Настроилась я на степенный, медлительный и некровавый (важно!) жанр whodunnit, а получила... Если искать предтеч Грэм в британской классической литературе, это будут не Джейн Остен и не Джордж Элиот, а драматурги эпохи барокко. Отсылка в эпилоге к мрачной трагедии Форда "Жаль, что развратница она" ['Tis Pity She's a Whore] не случайна. Всё, как на сцене во времена короля Иакова -- пышное красноречие, сверкание кинжалов, потоки... гм... биологических жидкостей. Перед нами пройдёт весь спектр развлечений английской деревни - ярмарки, лотереи, торжественные свадьбы, похороны, слежка, шантаж, лжесвидетельство, суицид, кровосмешение.... Права была одна рецензентка, подметившая, что частота преступных прелюбодеяний на квадратный километр зашкаливает.

Вообще от "Убийств в Бэджерс-Дрифте" перманентное ощущение пересола. Как в комнате смеха, отражения расползаются, и уже не смешно, а жутко. Кому-то из персонажей писательница симпатизирует, например, "удручающе непривлекательной" Джуди или громогласной мисс Беллрингер. Кого-то от души презирает -- супругов Лесситер, похоже.  Но глумится над всеми вдохновенно. Конечно, разгадка преступления хороша, но снова возвращаться в общество этих монстров в благовидной упаковке слегка боязно. Боязно слегка.

Зато выгуглила орхидею надбородник безлистный, из-за которого, собственно, всё и началось. Вот она какая - красавица: