January 6th, 2017

Татьяна Соколова-Делюсина "Из японской женской лирики XII-XIV веков"

Статья и подборка стихотворений двух поэтесс: Кэнрэймонъин-но укё-но дайбу и Эйфукумонъин.
"Несколько лет назад у меня возникла идея - возможно, слишком дерзкая - сделать книгу, в которую вошли бы стихи, написанные японскими женщинами разных эпох. Я тут же приступила к ее осуществлению, и к настоящему времени у меня скопилось довольно много переводов. Ориентировалась я в основном на те стихотворения, которые так или иначе попали в поле моего зрения за долгие годы общения с японской литературой. Почему именно женская поэзия? Дело в том, что в Японии роль женщин в литературе принципиально иная, чем в других странах. Литература в Европе, да и не только в Европе, традиционно считалась мужским занятием, а в Японии женщины изначально участвовали в литературном процессе наравне с мужчинами, причем не только в поэзии, но и в прозе, которая вообще, можно сказать, создана женщинами. К тому же меня всегда завораживал образ японской дамы, склонившейся над листком бумаги с кистью в руке."
Читать здесь
Спасибо за ссылку satori_x!

Вот это стихотворение Эйфукумонъин, по-моему, совершенно очаровательно:

Летнего ливня
Нити с крыши свисают
В старом жилище.
Некому прясть их, никто не придет.
Как же тосклив этот вечер!

кот

Новинка: О. Зайцева, "Три шага из детства"

Ольга Зайцева, "Три шага из детства"
Издательство "Детская литература", 2017
ISBN: 978-5-08-005636-9
Издательская аннотация: Где проходит граница между детством и юностью? Что такое счастливое детство? Бывает ли оно без грусти и горя, обид и разочарований и одновременно без радости и надежды на будущее? И без разных смешных и нелепых происшествий, веселого смеха, без которого трудно жить на белом свете...
Обо всем этом - повесть "Три шага из детства", написанная от лица героини, тринадцатилетней петербургской девочки Саши. И конечно же она о взрослении, о том, как из вредной, упрямой, задиристой девочки-подростка постепенно вырастает человек с характером, умеющий отвечать за свои поступки, а где надо, настоять на своем.




"Только детские книги читать, только детские думы лелеять, всё большое далёко развеять..." Я осилила журнальный вариант [http://www.kostyor.ru/archives/8-10/nouvel.php] и имею к составителям аннотации один вопрос: почему героиня вредная и задиристая? Обычная девочка из обычной постсоветской семьи. Трудятся все, и все загружены: мама и тётя - зарабатыванием денег, которых до обидного мало, бабушка - работой по дому (ей даже выйти замуж нельзя - уйдёт, "«зарастем грязью» и умрем от голода"), Саша - учёбой и поручениями взрослых, например, погулять с психически больным стариком, который ей вообще не родственник. Из неудач вырастают некие условные гэги - вот Александра забыла проверить ширинку подопечного, и тот остался без брюк посреди Литейного проспекта. Смешно? Мне - нет. Есть где-то и папа, но последний раз он видел дочку младенцем. Бабушка иногда вспоминает о блокаде. Всё как у всех.

Иногда эмоциональное напряжение девочки выливается в нелепые выходки, но в целом Саша отнюдь не "вредина-задира" в духе Г. Остера. Тем удивительнее финал - без разрешения матери она устраивает встречу с отцом, который - по законам жанра оказывается милейшим человеком, увлечённым наукой, а алиментов не платил потому, что "Женька, такая гордая, отказалась от денежной помощи, мне даже обидно было. Ну, да теперь уж это неважно..." Конечно же, неважно, кто б усомниться мог. Неизменно в таких случаях вспоминаю, как М. Озерова сказала о преподавании:
- Женщина, войдя в класс, начинает с нуля. Мужчина - минимум с пятидесяти процентов.
Так это не только в классе! Отец видит дочку впервые за десять с лишним лет, притом не по своей инициативе. Купил мороженое - и он уже самый лучший, нас с ним ничто не разлучит, как хорошо, что мама не вышла замуж за другого. Тревожно за девочек, вот что я хочу сказать. И за героиню, и за читательниц.