January 4th, 2017

кот

Израиль: Михаль Говрин

Михаль Говрин (מיכל גוברין) родилась в 1950 г. Изучала литературу и театр в Тель-Авиве и Париже, преподавала театральное искусство в различных учебных заведениях Израиля. Автор двух романов, книги рассказов, трёх книг стихов, хроники-комментария «Действо о море» и книги эссе «Тело молитвы» (совместно с Жаком Деррида и Дэвидом Шапиро). Живёт в Иерусалиме.



Удаляющийся образ папы и мамы на железнодорожной платформе в Ганновере

всё те же чемоданы и составы
уносят в ночь огонь топки и дым сигарет

продолжается падение тьмы во тьму

такие прозрачные стояли они на станции
и смертные бездны захлёстывали их берега

как бы мне вновь ухватиться
за ручки этой поклажи

Collapse )

Ссылка на публикацию: http://textonly.ru/mood/?issue=14&article=32064
кот

История нацизма: новинки декабря



1. Бригитта Хаманн, [Brigitte Hamann, Hitlers Wien. Lehrjahre eines Diktators]
Перевод О.В. Козонковой
Издательство: Ad Marginem, 2017
ISBN: 978-5-91103-307-1
Издательская аннотация: Бригитта Хаманн (1940-2016) - ученый и автор многих биографий исторических персонажей, вершивших судьбы Австрии и всего мира. Материалы для книги об Адольфе Гитлере и его пребывании в Вене в 1907-13 гг. писательница собирала почти двадцать лет, скрупулезно исследуя источники и обнаружив целый ряд неизвестных документов. Как утверждает Хаманн, сам характер диктатора сложился именно в годы полунищенских мытарств в столице Австро-Венгрии. В среде музыкантов, поэтов и художников, прославивших Вену начала века, не нашлось места бездарному и завистливому провинциалу Гитлеру. Зато он усвоил здесь ненависть ко всему инородному и неистовое желание объединиться под немецким знаменем, страсть к демагогии и жажду управлять общественным сознанием.

2. Тина Вальцер, Штефан Темпль. Наша Вена. "Ариизация" по-австрийски [Tina Walzer, Stefan Temple, Unser Wien. "Arisierung" auf österreichisch]
Перевод Татьяны Набатниковой
Издательство: Мосты культуры, 2017
ISBN: 978-5-7164-0689-6
Издательская аннотация: В исследовании Т. Вальцер и Ш. Темпля детально анализируются политические, квазиюридические и т.п. механизмы ""ариизации" по-австрийски" - целенаправленного уничтожения социокультурного феномена еврейской Вены после Аншлюса 1938 года, прослеживаются судьбы расхищенных художественных ценностей, критически оцениваются формы, методы и практика реституции.

* * *

Интересно и неожиданно - в один месяц в разных издательствах выходят две книги об одном и том же городе в один и тот же исторический период. Как город встретил диктатора, как диктатор с ним расплатился... Даже названия похожи: Hitlers Wien и Unser Wien.

Право на лидерство: 10 ключевых мыслей из книги топ-менеджера Facebook «Не бойся действовать»


Весьма подробный обзор книги "Не бойся действовать"
"Шерил Сэндберг – представитель поколения людей, считающих, что в их распоряжении находится множество карьерных и жизненных возможностей. Однако на личном опыте столкнувшись с до сих пор существующими  барьерами, она научилась преодолевать их сама и помогать в этом другим женщинам.
В своей книге «Не бойся действовать» Сэндберг призывает к преодолению барьеров на пути к женскому лидерству, которое, как надеется автор, вскоре перестанет дифференцироваться по гендерному отличию и станет единым для всех. На собственном примере, а также на примере своих коллег, она описывает, как из небольших шагов выстраивается путь к истинному равноправию в карьере и жизни.. Доходы от издания книги перечисляются в одноименную некоммерческую организацию по поддержке женщин – Lean In."
Читать здесь
Предыдущие посты о книге в сообществе: 1, 2

Андреа Дворкин «Предисловие к карманному изданию "Нашей крови"» (1981)

Originally posted by void_hours at Андреа Дворкин «Предисловие к карманному изданию "Нашей крови"» (1981)
Перевод главы "Preface to the Paperback Edition of Our Blood" из книги "Letters from a War Zone"
Огромное спасибо caballo_marino за редакторскую правку.

«Наша кровь» разошлась и больше не переиздавалась как в Соединенных Штатах, так и в Британии.


«Наша кровь» — книга, родившаяся в непростых обстоятельствах. Суть проблемы заключалась в том, что мои работы никто не хотел брать в печать. А потому я решила обратиться к ремеслу оратора и начала выступать с речами — и это были не импровизированные размышления вслух или излияния чувств, но тщательно подготовленная проза, призванная информировать, убеждать, будоражить умы, подталкивать к осознанию, санкционировать гнев. Я сказала себе, что если издатели не хотят публиковать меня, должен найтись способ обходиться без них. Так родилось решение писать, обращаясь к своей аудитории напрямую, и под собственный голос. Это был вынужденный шаг: иной возможности зарабатывать писательским трудом мне не оставили. Причину моих злоключений я видела в администрации издательского дела: мужчины-управленцы, принимавшее все ключевые решения, робкие и безгласные женщины-редакторки, рецензенты-женоненавистники — именно они стояли между мной и публикой, в первую очередь, женщинами-читательницами. Издательский бизнес устроил мне полномасштабную блокаду, и я намеревалась найти возможность ускользнуть из нее.

В апреле 1974 года вышла из печати «Ненависть к женщинам», моя первая работа по феминистской теории, изданная в карманном формате. Неприятности начались еще до ее публикации: периодические издания давали мне отвратительные журналистские задания. Мне предлагали хорошие деньги за статьи, содержание которых было заранее расписано за меня редактором до малейшей детали. Все они касались женщин, секса или наркотиков. Все они были дурацкими и отменно лживыми. К примеру, мне обещали 1500 долларов за статью о том, почему женщины среднего класса частенько балуются амфетаминами и барбитуратами. Я должна была написать, что это увлечение наркотиками являет собой гедонистский бунт против гнетущих условностей стерильной жизни домохозяйки, что женщины таким образом пытаются расшевелиться, словить кайф, сменить свой унылый образ существования на что-то более волнующее. Я сказала редактору, что амфетамины женщинам нужны, скорее всего, для того, чтобы осилить еще один беспросветный день, а барбитураты — чтобы продержаться еще одну невыносимую ночь. Я предложила — любезно, как мне показалось, — расспросить самих женщин, зачем они их принимают. В ответ мне ясно дали понять: в статье будет говориться, что все дело в желании поразвлечься. От задания я отказалась. И хотя это может показаться этакой бесшабашной забавой бунтарского толка — говорить этим гребаным чинушам, чтобы они засунули себе в задницу свои пригоршни долларов, — но когда ты бедна, как я была в то время, веселого в этом мало. Напротив, это очень тягостно.
Collapse )