February 14th, 2017

Джейн Смайли "Тысяча акров"

За эту книгу писательница получила Пулитцеровскую премию.
Еще ее сравнивают с "Королем Лиром".
Есть экранизация (Джослин Мурхаус, 1997).

Аннотация:
"Великолепно рассказанная история отца большого семейства, "прожженного" Ларри Кука, хозяина огромной плодородной фермы, площадью в тысячу акров, которая становится яблоком раздора для трех его дочерей: Джинни, Роуз и Кэролайн. Импульсивное решение отца разделить землю между тремя дочерьми пошатнуло мир и покой, царивший в поместье. Давние секреты, невысказанные обиды, сдерживаемые желания, долгое время таившиеся в недрах родственных душ, вырываются на поверхность с тяжелыми, катастрофическими последствиями."
кот

Две новых книги об искусстве слова



1. Натали Голдберг, "Человек, который съел машину. Книга о том, как стать писателем"
Издательство "Альпина Паблишер", 2017
ISBN: 978-5-9614-5818-3
Издательская аннотация: Натали Голдберг пишет легко, нестандартно и с юмором, и вдохновляет на это своих читателей. Она учит писать спонтанно (не останавливайтесь, держите руку на бумаге), прислушиваться к себе и миру вокруг (писать - на 90 процентов значит слушать) и ежедневно практиковаться (пишите на время). В основе ее творческого метода лежит дзен-медитация, и Голдберг объясняет, как с ее помощью можно раскрыть свои писательские способности. Также вы найдете в этой книге советы, как справиться с внутренним сопротивлением, нехваткой идей, прокрастинацией и всеми остальными сложностями, с которыми сталкивается каждый автор.

* * *

От себя прибавлю, что медитативные техники в писательстве неизбежно напоминают "Мадам Оракул": как героиня занималась автоматическим письмом. С другой стороны, мне эту книгу очень хвалили. Якобы гораздо круче разрекламированной (в том числе с моим участием) Энн Ламотт.

2. Анастасия Соколова,
Издательство "Индивидуум паблишинг", 2017
ISBN: 978-5-9908862-2-3
Издательская аннотация: Анастасия Соколова окончила факультет журналистики МГУ. В разные годы была главным редактором журнала Bravo, заместителем главного редактора журнала Glamour, главным редактором Сondе Nast Creative Studio. С 2014 года работает шеф-редактором Vogue.
Перед вами ключ к профессии "редактор журнала". Здесь и история глянца в России, и словарь терминов, и правила работы с пресс-релизом, и секреты удачного интервью, но главное - описано, как рассказывать истории, чтобы их было интересно читать. В эпоху многомерного потребления информации за внимание читателя борются десятки СМИ, брендов, интернет-роботов. Как отличаться от других? Как привлечь и удержать читателя? Язык, речь, письмо - это власть. И эта книга поможет вам быть во всеоружии.


* * *

Предисловие А. Зимина начинается с фразы: "Российская глянцевая журналистика имеет много общего с социалистическим реализмом". Ещё цитата, довольно пространная:
Collapse ) В заключение, правда, Зимин оговаривается, что сейчас в обиход вошли международные стандарты, и о них-то речь и пойдёт. Но то, что мне удалось пока осилить - тут терпеливее моих очи нужны - сплошь наша марка, местами переходящая в нашу карму. "Не просто энтертейнмент, но инфотейнмент", честное слово, так и написано! Из интервью А. Карагодина, редактора:

— Андрей Васильевич, опишите читательницу Vogue!
— Это городская западная женщина. Она хочет, чтобы ей объяснили, что модно, как быть красивой, что читать и знать, чтобы блистать перед другими и перед самой собой.
— Как писать, чтобы ей было интересно читать?
— Все просто: нужно владеть русским языком и знать общемировую культуру.


То есть открытым текстом: читательница существо ведомое, управляемое и само хочет быть управляемой. Как домовые эльфы сами хотят делать бесконечную уборку, а раки любят кипяток. Странное чувство: рекламирую в женском сообществе книгу о грамматике гламура. Но врага надо знать в лицо. И врагиню тоже.
кот

Италия: Симона Чираоло

Симона Чираоло, "Морщинки на бабулином лице"
Издательство "Манн, Иванов и Фербер", 2017
ISBN: 978-5-00100-342-7



Издательская аннотация: Эту книгу с огромной любовью мы, вся команда "МИФа", посвящаем своим бабушкам - самым добрым, внимательным и терпеливым. Тем, у кого всегда хватало на нас времени.
Впервые такое посвящение появляется на страницах мифовской книги. И неспроста - "Морщинки на бабулином лице" не оставит равнодушным ни взрослых, ни детей. Книга написана от лица маленькой девочки, которая спрашивает бабушку о ее морщинках и узнает, что в каждой из них скрыты удивительные воспоминания - счастливые и не очень. Каждое событие нашей жизни не проходит бесследно, оставляет свои строки на наших лицах.
Трогательный рассказ Симоны Чираоло учит ребенка бережно относиться к самым близким людям, быть добрым и чутким. Книга помогает ребенку понять, как важно сопереживать близким, уделять им внимание и время.


***

Вот такую красоту мне показали в книжном, когда я спросила, нет ли каких новинок итальянской литературы. Книга крупного формата, по оформлению похожа на семейный альбом. С учётом приближающегося восьмого марта - под катом несколько разворотов.

Collapse )
кот

Италия: Амелия Росселли

Амелия Росселли [Amelia Rosselli] родилась в 1930 году в Париже. Её отец, Карло Росселли, был выслан из Италии фашистским правительством - за коммунистические убеждения. Сначала хотели ехать на родину матери, английской политической активистки Марион Кейв, но выбрали Францию из-за климата...



Вообще она удивительная была, эта семья Росселли. Богатые флорентийские евреи, меценаты, интеллектуалы. Бабушка, Амелия Пинкерле-Росселли, в честь которой Амелию и назвали, - убеждённая суфражистка, республиканка, участница объединения Италии. Её сыновья, Карло и Нелло - основатели движения "Справедливость и свобода", личные враги Муссолини. А Пальмиро Тольятти, как пламенный коммунист, считал, что и не социалисты они вовсе, а единственной книге Карло - "Либеральный социализм" - место на свалке истории.

В 1937 году Карло и Нелло Росселли были убиты французскими фашистами, так называемыми кагулярами, на курорте в Нормандии. Все виновники были оправданы, свидетельские показания не были приняты в расчёт. Вдова не стала долго мудрствовать и увезла Амелию и старшего сына, Джона, сначала в Швейцарию, а потом в Штаты, где у неё были родственники. Во всех этих странах Амелия училась: много, на разных языках и бессистемно. В круг её интересов входили литературоведение, философия и музыка.  Она выступала как концертирующая пианистка, плотно изучала теорию музыки, была известна как специалистка по этнической музыке. В сущности - гораздо более известна, чем поэтесса. В Италии наиболее признанными были её таланты переводчицы с английского языка. Особенно известна в переложениях Росселли поэзия Силвии Плат, с которой она ощущала особое духовное сродство.

В 1949 году умирает мать поэтессы. Через некоторое время убитая горем дочь попадает в лечебницу с нервным срывом. Позднее они начинают учащаться. В 70-е годы музыкантша понимает, что разучивается играть. Её мучают страхи и бессонница, нарушается речь, походка становится неестественной и шаткой... В швейцарской психиатрической лечебнице ставят диагноз - параноидная шизофрения, кататонический синдром. Но чем больше Росселли принимала антипсихотики, тем ей становилось хуже.  В конечном итоге выяснилось, что всю дорогу её лечили не от того, чем она болела. Не шизофрения! Болезнь Паркинсона, манифестировавшая необычно рано, до сорока лет. В 1996 году, понимая, что скоро лишится последней возможности себя обслуживать, Амелия Росселли сводит счёты с жизнью, выбросившись из окна съёмной квартиры в Риме.

Стихи Амелии Росселли не сравнимы ни с чем. В переводах предстают две разные поэтессы. Е. Костюкович поймала особый настрой "поэтессы научного исследования", как себя называла Росселли. У Мориц сплошная мелодия, сплошной порыв. В оригинале, как утверждается, музыка и математика едины. Какая Росселли вам больше близка?

Collapse )
Collapse )

Израиль: Рахель

Потрясающая поэтесса с трагической судьбой...
Ее полное имя Рахель Исеровна Блувштейн (или Блювштейн), но она предпочитала подписываться только одним первым именем - Рахель.
О ее биографии и семейной истории (из статьи Зои Копельман):
"Поэтесса Рахель родилась 20 сентября 1890 года в Саратове в традиционной еврейской семье.
Ее отец, Исер Лейб Блювштейн (1833, Полтава – 1923, Тель-Авив?), был единственным сыном своих родителей и с малых лет отличался незаурядными способностями. Однако в 8 лет был похищен и сдан в кантонисты – так при Николае I называли, в частности, еврейских детей, воспитываемых для будущей 25-летней рекрутской службы вне дома с целью их предварительной русификации. Исера Лейба отвезли в село близ Вятки и отдали семье местных православных крестьян. Его отец Ицхак, богатый негоциант, находился в то время по делам за границей. По возвращении известие об исчезновении сына так подействовало на него, что с ним случился удар, и он умер. Вскоре после того жена его, Роза, наложила на себя руки. Имущество семьи отписали государству.
Но обо всех этих трагических обстоятельствах Исеру Лейбу сделалось известно лишь по окончании 25-летней службы в армии. Он прожил в селе до 18 лет, занимаясь крестьянским трудом, и стал весьма силен физически. Но удивительно не это, удивительно то, что всю жизнь – и вне еврейского дома – он соблюдал те заповеди иудаизма, о которых успел узнать до 8 лет. Исер Лейб был мобилизован в пехоту, но за отличие переведен в разведку, где и служил в годы Крымской войны 1854-1855 и снова отличился под Севастополем. Он дослужился до чина прапорщика и командовал ротой, а в 1866 году вышел в отставку с правом жить вне «черты оседлости», распространявшимся на всех его потомков
Мать поэтессы Рахели, София, была второй женой Исера Лейба, богатого торговца золотом и бриллиантами, отца четырех детей. София была дочерью знаменитого рижского, а потом киевского раввина Мандельштама и сестрой не менее знаменитого офтальмолога Макса Мандельштама. Будучи моложе мужа на двадцать лет, она родила ему еще восьмерых и воспитывала, таким образом, 12 детей. София владела несколькими языками и особое внимание уделяла образованию детей, которых принято было после школы посылать на учебу за границу.
Collapse )