August 19th, 2017

кот

Новинка: Д. Бахманн-Медик, "Культурные повороты"

Дорис. Бахманн-Медик, "Культурные повороты: Новые ориентиры в науках о культуре" [Doris Bachmann-Medick, Cultural Turns: Neuorientierungen in den Kulturwissenschaften]
Перевод С. Ташкенова
Издательство "Новое литературное обозрение", 2017
Серия: Интеллектуальная история
ISBN: 978-5-4448-0683-8



Издательская аннотация: В книге Дорис Бахманн-Медик рассматривается сложная конфигурация современных наук о культуре, которая начинает складываться со второй половины ХХ века и продолжает менять свои контуры по сей день. Автор выделяет семь парадигмальных смен исследовательского фокуса, или "культурных поворотов": интерпретативный, перформативный, рефлексивный, постколониальный, переводческий, пространственный и пикториальный/иконический. В исследовании подробно описывается контекст возникновения, основные теоретические установки и аналитические категории каждого из "поворотов", а также то влияние, которое они оказали на самоосмысление отдельных дисциплин и развитие междисциплинарных предметных областей. Особое внимание уделяется концептуальным взаимосвязям и пересечениям между самими "поворотами", равно как и перспективам их развития, в том числе в свете новых вызовов культурологическим исследованиям - например, со стороны постсекулярного мышления, или "нейробиологического поворота".
bunt
  • svarti

Моя рецензия на книгу Жанны Поярковой "Кодекс"

"В XIX — начале XX веков популярностью пользовался сюжет «мужчина вовлекает женщину в протестное движение». Если барышень учат только французскому и танцам, а Хеди Ламарр ещё не изобрела wi-fi, за политическими знаниями надо идти к мужчине. Вот, например, героиня романа Нины Арнольди «Василиса», тридцатилетняя вдова: этакий свободный волк — он младше героини, как и герой «Кодекса», — втягивает её в подпольщину, искусно манипулирует ею, потом уходит к девушке-подростку, а Василиса топится в реке. Вот Лиза Басова из полудокументальной повести Амфитеатрова — наивная поповна-сирота, которую студенты используют как хранительницу тайной переписки. Лиза попадает в ссылку, сбегает с помощью товарища, передающего ей шифровку, которую надо вручить другому соратнику, но вот беда — проводник эту шифровку прячет и врёт, что она пропала. Теперь Лиза, так и не доехав до революционеров, живёт с этим проводником по документам его покойной жены, как обычная мещанка, — а что остаётся делать? Большинство революционных женских сюжетов напоминают эти два.
Новая героиня не только сама способна вовлечь героя в протест — часто она радикальнее него, но надеется, что ей удастся «разбудить» парня, подтянуть до своего уровня:
«Я ожидала неожиданных поступков: стоит обстоятельствам сложиться удачно, Док отмочит что-нибудь почище нас, а внешнюю невозмутимость и спокойствие сметёт коктейль Молотова».
Этого не происходит, что тоже предсказуемо".
http://www.nihilist.li/2017/08/19/kodeks-lichnoe-i-politicheskoe-v-knige-ob-art-gruppe-vojna/



Предыдущий пост о книге.
кот

Литва: Дайва Чяпаускайте

Дайва Чяпаускайте [Daiva Čapauskaite] родилась в 1967 году в Мариамполе, живёт в Каунасе. Издала три поэтических сборника, пишет пьесы, играет в театре.

Поэзия


Я корова по кличке Поэзия,
даю сколько-то молока,
жирность обычно 2,5%,
иногда получается
выдавить около трех,
я горжусь: оно переработано
по самой передовой технологии
и в глянцевых тетрапакетах
доступно широкому потребителю;
я страдаю всеми заболеваниями,
которые свойственны живности
и досконально описаны
в ветеринарных пособиях,
у меня хорошее стадо
(коллектив подобрался дружный,
языковые барьеры отсутствуют),
я боюсь шершней и зоотехника;
могу принести особую пользу —
в заморозки, когда я опростаюсь,
вляпайся босиком
и увидишь — такая добрая теплота
возвысится от подошв
до самой макушки.


Collapse )

Перевод Георгия Ефремова