February 26th, 2017

кот

Новинка: Мария и Давид Бурлюки, "По следам Ван Гога"

Мария и Давид Бурлюки, "По следам Ван Гога"
Издательство: Grundrisse, 2016
ISBN: 978-5-904099-25-1



Издательская аннотация: Впервые публикуемый по-русски дневник путешествия "отца русского футуризма" художника Давида Бурлюка и его жены Марии по Провансу и Лангедоку, куда они отправились из Нью-Йорка в 1949 г. Главное место в нём занимают города, где жил и писал Винсент Ван Гог (Арль, Сен-Реми, Сен-Мари, Тараскон). Использованы рассказы и воспоминания местных жителей. В поле зрения Бурлюков попадают также места, связанные с П. Сезанном, О. Ренуаром, А. Тулуз-Лотреком.
В издании воспроизводится большое количество документальных фотографий.


* * *
Тематика специализированная плюс соавторство. Хотя соавторство, конечно, своеобразное, текст полностью принадлежит Марии Бурлюк, тогда как Д. Бурлюк проиллюстрировал её рассказ фотографиями. Сказали - кому требуется, срочно разбирайте, всего семьсот экземпляров тираж.

Christina Baldwin "One to One: Self-Understanding Through Journal Writing"

Идея писать дневник на бумаге ручкой в нашу эпоху развития интернета кажется несколько старомодной :) Многие уже как-то привыкли писать в блог или в соцсети, но это всё-таки подразумевает какую-то публику, совсем другой формат. Так что и сейчас в олдскульных дневниках есть смысл.
Кристина Болдуин предлагает использовать дневник как инструмент самопознания.
Хотя временами она ударяется в пафос, часто свойственный поп-психологии, некоторые ее мысли мне очень понравились:
"Мы живем в культуре, которая рассматривает изменения как угрозу. Нас учат воспринимать жизнь линейной, подразумевая некий пункт назначения. Изменения воспринимаются только как промежуточный процесс на пути к этой идеализированной стабильности. Но независимо от того, с каким видением жизни нас воспитывали, жизнь и есть изменения. Взгляд на изменения как на нормальное условие жизни противоречит мифу о назначении, но более соответствует опыту. Рассматривая изменения как нормальное условие жизни, мы восстаем против ожидания, что у нашей жизни должна быть конечная цель, и перестаем рассматривать процесс как угрожающий или временный. Принятие изменений дает нам свободу исследовать наше положение, определять и наблюдать наши естественные ограничения и избавиться от гнета ожиданий, вызванных потребностью нашего общества в равновесии."
Отличная альтернатива идее о "смысле жизни", которая мне давно казалась сомнительной... (Не говоря уж о идее "конечного пункта назначения", если задуматься, то единственный конечный пункт - это смерть, как-то не очень воодушевляет.)
Collapse )
кот

Япония: Томоэ Ямасиро

Томоэ Ямасиро [山代巴] родилась в деревенской семье из префектуры Хиросима. Её отец увлекался резьбой по дереву, скульптурой, рисованием - и видел в младшей, четвертой дочери художественные способности. В то время как старших сестёр после школы выдали замуж, шестнадцатилетняя Томоэ поступила в художественное училище. Причём на отделение западной живописи. Это была пощёчина общественному вкусу: сельскую выпускницу посадить на одну скамью с дочерьми аристократов и преуспевающих бизнесменов. К сожалению с третьего курса пришлось уйти. Родители катастрофически обеднели, продали землю. Платить за обучение было нечем. Томоэ получила от отца десять иен: "если ты можешь что-нибудь с ними сделать, сделай". Билет до Токио стоил восемь иен. На обустройство в городе оставалось всего две, но когда девушка попросила взаймы у матери, встретила недоуменный взгляд. Мать считала, что замужняя женщина не должна владеть собственными деньгами. Она могла помочь только одним - проводить на станцию.



Томоэ устроилась чертёжницей, а в порядке общественной нагрузки обучала грамоте фабричных работниц. В кружке она познакомилась с руководителем шахтёрской забастовки, только что вышедшим из шестилетнего заключения... и тогда не подозревала, что это её будущий муж. Сам факт, что отец дал согласие на брак любимой дочери с коммунистом, потрясал воображение. Итак, в 1937 году чета Ямасиро снимает квартиру в рабочем районе и идёт трудиться на фабрику стеклянных изделий. Семьдесят процентов сотрудниц Томоэ были из деревни. Это важно.

А в сороковом чета Ямасиро отправилась в тюрьму: муж за крамольный образ мыслей, а жена как член семьи крамольника. И за решёткой крестьянок было значительно больше, чем горожанок, особенно среди уголовниц. Убийцы, воровки, поджигательницы рассказывали о своей судьбе Томоэ и оказывались не кошмарными персонажами квайданов, а обычными женщинами, которых толкнула на преступление нищета. Не имея возможности записать, "политическая" запоминала.

Писательнице не удалось встретиться с мужем; он не дожил до освобождения всего нескольких месяцев. Пока она была в тюрьме, не стало и отца. И Томоэ Ямасиро стала путешествовать, читать лекции в женских группах самосознания и рассказывать: о детстве, о тюрьме, о людях, с которыми встречалась на жизненном пути. На русский язык перевели (и замечательно! Не знаю, кто такой (такая?) С. Гутерман, но переводит восхитительно [Не Гутерман, перу Гутермана принадлежат примечания и предисловие, а перевод - С. Виноградовой. Поправка внесена уважаемой osservato]) один лишь её роман: "Песню тележки". О том, как сельская девушка Сэки вышла замуж по любви и всю жизнь из-за этого маялась.

За событиями в прекрасном изложении моей ливлибовской френдессы отсылаю вас к её рецензии: https://www.livelib.ru/review/508664-pesnya-telezhki-tomoe-yamasiro. А сама немного поцитирую:

Collapse )

Читала с огромным интересом. Надеюсь, что другие произведения Томоэ Ямасиро, прожившей долгую плодотворную жизнь (1912-2004), появятся в переводе.

Antonia Arslan "Skylark Farm"

Оригинал - «La masseria delle allodole» - был издан в 2004 году.
Книга отмечена 15 литературными премиями, среди которых премии: Stresa di Narrativa (2004), Манцони (2005) и ПЕН Клуба (2005).
Переведена на более чем 20 языков.
На русском книга выходила тоже:
Антония Арслан "Усадьба жаворонков"
Издательство: Симпозиум, 2010 г.
ISBN: 978-5-89091-428-6

Но на русском я ее не нашла ни в бумажном, ни в электронном виде, так что решила прочитать английский перевод. И не смогла дочитать... Очень хорошая книга, но слишком страшно и тяжело.
Произведение относят к историческим романам, но это не художественный вымысел - в основе лежит реальная семейная история родных писательницы, армянской семьи, жившей в Анатолии во время геноцида армян 1915 года. Всех мужчин и мальчиков убили, а женщин и девочек собирают и гонят сотни километров на восток, неизвестно куда - в итоге оказывается, что в сторону Алеппо, и там бОльшую часть из них убьют.
Я смотрела экранизацию, это тот редкий случай, когда фильм не уступает книге, действительно шедевр, но тоже, конечно, тяжелый.