December 11th, 2016

oryx_and_crake

"Where Are You Going, Where Have You Been" by Joyce Carol Oates (1966)

"Куда ты идешь, где ты была?" (Джойс Кэрол Оутс, перевод Норы Галь)
английский оригинал http://www.cusd200.org/cms/lib7/IL01001538/Centricity/Domain/361/oates_going.pdf
русский перевод http://flibusta.is/b/290503/read
обсуждение: http://avva.livejournal.com/2991777.html

Кто читал этот рассказ и может мне объяснить, зачем она все-таки к нему вышла?
кот

Слежу за "Речью"

Уважаемые сообщницы угадали, у издательства "Речь" настоящая специализация - переиздания и возвращённые имена. У них на очереди стоит, например, "История одной девочки" Магдалины Сизовой, посвящённая детству и юности Галины Улановой. Последний раз выходила, если мне не изменяет память, в шестьдесят третьем... К сожалению, на моей детской полочке книга Сизовой отсутствовала. У нас в семье было принято любить Татьяну Вечеслову. Кстати, она тут появляется в образе изнеженной и хрупкой барышни, "существа с косичками". Что толковать, "дымному исчадью полнолунья" так до конца и не простили дворянского происхождения. Артистическая семья Улановых больше подходила к государственным запросам. Не рабоче-крестьянская косточка, разумеется, но сгодится. Поэтому занимательно наблюдать, как изысканно и тонко уворачивается Сизова от идеологических штампов всякий раз, когда есть возможность от них увернуться. Не уворачивается даже - балетно выкруживается. Этакое па-де-труа: Уланова и Сизова на пуантах, а за ними советская идеология сапогами грохочет... И в этих нетривиальных условиях получается высококачественная проза, в которой есть место описанию женской дружбы, но - о радость! о счастье! - не описана первая любовь. Ну, и Серебряного века немножко.

— Лидия-то Петровна, Лидия Петровна! — покачивала няня головой над большой фотографией. — Что же это она, матушка, во всём в голом!.. Чисто сороконожки, так и летают!

 

И ещё одно имя, которое можно назвать забытым: Эмма Мошковская. Стихи-то, впрочем, не забываются: как можно запамятовать "До свиданья, до скаканья и ещё - до кувырканья" или "Наверно, у старушек, полным-полно игрушек! Матрешек и петрушек, и заводных лягушек"? Музыкальность стихов Мошковской не удивительна: она профессиональная певица, меццо-сопрано. А первые поэтические опыты - эпиграммы на друзей, коллег и даже на себя саму. Читательской любовью поэтесса никогда не была обделена, а вот критики... В 1981 году вышла статья "В чём повинны воробьи?", где за цинизм и беспредметность громили молодых поэтов: Олега Григорьева, Дмитрия Лунина... и Мошковскую, за компанию. Уровень, так сказать, осмысления: «...сколько же в ее недавней книге «Я пою» примеров авторской нетребовательности, о каком поэтическом уровне можно вести речь, когда знакомишься, допустим, со «стихотворением» Мошковской «Поезд и его мама»: Поезд / пошел к океану, / в горы, / в тоннель понырять, / предупредил свою маму:/ «Я / пошел / погулять». Интересно, какая это у поезда мама? Два завода – локомотивный и вагоностроительный...» Особую пикантность статье придавало то, что Мошковская умирала в больнице. Никто не вспомнит фамилию критика-кадавра, а стихотворения Мошковской переиздаются. Это радует.

Была у меня говорящая кошка.
К хвосту привязал я гремящую ложку.
Но - МЯУ! - сказала мне кошка протяжно, -
Нет-нет, не могу, не хочу, это страшно!

Тогда отвязал я гремящую ложку,
К себе я прижал говорящую кошку.
МУР-МУР, - говорит она мне с этих пор.
Мне нравится тихий её разговор.
2015
  • svarti

Сарра Толстая

В золотые времена, когда Запад не так тлетворно влиял на умы молодёжи, русские дворяне и дворянки зачастую плохо говорили на родном языке, а некоторые научились ему за год до смерти, как Сарра Толстая. Поэтому вот что о ней пишут:

Графиня Са́рра Фёдоровна Толста́я (20 августа 1820 — 24 апреля 1838) — автор юношеских стихов и прозы на английском, итальянском, французском и немецком языках.

Это олдскульный вариант Ники Турбиной - мне кажется, по складу психики ближе к ней, чем та же Елизавета Кульман. С той разницей, что в узких кругах авторство стихов Турбиной оспаривается.
Лев Бердников пишет: "Сведений об авторе, Сарре Толстой, нет ни в одной из литературных энциклопедий, так что имя это – забытое в русской культуре, хотя в предисловии к названной книге подробно излагается история её жизни и творчества. На эту биографию, как, впрочем, и на другие литературные и документальные источники, мы будем опираться в нашем рассказе об этой поэтессе позапрошлого столетия.

Прежде всего, «отец Сарры» – это не кто иной, как граф Федор Иванович Толстой по прозвищу Американец (1782–1846), личность легендарная, послужившая прототипом многих литературных произведений. К его образу, с большей или меньшей степенью достоверности, обращались русские классики: Александр Грибоедов (Удушьев в «Горе от ума»), Александр Пушкин (Зарецкий в «Евгении Онегине»), Иван Тургенев («Бретер», «Три портрета»), Лев Толстой (Долохов в романе «Война и мир», Турбин-старший в повести «Два гусара») и др. То был неугомонный бретер, стрелявший без промаха и убивший на дуэли одиннадцать человек...
<...> А. С. Пушкин заметил, что Сарра Толстая – «почти безумная, живет в воображаемом мире, окруженная видениями». Действительно, в стихах графини (а писать она начала с 14-ти лет) вы не найдете ничего осязаемого, конкретного, предметного. Это лишь чувства, облеченные в поэтическую форму. Поэзия ее – чисто лирическая: любовь, дружба, впечатления явлений природы, сердечные излияния. Иногда она использует мифологические имена (Зефир, Селена). «Утешение», «К музыке», «Любовь», «К дитяти», «Чувство, которому нет имени», «К сетующей подруге», «К В. А. Жуковскому при получении его стихотворений» – вот заглавия некоторых пьес графини Сарры, проникнутых тоном грустной мечтательности. При этом следует уточнить – оригинальные стихотворения, которые до нас, к сожалению, не дошли, поэтесса писала на английском и немецком языках. Поэтому мы можем судить о ее поэзии только по русским прозаическим построчным переводам, выполненным по заказу Толстого-Американца поэтом и полиглотом Михаилом Николаевичем Лихониным (1802–1864). Вот несколько текстов таких переводов:

Collapse )...«Эта книга одного из существ в высшей степени оригинальных, странных, романтических, которые когда-либо существовали, по своей природе, судьбе, таланту, образу мыслей. Это чудесное явление было недолговечно, как вспышка молнии», – приветствовал это издание Виссарион Белинский. Восторженно отозвался о поэтессе и Михаил Катков в своей статье «О сочинениях Сарры Толстой», написанной в приподнятом национальном духе, с оттенками мистического настроения. «Необыкновенной девушкой с высоким поэтическим даром» назвал Сарру Александр Герцен. А композитор Александр Алябьев на текст ее стихотворения «Роза» сочинил известный романс.
Статья целиком