October 18th, 2017

Look

Winter Tide by Ruthanna Emrys, free ebook

Для читательниц и почитательниц Ктулху и мифов о нем, новая книга на тему, три дня раздается забесплатно https://www.tor.com/ 

https://www.tor.com/2017/10/18/free-ebook-download-winter-tide/

For 72 hours only, from now to the end of October 20th, Tor.com Publishing is offering a free ebook download of Ruthanna Emrys’ Winter Tide when you sign up for their monthly newsletter. Winter Tide is the first book in Emrys’ Lovecraftian saga about the last survivors of Innsmouth, which continues with Deep Roots in summer 2018. This offer is available worldwide from 12 PM EST on October 17th to 12 PM EST on October 20th.  By signing up for the Tor.com Publishing newsletter, you’ll receive  updates on all of our titles and authors, plus excerpts, features, new  acquisitions, sweepstakes and more.

Collapse )
кот

Малайзия: Зен Чо

Зен Чо [Zen Cho] родилась в Малайзии в 1986 году. Живёт и работает в Лондоне. Изучала правоведение в  Кембридже, работает в адвокатуре. Слава пришла к ней неожиданно: в 2016 году её первый роман "Чародей Короны" [Sorcerer to the Crown] получил Британскую премию фэнтези в номинации "Лучший дебют". Сейчас писательница готовит вторую часть приключений королевского чародея Закариаса Уайса и его высокоодарённой, но невыносимой коллеги Прунеллы Джентльмен, а юриспруденцию бросать не собирается. Ибо это основной заработок. На сакраментальный вопрос: "Почему вы пишете фантастику?" Зен Чо даёт два ответа. Один короткий:
-- Потому что люблю драконов и космические корабли.
А второй длинный, и одна фраза из него меня поразила:
-- Я боюсь смерти и демонов ханту, вот и пытаюсь вырвать у них клыки, сочиняя о них славные рассказы.



Погуглила я про демонов ханту, содрогнулась, выбрала самую реалистическую новеллу... Итак, Джейд Йо — молодая девушка китайско-малайского происхождения. Прогрессивные мать с отцом отпустили её для завершения образования в Лондон, под надзор тётушки, а тётушка там такая, что я бы ей морскую свинку не доверила. Наша героиня успешно попробовала себя в качестве журналистки. Вокруг ревут двадцатые, звучит джаз, веселится богема, и демонический красавец, правда, женатый и с двумя детьми, манит под сень струй... Знакомая картина.

– Бедный, бедный Ариэль, – проговорил он, – совсем один на странном острове... Услышит ли случайный мореплаватель твои робкие призывы или подумает: ах, пустое, всего лишь стон ветра?
– Во мне больше от Калибана, – чопорно сказала я.


Дневниковая форма выбрана, как видится, не случайно. Именно в дневнике Джейд может позволить себе откровенность, и тщательно поддерживаемый образ искушённой, волевой «акулы пера» спадает с неё, как шелуха. Боже мой, до чего она ещё девочка! И до какой степени не стесняются взрослые мудрые люди этим пользоваться... Кредо Джейд – я хочу жить беспокойно, и за это мистическое беспокойство, другое имя жизни, она готова бороться, готова поступиться очень многим.

В хэппи-энд не верю[Почему не верю? спойлерно]и представить себе не смогу, что положительный юноша из традиционной индийской семьи решится на подобный проступок, будь он хоть влюблён, как сибирский кот. Ведь это означает превратиться в отщепенца, в апатрида какого-то. Родители, какие ни продвинутые, не простят Рави подобной выходки, а начинать совместную жизнь с сожжения всех мостов за спиною, увы, плохая идея. И сам Рави, взрослый мужчина, не обделённый мозгами, прекрасно это поймёт, посочувствует попавшей в беду товарке, может быть, даже денег подкинет от редакторских щедрот – но жениться? Нонсенс. А Джейд вернётся после непродолжительного «отдыха на природе», может быть, немного погрустневшая, и когда-нибудь напишет рассказ вроде мэнсфилдовского «В немецком пансионе»...В общем, не верю в хэппи-энд, но понимаю желание Зен Чо поддержать свою героиню. Талантам надо помогать, посредственность пробьётся сама.

Сайт Зен Чо: http://zencho.org
Предыдущие посты о писательнице: https://fem-books.livejournal.com/770588.html
https://fem-books.livejournal.com/460312.html

Мемуары Глюкель фон Гамельн



"Она писала мемуары для себя: как рожала каждые два года, как продавала жемчуг и чулки, как женила детей, чтобы они были разбросаны по всей Европе – на случай новой вспышки чумы или погромов. Но в итоге книгу Глюкель фон Гамельн ждала мировая слава – ею зачитывались и купцы, и ученые талмудисты, и даже поэт Генрих Гейне.
В веках эта удивительная женщина осталась как Глюкель фон Гамельн – немецкое звучание имени, немецкая благородная приставка «фон», немецкий город, где родился её муж, в качестве фамилии. Но имя на идише, языке её детства, звучит не так, да и вместо фамилии еврейские женщины тогда пользовались «отчеством». Так что Гликль бас Иуда Лейб, скромная домашняя писательница и видная предпринимательница рубежа XVII-XVIII веков, даже не догадывалась, как её нарекут почитатели ее таланта. А среди этих почитателей, между прочим, окажется впоследствии множество преуспевающих купцов и фабрикантов, учёных талмудистов и даже поэт Генрих Гейне.
Когда Гликль начинала писать свою книгу – искренние, бесхитростные воспоминания, она вообще не догадывалась, что эти мемуары ждёт мировая известность. Признание книга, конечно, в основном получила как уникальный исторический документ, но и как литературное произведение тоже. Однако цели 44-летней женщины были куда скромнее. Во-первых, оставить назидание своим 12 детям. Во-вторых, развеять чёрную тоску из-за безвременной смерти горячо любимого мужа, финансиста и купца Хаима Гамельна.

В чёрные ночи вдовства Гликль и берётся за свою книгу. Знаменитые мемуары Глюкель фон Гамельн разделены на семь «книжек»: по числу десятилетий, которые, как было принято считать в то время, отпущены человеку. Первая половина книги – собственно воспоминания – была написана за 10 лет. Потом, в 1699 году, Гликль прервала работу и вернулась к ней в 1715-м. В целом Гликль работала над своей книгой 32 года. Написана книга на идише, который в то время считался «женским языком», хотя читали и разговаривали на нём все."
Отсюда

Натали Земон Дэвис «Дамы на обочине. Три женских портрета XVII века»

Оригинальное название: "Women on the Margins: Three Seventeenth-century Lives".
Рецензия Натальи Дзуцевой (отсюда):
"Среди работ выдающегося русского филолога А. Н. Веселовского есть замечательная статья под названием “Из истории развития личности. Женщины и старинные теории любви”. В ней он между прочим заметил: “Известно, какое видное место она (женщина. — Н. Д.) занимает в истории личности, каким плодотворным началом в поэзии сказывается всякая попытка признать за ней индивидуальное значение” (Веселовский А. Н. Избранные статьи, Л., 1939. С. 76). Эти слова актуальны не только для изучения истории словесности, — они вспоминаются всякий раз, когда исторический срез общественной жизни проявляется через женское сознание, выявляя тип женской индивидуальности, характерный для той или иной эпохи. Именно тип, т.к. мы привыкли говорить о женщине Средневековья, к примеру, женщине Возрождения, эпохи Просвещения и т . п., не придавая значения тому, что такого рода обобщения, выявляя фоновую структуру, тем не менее затемняют те ее элементы, которые размывают типаж, обнажая возможности для непредсказуемых его трансформаций и открывая непредполагаемую сложность оттенков и деталей.
Известный историк Натали Земон Дэвис, автор многих работ по культуре Нового времени (в том числе переведенной на русский язык книги “Возвращение Мартена Герра” — М., 1990) в исследовании “Дамы на обочине” ставит своей целью отойти от устоявшегося стереотипа. “Некоторые мои современники, — говорит она, — не видят разницы между женщинами прошлого, особенно если те жили в сходных условиях”. Книга посвящена трем женским судьбам, не попавшим в поле исторического полотна XVII века, судьбам частным, обращенным прежде всего к потребности выбора нетрадиционных путей самореализации женской личности. Открывает книгу остроумно задуманный пролог: все три героини в присутствии автора, не испытывая никакой симпатии друг к другу (скорее, наоборот), выражают крайнее недовольство тем, что оказались под одной обложкой. Однако автор пытается защитить себя, вступая с ними в деликатный спор. Если свести воедино авторские доводы, то можно выстроить определенную позицию, в которой выражена идея книги в целом. Извлеченные из мрака времен три женских портрета проявлены историческим фоном и в то же время противостоят ему. Судьбы этих женщин, не подозревавших о существовании друг друга, связаны прежде всего зависимостью от сходных внешних обстоятельств, начиная с быта эпохи и кончая необходимостью считаться с системой требований, предъявляемых женскому поведению в общественном сознании века, далеко не расположенного к женской эмансипации. Совершенно не похожие друг на друга, они тем не менее демонстрируют тот способ жизненного поведения, который выводит каждую за рамки традиционных представлений и сложившихся стереотипов. Их истории расширяют познавательную панораму XVII века, открывая нелегкую, но все же существующую возможность “жизни на обочине”. Именно женский вариант такой жизни предполагает, а чаще всего обнажает и усиливает общечеловеческие аспекты личностного бытия, как женского, так и мужского. Вот почему книга не ограничивается, как это может показаться внешнему взгляду, воспроизведением “гендерных предпочтений”. Ее смысл шире и глубже. Объединив в своем исследовании еврейку, католичку и протестантку, Натали Земон Дэвис проявляет особую природу женских воплощений, показывая, как каждая из ее героинь “извлекала пользу из своего маргинального положения”, и в то же время помогая почувствовать, какой ценой она давалась в семнадцатом веке.
Collapse )