September 28th, 2017

кот

Букеровская кухня - 2017

После вчерашнего поста заглянула на http://themanbookerprize.com, а там уже краткий список составили. И в этот краткий список не попали (что досадно) следующие писательницы:

*Collapse )
http://fem-books.livejournal.com/14476.html -- отрывок из эссе
http://fem-books.livejournal.com/1235137.html -- анонс "Министерства";

* Камила Шамси [Kamila Shamsie, Пакистан], роман Home Fire ["Домашний очаг"] -- имя совершенно незнакомое, но "Царь Эдип" в двадцатом веке, при том, что Антигону и Исмену зовут Аника и Исма... да я бы ознакомилась.

* Зэди Смит [Zadie Smith, Великобритания], роман Swing Time ["Время свинга"] - как следует из  названия, о двадцатых годах. Предыдущий пост о Смит и её первой книге "Белые зубы": http://fem-books.livejournal.com/34556.html

В шорт-листе из шести имён три, впрочем, женские. И какие!



Начнём с американской романистки Эмили Фридлунд [Emily Fridlund] и её "Истории волков" [History of Wolves]. Место действия -- север Миннесоты. Внимание, о волках как животных в "Истории волков" ничего нет. Главной героине четырнадцать. По документам она Мэделайн, но зовёт себя Линдой. Учится в школе и, как случается в этом возрасте, увлекается новым учителем истории. Но харизматичного мистера Грирсона арестовывает полиция: за хранение детской порнографии...  
Интересный факт -- Э. Фридлунд узнала, что её роман вошёл в длинный список Букера, в тот самый день, когда родила своего первого ребёнка.

Дебютный роман Фионы Мозли [Fiona Mozley] относят к жанру янг-эдалт. Возможно, потому, что повествование ведётся от лица мальчика-подростка, который вместе со старшей сестрой и отцом-фанатиком живёт в доме-самострое среди безлюдья. West Riding - эта местность в графстве Йоркшир с пятого по седьмой век была последним королевством бриттов, Элметом. Так книга и называется: Elmet. По этим пустошам гулял Тед Хьюз, неверный муж Силвии Плат и Аси Уэлвилл, и писал свои лучшие стихи, собранные впоследствии в книгу "Останки Элмета": из неё взят эпиграф к роману. А ни Силвии, ни Аси тогда уже в живых не было.


Что касается "Осени" [Autumn], это будет первый том тетралогии "Времена года", сообщает нам шотландская писательница Али Смит [Ali Smith]. Чуть не каждую её работу номинируют на Букера, и до шорт-листа они исправно доходят, так что я болею за Смит. Пора уже прекратить издеваться, уважаемый комитет. О чём же "Осень"? Кто-то пишет, что о Брексите, кто-то -- что о деле Профьюмо (помните такой скандал в начале шестидесятых?), а может быть -- о старике в коме и его мнимой внучке... Это нам и предстоит выяснить.
new upic via user merkazit

Мэри Торджуссен "Пропавший"

извините, это опять я!
на днях в что-читать была завлекательная рецензия - ну то есть не в смысле "вау, какая книга", а в смысле "от же ж закрутили, чем же это закончится": куда же делся подлец-бойфренд и как же он так ловко это всё провернул. 
И так меня это заинтересовало, что прям кушать не могла. Ну то есть кушать как раз могла (привет, крупная кость!) , а вот работать уже никак.  И пошла всё-таки читать. Первой главы мне хватило, чтобы оценить художественные достоинства, а поскольку завязка уже была известна из рецензии, то я сразу перескочила и прочла концовку. Ну что сказать - книга вполне заслуживает того, чтобы  быть пропиаренной в фем-сообществе! И пусть даже это не в хорошем смысле феминизм, но всё равно.
Больше ничего сказать не могу, ибо не хочу спойлерить сюжет, ну а кроме сюжета там, кзк уже и сказано, ничего нет. 
Рекомендую скучающим на пляже! 

Катерина Диса "Історія з відьмами. Суди про чари в українських воєводствах Речі Посполитої 17-18 ст.

Оказывается, книга вышла давно - еще в 2008-м, но я о ней ничего раньше не слышала, узнала о ней случайно из статьи.
Аннотация:
"Главные герои книги Киево-Могилянского историка Екатерины Дысы - ведьмы и колдовство. Более отвлеченно - представление о ведьмовстве и чарах, обвинения в колдовстве, а также конфликты, приводившие к таким обвинениям. Читателей ждет увлекательная интеллектуальная экскурсия за кулисы судебных процессов, ведь сами суды, доказывает авторка - это лишь оболочка. Важно помнить: судебные документы, которые держит в руках историк, прошли несколько своеобразных фильтров: слова ведьмы передал писарь; записанное необязательно точно соответствует ответу на поставленный вопрос; неизвестно, каким тоном все это было сказано ... Что происходило во время судов? На основании каких законов и процедур рассматривали дела о колдовстве? Какую роль играли сплетни и пытки? Авторка сравнивает законные предписания с реальными судебными практиками, анализирует социальный и религиозный состав участников судов, приговоры по делам о колдовстве, выясняет, какие именно конфликты - в какой среде и по каким поводам - чаще всего вызывали подозрения и обвинения в колдовстве. Книгу завершает микроисторическое исследование детоубийства и колдовства в волынском селе Щуровчики. Работая с материалами судов о колдовстве, самое главное - найти золотую середину между доверием к каждому записанному слову и чрезмерным скепсисом и критикой фантастических историй о чародействе. Целостную картину событий, доказывает авторка, воспроизвести невозможно, а читатель должен помнить - все эти истории являются не продуктами реальности, а результатами человеческих страхов, переживаний, фантазий и подозрений. Если истории о воздействии чарами на детей и животных могут показаться современному читателю наивными и недостоверными, это не значит, что они были такими и для людей раннего Нового времени."
Катерина Дыса исследовала 198 дел о колдовстве, которые рассматривались в судах украинских воеводств Речи Посполитой в  XVII-XVIII вв.
Интересные факты:
По крайней мере на выбранной для исследования территории, церковники держались в стороне от ведьмовских процессов. Большинство процессов похожи на семейные свары, инициированные родственниками и свойственниками обвиняемых - часто обвиняли тещу/тестя, свекра/свекруху, мачеху и т.д. Случалось, что две сестры выдвигали друг против друга обвинения в колдовстве или муж заявлял, что его жена - ведьма (аргументы: плохая хозяйка и любит ходить на танцы).
По закону ведьму полагалось сжечь, но если приговаривали к смертной казни, то судьи чаще заменяли сожжение на более гуманную смерть "от меча". Однако в большинстве случаев "ведьме" присуждали штраф или физические наказания.
Пытки применялись относительно редко, лишь в 5% исследованных судебных дел. Применять пытки можно было только три раза, человека, выдержавшего пытки трижды и ни в чем не признавшегося, признавали невиновным и отпускали.
По результатам этого исследования, в украинских воеводствах Речи Посполитой мужчин намного реже обвиняли в колдовстве: лишь 22% обвиняемых - мужчины. Эта цифра близка к средней по Европе (25%). Однако, это не универсальная тенденция, статистика существенно отличается в разных странах. В Финляндии по аналогичным делам - 50% обвиняемых мужчин, в Эстонии - 60%, в России - 70%, в Исландии - все 90%!
Здесь можно скачать бесплатно

кот

Четверг - стихотворение. Загорка Присаганец-Тодоровская

Наша жизнь

Вздохи и улыбки, отсуженные
У суеты будней,
Слившиеся с криком чаек,
Озарённые румянцем горизонта.

Горсть вздохов,
Протянутых небу,
Как благодать.
Горсть доброты,
ниспосланной в ответ синевой.
Будто слово отрадное, произнесённое у священного алтаря
и шелестящей листвой подхваченное — вот что такое наша жизнь!

(Перевод И. Ковалёвой)

Collapse )