November 24th, 2016

кот

Четверг - стихотворение: Кэрол Энн Даффи

Миссис Мидас

Был конец сентября. Я выплеснула недопитое вино и решила
заняться причёской, пока варятся овощи. Кухня,
насытясь собственным чадом, отдыхала. Пар выбеливал
стёкла двух окон. Я распахнула одно,
другое вытерла пальцами, как лоб в испарине, —
и вот он стоит под грушей, ухватившись за ветку.

Сад был огромный и плохо просматривался:
земная мгла пила и сосала небесный свет,
но ветка в его пальцах была золотая. А потом он сорвал
с дерева плод — осенний сорт, —
и груша засияла у него на ладони, как электрическая лампочка.
Я подумала — не зажигает ли он китайские фонарики на дереве?

Он вошёл в дом. И бронзовые ручки вспыхнули золотом.
Дёрнул жалюзи, и знаете, мне вспомнилась
мисс Мак-Реди и её золотая скатерть самобранка.
А он сидел в кресле, словно король на сверкающем троне.
Странный, дикий, пустой взгляд... — Ради Бога, — сказала я, —
что всё это значит? — Он расхохотался в ответ.

Я накрыла на стол. Подала сперва кукурузу.
И он тут же стал плеваться золотыми зубами.
Вертел в руке свою и мою ложку, ножи и вилки.
Спросил вина. Я налила дрожащей рукой
ароматное, сухое, белое, итальянское, вижу,
он хватает стакан — и чудо! это уже кубок, золотая чаша — и пьёт.

И тут я закричала. Он упал на колени.
Когда мы немного успокоились, я допила своё вино
и стала слушать его рассказ. Я посадила его
в дальний угол, чтобы он ко мне не прикасался.
Кошку я заперла в чулане. Телефон убрала.
О причёске я уже не вспоминала. Я не верила своим ушам.

Как ему такое пришло в голову? Желания у всех есть, это понятно,
но разве они сбываются? Хотя у него... И что такое золото?
Им не наешься. Ровный, мягкий блеск. Жажды не утолишь.
Он попытался зажечь сигарету, я завороженно следила,
как голубое пламя лизало оранжево-жёлтый стебелёк.
— Теперь тебе проще простого бросить курить, — сказала я.

Спали отдельно. Больше того, я со страху загородила стулом
дверь. Он был внизу и превращал большую комнату
в гробницу Тутанхамона. Какими страстными мы были когда-то,
как нетерпеливо срывали друг с друга одежды — так распаковывают
подарки и домашние бутерброды. Но теперь от медовых его
лобзаний я могла превратиться в произведение искусства.

Да и вообще — как можно жить
с золотым сердцем? Ночью мне снилось,
что я от него понесла и явилось на свет дитя благородного металла,
язычок как драгоценная защёлка у американского замка,
глазки точно мужи в янтаре. Молоко мечты
перегорело в грудях. Я проснулась от лучей льющегося солнца.

Он стал собираться. На просеке
у нас домик-фургон. Я увезла его туда
под покровом темноты. Он сидел на заднем сиденье.
Потом я возвратилась домой, женщина, ставшая женою глупца,
который жаждал золота. Припарковала машину
подальше от дома и шла пешком.

Ну, а потом — ясно что. Золотая форель
в водорослях... Зайчик в ветвях лиственницы —
золотой лимон, который ошибся деревом... Потом следы,
сверкающие на тропинке к реке.
Когда-то он был таким хрупким, его одолевали фантазии,
говорил, что в лесу слышит музыку Пана.

И сегодня меня больше всего мучит не то, что я идиотка. И не жадность.
Беда в том, что я никому не нужна. Эгоизм, конечно.
Я распродала всё, что было. Осталась ни с чем.
Я думаю о нём, едва только забрезжит свет и на ночь глядя.
Как-то увидела вазу с золотистыми яблоками и обмерла. Я потеряла всё,
но и теперь я ощущаю его руки, его тёплые ладони, его прикосновения.


Перевод А. Шараповой
2015
  • svarti

Сью Олсен

Художница из Норт-Риджвилла (штат Охайо) также работает в жанре блэкаута, разработанного Остином Клеоном. Вот пример блэкаут-поэзии.
Или вот. Это своего рода антипалимпсест - берётся любой текст и частично замазывается, чтобы получился текст новый.
Сью Олсен предпочитает более сложную технику: на страницу накладывается фигурный трафарет, в пробелах между рисунками выступают слова, складываясь в поэтические формулы.
http://suzenart.blogspot.ru/p/blackout-poetry.html
Типа этого:


Collapse )

Тут зарисовала страницу:Collapse )
обычная

Новые книги из Норвегии

Как некоторые, возможно, знают, приближается большое книжное событие - ярмарка Non\Fiction.
А на ней второго декабря, в пятницу, будет семинар для библиотекарей "Новые книги из Норвегии". Там будет представлено собрание детских книг Анне-Кат. Вестли. Записей про нее я в сообществе не нашла, может, потому, что  феминистки ее не рекомедуют. Главные герои у Вестли - обычная большая семья: мама, папа, восемь детей, бабушка, такса и грузовик.
А еще Наргис Шинкаренко будет делать обзор литературы по психологии, и про одну из книг, которые она перевела с норвежского, в сообществе писали.
Подробнее смотрите здесь:
https://www.facebook.com/events/1756190491367257/
Там где-то должна быть возможность зарегистрироваться. В случае предварительной регистрации вход свободный. И библиотекам бонусы.
Ну, а я надеюсь урвать пять минут славы своему переводу "Возвращения" в субботу:
https://www.facebook.com/events/1196724047091711/permalink/1203583006405815/
кися

Марк Басанин - "Алис"

Оригинал взят у salamandra_pvv в Марк Басанин - "Алис"




Новая книга в серии "Polaris":



М. Басанин. Алис: Фантастическая повесть. – Б. м.: Salamandra P.V.V., 2016. – 54 c. – (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. CLХХXII).


Встреча с таинственной красавицей Алис становится роковой для романтического студента и богатого наследника Бориса Палтова. «Алис», небольшой триллер с мистической составляющей – единственное известное фантастическое произведение прозаика и переводчицы Л. А. Лашеевой (1862-1941), автора бытописательских романов и рассказов, многодетной матери – и при этом эмансипантки, путешественницы и велогонщицы, выступавшей в печати под «мужским» псевдонимом «Марк Басанин».


Скачать файл тут.
http://salamandra-pvv.livejournal.com/62717.html
кот

Ирландия: Дениз Вудз

Дениз Вудс [Denyse Woods] родилась в 1958 году в Бостоне, в семье дипломата. Вся её молодость прошла в путешествиях: США, Бельгия, потом Австралия, где отец был послом, потом Италия, Ирландия, Ирак — там Дениз, изучавшая арабский язык, работала переводчицей — наконец, Великобритания и снова Ирландия. Неутомимая странница в 1987 году осела в графстве Корк. Вышла замуж, родила двух дочерей и стала... писать рассказы. К сожалению, в переводе их нет (пока), я прочла несколько по-английски и стала убеждённой поклонницей: точность, внятность, лаконизм, ни единого лишнего слова. В мае сего года Вудз выиграла флоридский конкурс short story — право гостить десять дней в Доме-музее Хемингуэя, гладить потомков хемингуэевских кошек и работать в кабинете Хемингуэя. На конкурс поступило более двух тысяч произведений, а приз получила ирландская писательница! Рассказик на страничку, называется Wallpaper: http://www.irishtimes.com/culture/books/irish-author-wins-florida-keys-flash-fiction-contest-and-stay-in-hemingway-s-home-1.2663227. Он бесподобен.



Как я уже сказала, рассказы Вудз пока ещё не переведены, зато по-русски есть её первый и единственный роман «Ночной поезд в Инсбрук» [Overnight to Innsbruck]. В этом самом поезде безымянная героиня становится свидетельницей встречи Фрэн и Ричарда. Четыре года назад Ричард тайком сошёл с Нильского экспресса, бросив Фрэн одну в купе, и за этим последовали события странные и драматические. История бегства повторяется дважды — так, как помнит её прирождённая путешественница и как помнит убеждённый домосед. В воздухе повис вопросительный знак величиной с крюк для мяса. Подсказка — кто-то из них врёт.

И тут, со злобой в голосе, она сказала:
— Куда, черт подери, ты подевался?
Немного помедлив, он ответил:
— То же самое я хотел бы спросить у тебя.


Удивительно, что самые важные истории в своей жизни мы слышим с верхней полки, когда отчаянно хочется в туалет, почистить зубы, уснуть... в самый неподходящий момент. Момент такая штука, никогда он не бывает подходящим.

— Я как будто позаимствовал страничку в твоей жизненной книге.
Немного погодя Фрэнсис тихо сказала:
— Ты всю мою жизненную книгу отобрал.