March 5th, 2017

Catherine Lim "The Teardrop Story Woman"

Мне кажется, по книгам Кэтрин Лим надо фильмы снимать, даже странно, что пока ничего не экранизировали (насколько мне известно).
Я читала "The Bondmaid", и мне очень понравилась книга, так что решила почитать еще что-нибудь. Эта книга не разочаровала, хотя предыдущая, пожалуй, сильнее.
Время и место действия - 1930-1950-е, Малайзия. Главная героиня - девушка из китайской семьи по имени Мэй Квэй. Как и в "The Bondmaid", писательница прослеживает судьбу героини с первого дня жизни
Мэй Квэй "дважды проклята" от рождения.
Во-первых, она девочка, что уже страшное разочарование для родителей. В китайской культуре девочек вообще ценят на порядок меньше, чем мальчиков, а отец Мэй Квэй дочь вообще ненавидит. Старшую дочку, кстати, в этом семействе вообще заморили голодом - всю хорошую еду отдавали младшему брату, и девочка умерла в два года. Кстати, потом в этом винили самого мальчика - якобы это он "убил сестру", съедая всю еду (как будто это решал младенец...)
А во-вторых, Мэй Квэй отмечена дурным знаком - родинкой в форме слезинки возле правого глаза. Такая отметина предвещает несчастья ей и всем связанным с нею мужчинам. Надо сказать, многим таки придется из-за нее пострадать.
Удивительная красота, унаследованная от бабушки, не принесет ей счастья, как не принесла и самой бабушке. Красота, бедность, патриархальное общество, неблагополучная семья - тут и зловещей родинки не надо...
В поклонниках у Мэй Квэй нет недостатка, и семья отнюдь не против выгодно пристроить (читай: "продать") красавицу-дочь.Collapse )
кот

Новинка: Скарлетт Томас, "Орхидея съела их всех"

Скарлетт Томас, "Орхидея съела их всех"
Издательство Corpus, 2017
ISBN: 978-5-17-093544-4



Издательская аннотация: Новый роман Скарлетт Томас - английской писательницы, снискавшей славу одного из лучших и самых оригинальных романистов современности, - это парадоксальная семейная сага, остроумная, увлекательная, с множеством граней смысла. Это роман о секретах ботаники и о загадочной связи между растениями и людьми, о сексе, о лабиринтах человеческого сознания, о волшебных книгах, об обретении вечной свободы ценой смерти. Роковые стручки с семенами, доставшиеся героям в наследство, обещают просветление. Но кто из них отважится шагнуть за пределы жизни и смерти?

* * *
Большая радость для меня - выход нового произведения Скарлетт Томас. Я у неё перечитала всё, что только переведено на русский, а переведено немало:

Молодые, способные [Bright Young Things] - 2001 года, русский перевод - 2004. Три девушки и трое юношей пришли собеседоваться по объявлению "Требуются молодые, способные для крупного проекта". К сожалению, объективационный смысл слова Things в переводе утрачен, а ведь в нём разгадка и таилась. Мне не очень пошло, но перед нами фактически дебют, проба пера, только маленькое семечко гигантской секвойи.

Операция "Выход" [Going Out] - 2002 года, русский перевод - 2006. Что будет, если воспроизвести "Волшебника из страны Оз" в реалиях современной Англии? У Страшилы аллергия на солнечный свет, Трусливый Лев - женщина с математической одарённостью, а Дороти - богатая наследница, которая понятия не имеет, куда это наследство приложить.

Корпорация "Попс" [PopCo] - 2004 года, русский перевод - 2006. Тайные заметки двадцатипятилетней Алисы Батлер, бывшей девочки-вундеркинда, нежданно-негаданно получившей место в крупной корпорации, занимающейся производством игр и игрушек. Да, я временами крутила у виска и обзывала героев фанариотами фиговыми. Но в Алисе покоряют две черты: невероятная эрудиция и готовность щедро делиться своими знаниями.

Наша трагическая вселенная [Our Tragic Universe] - 2010 года, русский перевод - 2011. Литсотрудница на полставки размышляет в одиночестве: процитирую собственный же отзыв - как убить врага зубочисткой, что такое макгаффин, был ли у Анны Карениной на момент самоубийства предменструальный синдром, каков механизм самоисполняющегося пророчества, чем Вселенная похожа на кошку, об эффекте плацебо и эффекте ноцебо, о гомеопатии и траволечении, об арканах Таро, о «Титанике», о Ницше, о философской базе вязания носков. Но, как вы уже догадываетесь, вязать носки не умеет. Если бы я составляла литературную серию об одиночестве как сознательном выборе, первым томом вышла бы эта книга.

То есть не читала я только "Наваждение Люмаса", а "Наваждение" считается у Скарлетт Томас лучшей вещью. Ну, и теперь "Орхидея"... Весенняя программа раззадоривает!