February 22nd, 2017

кот

Япония: Мурасаки Сикибу

Итак, нам снова неизвестны даты жизни (ориентировочно рождение 973-978 – смерть 1014-1031) и само имя. Мурасаки Сикибу [紫 式部] - лишь прозвище. Мурасаки - от полюбившейся читателям героини "Повести о Гэндзи", Сикибу - по названию министерства церемоний, где работал её отец - кстати, даровитый поэт. По рождению писательница принадлежала к могущественному клану Фудзивара. Мурасаки получила прекрасное для женщины образование - музыка, каллиграфия, рисование, но отец, поклонник китайской культуры, не мог не поделиться с дочерью знанием китайского языка. Девочка усваивала эту трудную науку гораздо быстрее брата, и отец сетовал на судьбу:
- Ах, видно, уж злосчастье моё такое! Нет бы она родилась мальчиком.



Что необычно, в эпоху матрилинейной семьи Мурасаки Сикибу проживала с отцом и братом, а не с матерью (считается, что мать умерла родами, когда старшие дети были ещё малы). Когда отец стал губернатором в провинции Этидзен, он забрал дочь с собой, и это тоже воспринималось как странный, вызывающий поступок. Через четыре года она возвратилась в Кото, чтобы выйти замуж за двоюродного дядю по отцовской линии. Нобутака славился экстравагантностью нарядов и умением танцевать. К моменту женитьбы на Мурасаки ему было изрядно за сорок. Он имел множество детей от нескольких жён и наложниц, а также от романтических связей, которые вряд ли прекратились после свадьбы. Был ли их брак счастливым? Есть разные мнения. На следующий год Мурасаки родила дочь Кэнси, впоследствии императорскую кормилицу и поэтессу, прославившуюся под именем Дайни-но Саммисю. Не прошло и трех лет, как Нобутака умер от холеры.

Что значило вдовство для женщины того времени? Прежде всего - финансовые затруднения. В случае Мурасаки добавилась ещё и глубокая скорбь. "Мысль о длящемся одиночестве кажется невыносимой..." - пишет она в дневнике. Согласно преданию, вдова отправилась молиться в храм Исияма-дера на озере Бива, где, любуясь августовской луной, и испытала первый прилив вдохновения. Там Мурасаки Сикибу начала писать "Повесть о Гэндзи" - книгу, которая обессмертит её имя. Друзьям, навещавшим её в обители, она читала и давала переписывать главы. Возможно, литературная репутация и способствовала тому, что Мурасаки пригласили в качестве фрейлины ко двору императрицы Сёси, дочери регента Митинага. Но уже тысяча лет сплетне, которая ходила о ней с этим самым регентом - ведь они обменивались стихами. С другой стороны, стихи ещё ничего не доказывают.

Хитрый Митинага поместил свою дочь в гарем императора Итидзё, когда ей едва ли исполнилось двенадцать. Соответственно, Мурасаки явилась ко двору, когда императрице было 16-19 лет, а самой Мурасаки тридцать с небольшим. Серьёзная, склонная к уединению и интеллектуальной деятельности, императрица Сёси окружила себя талантливыми образованными дамами. Или отец её окружил: умные женщины были капиталом. Акадзомэ Эмон? Наша героиня её просто проигнорировала. Идзуми Сикибу? Мурасаки считала её жалкой бездарностью (кстати, зря). Но самая яркая звезда пребывала в свите Садако, "другой императрицы", то есть во враждебном лагере. Я говорю о Сэй-Сёнагон.

Существует гипотеза, что Мурасаки и пригласили ко двору с тем, чтобы она успешно конкурировала с создательницей "Записок у изголовья". Но - по крайней мере, поначалу - эту затею следовало бы назвать провальной. Остроумная, эрудированная, резкая на язык придворная дама и замкнутая, чувствительная вдовица из провинции... Конечно, отношения двух гениальных женщин нельзя было назвать хорошими. Много разных подходящих эпитетов можно подобрать, но не хорошие уж точно. Вообще придворная жизнь была Мурасаки не по нутру, то ли дело с императрицей китайским заниматься. Пьяная челядь, интриги, сложные церемонии - всё это было ей предельно чуждо, но в дневнике описано с неукоснительностью. На русский переведён отрывок о рождении наследника: здесь и сарказм, и сентиментальность, и лёгкая насмешка над собственной тревогой... Канцлер Митинага в роли восторженного дедушки, рыдающего пьяными слезами, тоже немного смешон, и лишь императрица изображена с нескрываемым сочувствием и состраданием.

Овдовев, императрица Сёсю удалилась в отцовский дом, а вместе с ней и верная фрейлина Мурасаки, продолжавшая читать повелительнице буддийские сутры и китайские хроники. Предположительная дата смерти писательницы - 1014 год. Или 1025. В общем, одно из двух. Свой великий роман, "Повесть о Гэндзи" она писала десять лет, дневник - всю жизнь, но дошло до нас немногое...
кот

Маргерит Юрсенар. Последняя любовь принца Гэндзи

И раз уж зашёл разговор о Мурасаки Сикибу, позволю себе перепостить из старых закладок японскую стилизацию Маргерит Юрсенар в переводе В. Жуковой.

Originally posted by 0rchid_thief at Маргерит Юрсенар. Последняя любовь принца Гэндзи.
Когда Гэндзи Великолепный, славнейший из соблазнителей, когда-либо удивлявших Азию своими похождениями, достиг пятидесятилетнего возраста, он осознал, что пришло время готовиться к смерти. Его вторая жена Мурасаки, Принцесса-Фиалка, которую он так любил, хотя, как ни странно, часто изменял ей, опередила принца на этом пути, переселившись в тот уголок Рая, куда попадают мертвые, удостоенные награды за определенные заслуги на изменчивом и трудном жизненном пути; Гэндзи страдал, понапрасну вызывая в памяти улыбку или выражение лица любимой в тот момент, когда она готова была заплакать. Третья жена Гэндзи, Принцесса Западного Дворца, изменяла ему с молодым родственником, подобно тому, как сам принц подростком обманывал отца с юной императрицей. На сцене жизни в очередной раз разыгрывалась знакомая драма, но принц понимал, что теперь ему уготована лишь роль старика, а этому персонажу он предпочитал амплуа призрака. Поэтому Гэндзи распределил все свои богатства и обеспечил слуг, готовясь закончить свои дни в хижине отшельника, заранее построенной по его приказу на склоне горы. В последний раз он прошел через город в сопровождении двух или трех преданных друзей, которые, прощаясь с ним, расставались и со своей молодостью, хотя смириться с этим все еще не могли.
Collapse )

Мари-Франс Иригуайан "Моральные домогательства"

Вот такая книга выходила на русском.
Оригинал: Marie-France Hirigoyen "Le harcèlement moral : la violence perverse au quotidien, Éditions La Découverte & Syros et édition de poche Pocket", 1998

Аннотация:
"В книге, снабженной многочисленными свидетельствами, автор анализирует специфику извращенных отношений в семье и на службе и предостерегает против любых попыток банализации этого процесса.
Опираясь на богатый клинический опыт, М.-Ф.Иригуайан старается помочь людям, подвергшимся моральному преследованию, избавиться от агрессора и вновь обрести жизненные ориентиры."

Несколько цитат:
"В психотерапевтической практике мне не раз приходилось выслушивать рассказы о страшных страданиях жертв и об их неспособности защитить себя. В этой книге я продемонстрирую, что первый шаг "хищников" направлен на то, чтобы парализовать волю своих жертв, лишить их возможности защищаться. В дальнейшем, даже если жертвы стараются понять, что происходит, они не знают, как это сделать."
"Человек, испытавший на себе такую психическую агрессию, как моральное домогательство, действительно является жертвой, потому что его психика на какое-то время была повреждена. Даже если способ его сопротивления моральной агрессии заключается в установлении с агрессором взаимозависимых отношений и производит впечатление некой "симметричности", нельзя забывать, что жертва страдает от ситуации, за которую не несет ответственности."
Collapse )

Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых

Репост из ЖЖ авторки.
Кто-то читала? Как вам?

Originally posted by tanja_tank at Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых
...Они дьявольски обаятельны, чарующе загадочны, тотально бессовестны и неизлечимо бездушны. Их цель – уничтожить нас морально, а иногда и физически. Превратить нашу жизнь в руины с особенным коварством и цинизмом, облачившись в маску любящего человека, сострадательного друга, надежного коллеги. Они – хищники человечества, и особенно опасны тем, что это не написано у них на лбу. Вот почему так важно уметь распознавать их на ранних стадиях...

Меня зовут Таня Танк, и я автор книги «Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых». Это первый глубокий анализ явления, основанный на реальных историях из жизни и трудах светил психоаналитики. По многочисленным отзывам, материал подан максимально доступно и исчерпывающе. Электронную версию книги можно приобрести здесь.

Для первого погружения в тему изложенной информации вам должно хватить с избытком. Однако если вы заинтересовались явлением, рекомендую вам приобрести печатную версию, которая выйдет в марте 2017 года.

Это первое бумажное издание, которое представляет собой существенно переработанную и дополненную электронную книгу. Поскольку за три года "в теме" мое представление о явлении значительно расширилось, и объем материала в книге вырос втрое, в течение 2017 года я планирую выпустить трилогию "Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых". В первом томе, который вы сможете приобрести в марте, я подробно расскажу об этапах деструктивного сценария.

Фумико Энти "Маски"

Мне очень понравилась другая книга Фумико Энти - "Пологий склон", решила прочитать и "Маски".
Тоже хорошая книга - небольшая изящная повесть о Японии конца 1950-х (книга написана в 1958 году).
В отличие от "Пологого склона" - вполне реалистического произведения - в "Масках" присутствует мистический компонент.
Молодая вдова Ясуко после гибели мужа остается жить с его матерью, Миэко Тогано. Она участвует в поэтическом кружке свекрови, помогает ей издавать литературный журнал, выполняет секретарские обязанности и продолжает исследования своего мужа, связанные с одержимостью духами.
Многие ломают голову - что объединяет двух женщин? Не чрезмерна ли такая привязанность? Зачем красивой молодой женщине посвящать свою жизнь свекрови?
Мрачные семейные тайны, коварные интриги, немного мистики - чтение увлекательное.
Фумико Энти много ссылается на классическую японскую литературу, особенно на "Повесть о Гэндзи" (благо, хоть ее я недавно читала). Но, думаю, даже не читавшим это не помешает получить удовольствие от книги.