July 18th, 2017

2015
  • svarti

Вера Гадзяцкая

Европина (Гадзяцкая) Вера Федоровна / 05.04.1899-? / художница, поэтесса-символистка.
Вер Гадзяцких было две, их часто путают.

Некоторые сведения удалось найти в архиве известного литературоведа В.Безъязычного, который выяснил, что малининская статья посвящалась Вере Мелетьевне* Гадзяцкой, дочери юриста Гадзяцкого. Безъязычный предположил, что ей принадлежали рисунок обложки и одно из стихотворений сборника «Норд» (Баку, 1926).

Однако мы установили, что Вера Мелентьевна к названному сборнику отношения иметь не могла. Упомянутая же в «Норде» Гадзяцкая - не кто иной, как художница Вера Федоровна Европина (урожд. Гадзяцкая), двоюродная сестра нашей героини. Уроженка Ялты, длительное время проживавшая в Сухуми, она с 1925 по 1927 год обучалась в Азербайджанском художественном техникуме (Баку). Ее отец, Федор Христофорович, приходился братом М.Гадзяцкому и служил военным врачом. Вера Федоровна с 1940 г. участвовала в выставках, до Великой Отечественной войны преподавала в Сухумском художественном училище, а после войны – в Сухумской художественной школе. Впоследствии она стала членом Союза художников СССР.
Collapse )
кот

Лихтенштейн: Ирен Нигг

Лихтенштейн никак не отпускает: ищу произведения женского авторства из этой страны.



Ирен Нигг [Iren Nigg] 1955 года рождения, родилась и выросла в Шаане, самом крупном и старинном городе Лихтенштейна. В юности она много путешествовала, высшее образование получала с 1981 по 1984 год в Швейцарии, в университете Фрайбурга (или Фрибура. Я не знаю, как правильно). Посвятила себя журналистике, работала в различных немецкоязычных изданиях, занималась связями с общественностью в движении за права иностранных иммигрантов в Лихтенштейне. Дебют Ирен Нигг в художественной прозе произошёл ещё в 1987 году, но после первого романа Fieberzeit [Пора лихорадки] она публиковалась мало. И вот, нежданно-негаданно в 2011 году её вторая книга Man wortet sich die Orte selbst [Человек словотворствует (?) места обитания сам] получает Литературную премию Евросоюза. Премия молодая, с 2009 года, вручается одиннадцати или двенадцати автор(к)ам из по определённому алгоритму выбранных стран Европы. После премии на Нигг обратили внимание издательства других стран, появились переводы на английский, болгарский, венгерский языки. Уже с первых строк (прочесть начало Man wortet sich die Orte selbst  по-английски можно здесь) понятно, что произведение как минимум своеобразное. А издания по-русски нет и не предвидится. Интересно, почему? Переводы швейцарской литературы поддерживает фонд Pro Helvetia, австрийской поэзией и прозой, наверное, тоже специальный фонд занимается. А крошечный Лихтенштейн такого фонда не имеет. Имею интерсекционалистский вопрос: получается, чтобы быть переводимыми и читаемыми,  мало иметь талант и писать на распространённом языке (немецкий всё же не албанский) - надо ещё и в правильной стране родиться?