February 18th, 2017

Сезон фантастических премий начался?

Вчера был опубликован длинный список номинантов на престижную фэнтезийную премию Дэвида Геммела. Присуждается она в трёх номинациях: "Легенда" (за лучший роман года), "Утренняя звезда" (за лучший дебютный роман года) и "Воронье сердце" (за лучшую обложку к роману). Финалисты, попадающие в короткий список, а затем - победители определяются голосованием на сайте премии.
Книг, написанных женщинами, в этом году то ли сравнительно негусто, то ли имена подобрались менее громкие, чем год назад (в прошлом году в длинный список "Легенды", к примеру, попала сама Альетт де Бодар). Во всяком случае, я, пока их выписывала, поняла, что о многих авторках слышу впервые:)

Книги номинанток на "Легенду":

The Summer Goddess Джоан Холл
The Obelisk Gate Н.К. Джемисин
Gods of Nabban К.В. Йохансен
Assassin Queen Анны Кашиной
The Fall of the Dagger Гленды Ларк
The Seer Сони Орин Лирис
Daughter of Blood Хелен Лоу (кстати, Хелен на сегодня - единственная женщина, получившая Геммела! Отхватила свою "Утреннюю звезду" пять лет назад за The Heir of Night)
Shadow and Flame Гейл З. Мартин
An Accident of Stars Фоз Медоуз
Break the Chains Меган Э. О'Киф
Fair Rebel Стеф Свенстон
The Silver Tide Джен Уильямс

Книги номинанток на "Утреннюю звезду":

Steal the Sky Меган Э. О'Киф
The Cracked Amulet Р.Б. Уоткинсон

Голоснуть можно здесь: http://www.gemmellawards.com/award-voting-2017/
кот

Cьюзен Элоиза Хинтон, «Изгои»

Однажды в городе Талса, штат Оклахома, пятнадцатилетняя школьница шла домой после уроков со своими друзьями. Вдруг мимо проехал автомобиль, в котором сидели их ровесники из более состоятельных семей. Они кричали пешеходам:
— Эй, эй, грязные!
Тревожно Сьюзи (так звали школьницу) оглянулась на товарищей. Те невозмутимо шагали развалистой походкой, попыхивая сигаретами. В тот момент я впервые поняла, — рассказывала Сьюзен Элоиза Хинтон, в то время уже именитая писательница, — впервые подумала, глядя на своих приятелей: «Да они же хулиганы!»



Через некоторое время одного из этих «хулиганов», паренька из простой семьи, в присутствии многочисленных зевак избили соученики, дети богатых родителей. Обступили на улице, сшибли с ног и пинали тяжелыми ботинками до полного своего удовлетворения. Никаких проблем потом у них не было. Избили и избили, бывает. Мальчики. Ребята побогаче даже входили в школу через другие двери — не через те, в которые ходят «грязнюки и грязнухи»... Впоследствии Хинтон утверждала, что никакого расчёта на публикацию заметок у неё не было - одно лишь яростное желание излить свою злость, свой гнев. У неё были друзья в обеих враждующих группировках, не улыбалось глядеть, как одни других поубивают.

Полтора года девушка писала и переписывала свою повесть, а показала только матери и подружке. Реакцию миссис Хинтон легко было предсказать:
— Сьюзи, голубушка, где ты этого нахваталась?
Текст книги изобиловал сленгом и бранью, хотя особо смачные фразы пришлось опустить из соображений приличия.
А у подружки мама некогда издала детскую книжку. И отправила рукопись своему агенту в Нью-Йорк. В подарок на выпускной бал Сьюзен получила контракт от «Викинг Пресс». Первое издание The Outsiders [«Изгоев»], разумеется, вышло под инициалами, а не под полным именем писательницы. Женское имя на обложке — минус к продажам...

Шёл 1967 год. Издательство попало в маркетинговое яблочко. «Изгои» надолго стали бестселлером, а в некоторых штатах оказались под запретом. Роман был экранизирован самим Фрэнсисом Фордом Копполой; кстати, в нём можно увидеть С.Э. Хинтон в небольшой роли медсестры. Не только тематика подростковых банд, терроризировавших города и веси, привлекали публику в США, но и свежая образность молодёжного жаргона, и искренний, запутавшийся шестнадцатилетний протагонист, Понибой Куртис. Это его так по документам зовут, Понибой. Покойный папа был оригинал. А братьев: Дэррил и Газировка [Sodapop], уменьшительно Газ. Потеряв родителей, три брата выживают сами — как умеют.

Прошло всего лишь каких-то пятьдесят лет, и «Изгои» увидели свет в русском переводе Анастасии Завозовой. Почему не раньше? Социальную тематику в СССР ценили. Правда, сцены, где американские подростки-бедняки раскатывают на собственных машинах, могли смутить советскую аудиторию... Так или иначе, книга перед нами, прекрасная, раскалённая, сердитая, сентиментальная, и «Оставайся золотым, Понибой» — тоже оттуда цитата. В феминистическом сообществе трудно не посетовать на отсутствие женских образов. О Сэнди, возлюбленной Газа, мы узнаём только то, что у неё натуральные белокурые волосы и заразительный смех, а также, что Газ её очень любит. О маме Понибой помнит, что она была золотая, добрая и пекла шоколадные тортики. Некоторое исключение представляет Черри Валанс, но и она, ярко заявив о себе в начале, под конец кротко ушла на вакансию возлюбленной главного героя... И всё-таки «Изгои» единственны в своём роде, и знакомство с этим романом будет запоминающимся.

Хана Сенеш

Из статьи Шуламит Шалит "Хана Сенеш: жизнь - миссия"
"О людях, подобных ей, говорят: он ушёл в расцвете жизненных и творческих сил. О Хане можно сказать, что она ушла еще до расцвета, ну, какой расцвет в 23 года... Самое-самое начало... А как была талантлива! И какая цельная глубокая натура!
Справка из энциклопедии (перевод с иврита): Хана Сенеш, 1921-1944, поэт, парашютистка, родом из Венгрии, выдающаяся личность в истории еврейского народа и в истории Израиля 20-го века. Приехала в страну в 1939 году, была членом кибуца "Сдот-Ям" в Кейсарии. Во время Второй мировой войны вызвалась добровольно отправиться в оккупированную фашистами Европу для организации спасения евреев, но попала в плен и была расстреляна в Будапеште, в тюрьме. В 1950 году останки её были перевезены в страну и захоронены на горе Герцля в Иерусалиме".
Всё, написанное ею, в том числе стихи, дневник, пьеса из жизни кибуца, вошло в книгу "Хана Сенеш. Жизнь, миссия и гибель", впервые опубликованную в 1946 году. В сборнике "Хана Сенеш, жизнь, миссия и гибель" на иврите, издания 1966 года, уже десятого по счёту, было 380 страниц. А в 1975 году та же книга вышла на русском языке в издательстве "Библиотека-Алия" (в переводе А.Белова и И.Лапидота) – по-русски она называется "Хана Сенеш. Жизнь, миссия и героическая смерть".
В более поздних изданиях этой книги мы находим и письмо её к матери и брату Гиоре (она называла его Джори), и воспоминания о Хане её матери и некоторых друзей. Книга знакомит нас с молодой девушкой, которая могла бы стать большим поэтом или прекрасным учителем, воспитателем, а, может быть, политическим или общественным деятелем типа Голды Меир, ибо с юных лет удивляла окружающих четкостью и определенностью своих взглядов и была пылким полемистом, чем иногда отпугивала ухажеров. Ее взрослая жизнь, ее творчество только начинались, но она успела стать личностью, а ее ранняя и трагическая смерть вознесла ее имя в символ, сделала героиней еврейского народа. Написав за свою жизнь горстку стихотворений, Хана Сенеш  несколькими из них заслуженно вошла во все хрестоматии израильской поэзии.

Collapse )