July 26th, 2017

Ребекка Уэст

Отсюда
"За заслуги в области журналистики награждена французским орденом Почётного легиона 1957 и орденом Британской империи 1959.

Отец У., потомок древнего англо-ирландского рода, сменил множество профессий, среди которых была и журналистика, однако страсть к игре на бирже послужила причиной семейного разрыва 1901. Мать - родом из Шотландии, талантливая пианистка. У. училась в Эдинбурге; в 16 лет бросила школу и поступила в Академию драматического искусства позже - Королевская академия драматического искусства, но вскоре ушла оттуда 1911, не обнаружив ярких артистических данных.

Журналистская карьера У. началась очень рано и была тесно связана с её активным участием в феминистском движении. В 14 лет написала письмо в "Скотсмэн" об избирательных правах женщин, в 15 лет вступила в общество суфражисток.

Социальный пафос, меткая критика и остроумный стиль рецензий У. напр., на пьесу М. Горького "На дне", на книгу о жизни индийских женщин, опубликованных в 1911-1912 в первых выпусках феминистского журнала "Фривумен", привлекли к ней внимание читателей. Во 2-м выпуске журнала У., писавшая до тех пор под своим настоящим именем, обратилась к псевдониму Ребекка Уэст имя героини из пьесы Ибсена "Росмерсхольм", чтобы оградить семью от возможных нападок. После закрытия журнала продолжала писать статьи в "Нью фри-вумен", "Инглиш ревью" и другие издания, а также сотрудничала с популярной социалистической газетой "Клэрион". Её лучшие статьи этого времени собраны в кн. "Молодая Ребекка" "The Young Rebecca", 1982. После поездки с лекциями в США 1923-1924 У. установила прочные связи и с американскими изданиями. Её называли "обладательницей самого остроумного языка в Лондоне". Рецензия на роман Г. Уэллса "Брак" своей едкой иронией Уэллс был назван "старой девой среди романистов" вызвала любопытство писателя, и он пожелал познакомиться с автором статьи. Это положило начало их 10-летнему роману, в результате которого родился сын Энтони Уэст, будущий писатель.

Collapse )

А. Дворкин «Аборты», часть четвертая (1983)

Originally posted by void_hours at А. Дворкин «Аборты», часть четвертая (1983)
Перевод четвертой части главы "The Abortion" из книги "Right-wing Women: The Politics of Domesticated Females".
Сердечно благодарю caballo_marino за редакторскую правку.


Перейти к началу книги
Перейти к началу главы

Каждая мать — судья, который судит детей за грехи отца.
— Ребекка Уэст, «Судья»


У девочек шестидесятых имелись матери, которые предсказывали, настаивали, убеждали, что эти девочки накликают на свои головы беду, хотя и не объяснили, какую и почему. Матери в массе своей производили впечатление сексуальных консерваторок: они возводили супружеское состояние в социальный идеал и избегали любых разговоров о роли секса в браке. Секс был долгом, который накладывало на женщину замужество; никого не интересовало, как сама она к нему относится, если только она не создавала проблем, не пускалась во все тяжкие, не спала со всеми подряд.

Перед матерями стояла задача научить дочерей любить мужчин как класс — быть чуткими к мужчинам как мужчинам, приязненными к мужчинам как мужчинам — и в то же время избегать секса с ними. И поскольку представителей мужского пола девочки интересовали главным образом в сексуальных целях, те часто не могли взять в толк, как можно любить мальчиков и мужчин и при этом не любить секса, которого от них хотят. Человеческую сексуальность девочкам представляли в розовом свете, но также давали понять, что она может стоить им жизни — не тем, так другим путем. Матерям приходилось балансировать на острие ножа: привить хорошее отношение и при том отвадить. И если жестокость этого противоречия не ускользнула от внимания их дочерей, то стоящие за ним благие намерения так и остались незамеченными: матери пытались уберечь их от многих мужчин, подтолкнув к одному-единственному; защитить их, научив делать то, что требуется для выживания в системе мужского господства, но так и не объяснив, почему.

Они и сами не сумели бы сказать почему: почему супружеский секс — это хорошо, тогда как внебрачный — плохо, почему мужчины числом более одного превращают любящую девушку в шлюху; почему внебрачная беременность страшнее проказы и паралича. Их научили бросаться оскорбительными прозвищами, но не снабдили другими словами для разговоров на эту тему. К тому же замалчивание вопросов супружеского секса было единственным способом избежать довольно пугающих откровений — откровений о качестве жизни самих матерей.
Collapse )