November 4th, 2017

Генриетта Герц



В продолжение темы немецкого романтизма.
Генриетта Герц, светская львица той эпохи, оставила после себя мемуары, в которых описала свою весьма интересную и насыщенную жизнь. Выходили они, по-видимому, увы, только на немецком.

Портрет работы Анны Доротеи Тербуш.
Originally posted by viromiro at Генриетта Герц

5 сентября 1764 года родилась Генриетта Герц, одна из замечательных женщин берлинского общества конца XVIII и начала XIX в. Ее салон в Берлине служил средоточием выдающихся писателей и ученых (1764 - 1847).

Салон Маркуса и Генриетты Герц

Маркус Герц, родившийся в середине ХVIII в. в бедной еврейской семье, был отправлен отцом в Кенигсберг в надежде, что сын преуспеет в коммерции. Но юноша увлекся философией и попал в круг внимания самого Канта. Герц стал ревностным пропагандистом кантовской философии. С рекомендательным письмом Канта к Мендельсону он отправился в Берлин. На средства Давида Фридлендера Маркус получил образование и звание доктора медицины в Галле. В 1777 г. он уже в Берлине, где с огромным успехом читает лекции по медицине для врачей и по философии – для узкого круга интеллектуалов. Его лекции посещали многие ученые, политические деятели и даже представители королевского дома. Прусский король даровал ему звание лейб-медика и профессора.
Накануне этого события Маркус Герц женился на молоденькой дочери своего коллеги и патрона де Лемоса, известного врача, возглавлявшего больницу еврейской общины, предки которого, португальские евреи, на исходе средневековья эмигрировали в Германию. Де Лемос, взяв в жены немецкую еврейку, нарушил традицию: обычно сефарды и ашкеназы не смешивались. Плод этого необычного союза явился на свет в Берлине в 1764 г. Генриетта была ослепительно красива, на улицах прохожие оборачивались и глядели ей вслед. Ее воспитывали в патриархальной скромности, в традиционном еврейском духе, но веяние перемен коснулось и дома де Лемосов. Девочка проявляла необычайные способности к языкам, а потому, кроме немецкого и древнееврейского, она изучала английский, французский и итальянский. В ней играла южная кровь предков, она рано сформировалась и была выдана замуж чуть ли не в пятнадцать лет. Став замужней дамой, Генриетта и не подумала следовать предписаниям иудаизма и покрывать голову платком, как это делала ее мать. Ее прекрасные черные волосы, убранные в локоны, волной спадали на спину, оттеняя белизну прекрасного лица.

Collapse )

София фон Ларош

Кстати, любопытный факт: еще одна деятельница немецкого романтизма, Беттина фон Арним, по-видимому, унаследовала литературные наклонности от бабушки по материнской линии, Софии фон Ларош.
Вот что пишет о ней старая советская "Литературная энциклопедия" (в 11 томах, 1929-1939):
"ЛАРОШ София (La Roche, 1731-1807) - немецкая писательница. Дочь врача. Издавала «Ежемясячный журнал для немецких дочерей». Широкую известность приобрела написанным в манере Ричардсона романом в письмах «Geschichte des Frauleins von Sternheim» (1771). В романе изображены переживания девушки, к-рая принуждена выйти замуж за недостойного и нелюбимого человека. Современная критика признавала за Ларош большое мастерство в изображении человеческих страстей и чувств. За названным произведением последовали: «Moralische Erzahlungen» (1782), «Geschichte von Miss Long» (1789), «Schones Bild der Resignation» (1795), «Melusinens Sommerabende» (1806) и др. Этими произведениями Л. кладет начало немецкому роману для семейного чтения, в к-ром значительное место уделено нравственному поучению и культу бюргерской добродетели."
Кроме того, она родила восьмерых детей, из которых выжило пятеро. Двое ее внуков, детей ее дочери Максимилианы - Беттина фон Арним и Клеменс Бентано - пошли по ее стопам и занялись литературой.
Аверинцев в книге "Поэты" пишет о Софии фон Ларош: "литературоведы отмечают влияние ее романа «История девицы фон Штернхайм» на «Страдания юного Вертера»."
А вот как бабуля комментировала (не без иронии) творческие порывы своих внуков-романтиков: «Я, конечно, всего-навсего старая женщина и не в состоянии последовать за юными, только что оперившимися орлами на их выси, мне даже не дано разглядеть в очки след, оставляемый ими в облаках».

Достоинство женщин: феминизм в эпоху позднего Возрождения

Originally posted by mutter_nacht at Достоинство женщин: феминизм в эпоху позднего Возрождения
Meritodelledonne007Модерата Фонте (настоящее имя: Модеста Поццо де Дзордзи) - итальянская писательница и поэтесса. Модеста родилась в Венеции в 1555 году в семье аристократов, ее родители погибли через несколько лет после ее рождения. Воспитанием ребенка занималась бабушка, кроме того, в детстве Модеста провела несколько лет в монастыре.

Модеста изучала латынь и рисование, овладела пением, играла на лютне и клавесине, также ее страстью была литература. Она оставила после себя произведения разных жанров, посвещенные как религиозной, так и светской тематике.

В 1572 году она вышла замуж за адвоката Филиппо Дзордзи и была вынуждена оставить писательство, чтобы посвятить себя домашним делам и детям. Она умерла в возрасте 37 лет во время четвертых родов. Как раз к этому времени Модеста успела закончить свое главное произведение, опубликованное в 1600 году: "Достоинство женщин" (Moderata Fonte: Il merito delle donne).

Произведение написано в жанре диалога - ранее этот жанр был исключительно прерогативой мужчин, в то время как женщины писали в основном поэзию. Диалог разделен на два дня, в нем участвуют шесть подруг-венецианок разного семейного и социального положения. В первый день они обсуждают положение женщин в обществе и проблему подчиненности женщин мужчинам. Во второй день писательница демонстрирует интеллектуальное равенство женщин, заставляя своих героинь обсуждать темы, из обсуждения которых женщины ранее были исключены, такие как философия и наука.

Collapse )

Каролина фон Гюндероде

Каролина Фридерика Луиза Максимилиана фон Гюндероде - немецкая поэтесса-романтик с трагической судьбой.
Родилась в 1780 году в Карлсруэ. Отец был надворным советником и писателем. Семейство было приличное, принадлежало к франкфуртскому патрициату. Однако после смерти отца Каролины (девочке тогда было 6 лет) вдова с шестью детьми на руках оказалась в весьма стесненных обстоятельствах - она получила лишь небольшую пенсию, а за наследство долго судились.
С детства Каролина страдала от сильных приступов головных и глазных болей, судя по симптомам, у нее была глаукома.
Училась в религиозном учебном заведении для благородных девиц, где изучала историю, литературу, философию и мифологию.
Её первой большой и безответной любовью был Фридрих Карл фон Савиньи. Впоследствии он стал выдающимся юристом своего времени и министром "романтика на троне" - Фридриха Вильгельма IV, а тогда был простым студентом. Он и ввел ее в круг романтиков - еще не подозревая о том, что его новая приятельница пишет стихи.
Каролина подружилась с Беттиной фон Арним (позже фон Арним посвятит ей свое произведение) и ее семьей. В 1804 году фон Савиньи женился на Кунигунде Брентано, сестре Беттины. А Каролина в том же году выпустила свой первый поэтический сборник - под мужским псевдонимом "Тиан". Выход её дебютной книги стихов приветствовал Гёте. Клеменс Брентано тоже был поражен ее талантом. Ее называли "Сафо среди романтиков"
В том же роковом 1804 году Каролина познакомилась с Фридрихом Крейцером, филологом-античником, исследователем мифологии. Он был старше ее на 9 лет и женат на женщине, старшей его на 13 лет. Вспыхнула страсть, влюбленные поклялись любить друг друга до гроба. Надо сказать, она выполнила своё обещание...
Крейцер знатно морочил голову девушке. Предлагал брак втроем: "Моя жена наверняка захочет остаться вместе с нами - как мать, как домоправительница нашего хозяйства". Однако, в планы законной супруги это, по-видимому, не входило.
Collapse )
2015
  • svarti

Элизабет Фрост "Феминистский авангард в американской поэзии"

University of Iowa Press, 2005 - Всего страниц: 273

The Feminist Avant-Garde in American Poetry offers a historical and theoretical account of avant-garde women poets in America from the 1910s through the 1990s. Elisabeth Frost focuses on a diverse group of poets--Gertrude Stein, Mina Loy, Sonia Sanchez, Susan Howe, and Harryette Mullen--who make language the site of feminist politics. Her study captures the range of aesthetics and politics in the work of avant-garde women poets; challenges the ways in which avant-garde writing has been defined and categorized; expands traditional conceptions of feminism and feminist poetics; and addresses issues of gender and race, allowing for discussion of a rich range of feminist and linguistic concerns.


https://www.amazon.com/Feminist-Avant-Garde-American-Poetry/dp/0877459290
https://www.uipress.uiowa.edu/people/elisabeth-frost


Тут можно почитать не целиком.

[Содержание]Introduction

Part I: Women Poets and the Historical Avant-Gardes

1. “Replacing the Noun”: Fetishism, Parody, and Gertrude Stein’s Tender Buttons

2. “Crisis in Consciousness”: Mina Loy’s “Anglo-Mongrels and the Rose”

Part II: Agendas of Race and Gender

3. “a fo / real / revolu / shun”: Sonia Sanchez and the Black Arts Movement

Part III: Traditions of Marginality

4. “Unsettling” America: Susan Howe and Antinomian Tradition

5. “Belatedly Beladied Blues”: Hybrid Traditions in the Poetry of Harryette Mullen

Epilogue

Notes

Works Cited

Permissions
  • svarti

Мария Китаева-Бушуева о писательницах

Пост не новый (МБ, подрабатывающая критикой в патриотическом журнале "Москва", тогда писала под мужским псевдонимом Артём Китаев), приводится как пример женской "софт-мизогинии".

...есть более "женские" причины несчастливых писательских судеб: просто не состоялась личная жизнь. И писательство стало протестом против мужчины конкретного и мужчины в принципе, такой вот гиперкомпенсацией. Это отлично выразила Марта Кетро*: "Мы сами стали теми парнями, за которых в юности хотели выйти замуж." Эмансипация не как протест против социальных ограничений, а как месть ЕМУ, не полюбившему, вполне понятное и частое в литературном мире явление.

*не Кетро, а Глория Стайнем. Кетро всю жизнь была антифеминисткой, а сейчас записалась в либфем, внезапно.

Особо стоит выделить литературные тандемы: это когда муж и жена писали или пишут вместе явно (та же Нина Горланова и Букур), Константин и Анна Смородины и т д Или за женщиной-писательницей просматривается муж-соавтор, муж-редактор, в конце концов, просто муж-писатель, то есть первый и самый пристрастный читатель ее текстов ( Елизавета Александрова-Зорина, Ирина Лукьянова, Ольга Славникова и т д). Например, когда я читаю Славникову, не могу отделаться от ощущения, что все ее наиболее яркие метафоры искусственно вставлены в текст, как изюм в тесто - может быть, и рукой другого повара*...

*Пуханов всё отрицал.

Там ещё много прекрасного. Может ли женщина быть и писательницей, и счастливым человеком? Не-не, только на кухне счастье.

Upd. Мне женщин, ставших писательницами из-за одной неудачи с мужиком, за 20 лет в литературной среде ни разу не попалось, но я понимаю, как формируется миф: достаточно пишущей лет с семи девушке спалиться, что она бросила какого-то козла, как она в глазах сексист_ки становится той самой неудачницей, которую в двадцать два года саму бросили, и она решила написать об этом роман. И ничего, что девушка публикуется ещё со времён газеты "Пионерская правда" (ранние публикации м.б. под другими фамилиями), а роман написан в двадцать восемь о героине, сочетающей черты Маши, Даши и архетипа ведьмы.

Габриэла Мистраль "Суждено нам быть королевами..."

О Габриэле Мистраль в сообществе уже писали: 1, 2
Недавно нашла подборку ее стихов в переводе Л.В. Кириллиной. Очень достойные переводы. А одно стихотворение запощу. О том, куда приводят мечты...

***
Суждено нам быть королевами
четырех приморских держав –
Росалии и Эфигении,
и Лусиле, и Соледад.

В долине реки, осененной
сотней с лишним вершин,
горевших царственным золотом
и одетых в пышный кармин –

опьяненные собственной верой,
мы давали твердый зарок:
суждено нам стать королевами
и царить у морских берегов.

Семилетних косичек ленточки,
светлых платьиц нехитрый крой,
мы пятнистых дроздов преследовали
под смоковницею густой.
Collapse )