December 17th, 2016

кот

Ирландия: Тана Френч

Тана Френч [Tana French] родилась  в 1973 году в США, имеет двойное гражданство США и Италии. У матери писательницы громкая фамилия Хвостофф-Ломбарди, так что, повернись судьба иначе, могло бы быть и российское гражданство. Отец, Дэвид Френч, по специальности экономист, работал большей частью в развивающихся странах, и семья несколько лет жила, например, в Малави. Собственно, в Дублине Тана Френс осела в 1990 году по вполне прозаической причине - поступила в Тринити-колледж на актёрский факультет. На счету писательницы многочисленные работы в театре, на телевидении и в озвучивании, а дебютный роман она сочиняла в долгих перерывах между кастингами... Отсюда, очевидно, и фирменный саспенс.



В 2007 году эта книга, In the Woods [В лесной чаще], вышла в издательстве Viking Penguin и практически сразу стала бестселлером. На первый взгляд перед нами классический полицейский роман, будни столичного убойного отдела. Подробная фиксация подробностей работы - от вскрытий до затянувшихся пятиминуток. Производственная проза, но с одним заусенцем: Роб Райан, следователь по делу об убийстве ребёнка, сам в малолетстве был похищен, а его друзей, пропавших вместе с ним, по сию пору не нашли. И эта тайна - я не спойлерю, а предупреждаю - останется нераскрытой. Меня поразило, насколько у героев эпическое мироощущение, как незаметно лесок, где произошло преступление, превращается в какой-то невменяемый Броселианд с чудовищами, а незадачливые детективы - в рыцарей Круглого стола.

2008, The Likeness [Мертвые возвращаются?..] - прекрасная драматичная интрига, завлекательные характеры, дух студенческой вольницы, поединок умов в финале. Но всё это великолепие обидно перечёркивается абсолютной неправдоподобностью завязки. Каким, мягко выражаясь, наивным надо быть, чтобы вместо подруги подсунуть целой компании неглупых ребят "наседку". Будь хоть стопроцентное внешнее сходство, но речь, голос, такесика - разве сыграешь? Затея Кэсси была изначально обречена на сокрушительную неудачу. Мне The Likeness нравится меньше других произведений Френч, хотя наконец-то написано от лица женщины.

2010 - Faithful Place, не вполне удачно переведенная как "Ночь длиною в жизнь", - моя любимая, и не в последнюю очередь из-за обаяния главного героя. Умный, тонкий человек в вечной ухмыляющейся маске "Падди-пиликалы", балагура и шутника, которого никак не пронять и ничем не перевоспитать. Дружить с такими мужчинами приятно и иногда полезно, а жить невозможно. Всегда-то у них скелеты в шкафах скрежещут, а семья не семья, а кунсткамера: кто в спирту плавает, кто рожи строит, а кто и когти тянет. Фрэнк не исключение.

Улица затихала, готовясь к ночи. Телевизор бросал дрожащие отблески на стену Дуайеров; откуда-то сочилась музыка – сладкий и страстный женский голос нес свою боль над садами. В окне номера седьмого мелькали разноцветные рождественские огоньки и пухлые Санта-Клаусы; один из нынешнего выводка подростков Салли Хирн проорал «Ненавижу!» и грохнул дверью. На верхнем этаже номера пятого яппи укладывали ребенка: гордый отец принес его из ванной в спальню, подкидывал к потолку свое сокровище в белом халатике и фыркал младенцу в животик; счастливая мать смеялась и, нагнувшись, встряхивала одеяльца. Через дорогу мои родители, вероятно, немигающе уставились в телик, и каждый по отдельности погрузился в глубокую думу: как досидеть до сна, чтобы при этом не пришлось разговаривать.

2012 - Broken Harbor [Рассветная бухта] - мастерски написанный психологический детектив, на который хочется ругаться и ругаться. "Кельтский тигр" недопрыгнул, ирландское экономическое чудо рухнуло, а некоторые уже поверили, что так будет всегда: деньги, путешествия, предметы роскоши. У нас неподалёку от деревни заброшенный коттеджный посёлок. Где-то теперь заказчики этих средневековых замков? Брайанстаун, описанный Таной Френч, тоже город-привидение. В чистеньком коттедже, обставленном по последнему слову техники, погибает целая семья - муж, жена и двое детей. Идеальное, вылощенное бытие останавливается.

Предыдущий пост о Тане Френч: http://fem-books.livejournal.com/231821.html. Жду переводов пятого и шестого томов серии.
кот

Израиль: Двора Барон

Двора Барон [דבורה בארון] родилась в семье раввина, в местечке Узда Минской губернии в 1887 году. Получила традиционное образование, причём обучалась вместе с мальчиками, а также закончила русскую женскую гимназию. Первые рассказы вышли в местной газете, когда писательнице было 14-15 лет. После смерти отца и произошедшего в селении погрома Двора Барон уехала в Палестину, где занялась литературной деятельностью - редактировала популярный журнал сионистской направленности "Молодой рабочий". Вышла замуж она за его основателя и издателя Йосефа Ароновича. Во время войны семью выслали в Александрию как граждан России, но после Первой мировой войны они вернулись. В 1922 году Аронович и Барон оставили работу в журнале и резко переменили свою жизнь. Некогда активные, деятельные люди, они сделались затворниками; Двора Барон вообще перестала выходить из дому, а свои прежние рассказы называла "тряпками". Даже когда её муж умер, она не смогла посетить похороны. Один лишь сосед видел, как бледная тень прежней румяной весёлой женщины спустилась с крыльца - три ступеньки, - постояла и вернулась в дом. При этом литературный труд не был заброшен - в период затворничества Двора Барон написала много рассказов и перевела на иврит "Госпожу Бовари" Флобера. Первая премия Х.Н. Бялика была вручена ей в 1934 году в Иерусалиме. Излишне говорить, что на церемонию писательница не приехала.



Двора Барон умерла в 1956 году в Тель-Авиве. Вниманию сообщества предлагается рассказ раннего периода "Развод" в переводе Светланы Шёнбрунн.

Развод

Из приходивших к моему папе, раввину, судиться, беднее всех казались мне женщины, ожидавшие развода с мужем — изгнанные из мужнего дома. Были, конечно, и другие бедняги: работники, которых притесняли хозяева, обманутые и разоренные купцы, но такое было еще исправимо. Истцы излагали обиды, свидетели давали показания, и кого признавали виновным, тот платил. Суд был на стороне потерпевшего.
Но эти женщины, отвергнутые сердцем, как про них говорили, — приговор им был горек и беспощаден. Ибо сказано: «И если возьмет мужчина женщину, и не найдет она милости в очах его, пусть напишет ей разводное письмо».
Collapse )

Другие рассказы Дворы Барон по ссылке: www.rulit.me/books/rasskazy-read-330693-1.html