October 31st, 2016

кот

Новинка: Алина Шокарева, "Дворянская семья"

Алина Шокарева, "Дворянская семья: культура общения. Русское столичное дворянство первой половины XIX века"
Издательство: Новое литературное обозрение, 2017
Серия: Культура повседневности
ISBN: 978-5-444-80572-Х



Издательская аннотация: Эта книга рассматривает быт русского столичного дворянства начала XIX века, своеобычный благодаря условностям и негласным кодам, принятым в обществе, эмоциям, часть которых было уместно демонстрировать, а часть следовало подавлять. Книга, герои которой жили в эпоху, позднее названную золотым веком русской культуры, изобилует примерами из биографий, воспоминаний, писем, художественной литературы и может служить доступным введением в историю повседневности русского дворянства. Как общались между собой аристократы XIX века — супруги, родственники, друзья, начальники и подчиненные, каким было застолье, как держали себя в дни радости и горя, какие этикетные нормы считали необходимым преподать детям — обо всем этом можно узнать из работы историка Алины Шокаревой.


От себя добавлю, что выход литературы подобного рода я только приветствую. Оказывается - вы будете смеяться - существует сейчас неофициальный ехидный термин "еровый фильм", то есть такой фильм, историчность которого ограничивается употреблением буквы еръ, сиречь твёрдого знака, в названии. "Сибирский цирюльникъ", "Адмиралъ", к примеру. Я страшно терпеливая натура. Я всё съем: и пулемёты сороковых годов в первую мировую, и то, как Колчак принимал должность правителя не в соборе, а посреди улицы. Но когда адмирал поцеловал Тимирёву на балу в присутствии обманутого мужа - я сползла под кресла и там корчилась в страшных мучениях. От смеха. Обижаемся, когда иностранцы допускают ляпсусы в картинах о нашем прошлом, а сами-то, сами-то! И беда не в том, что в "Адъютантах любви" по плацу вышагивает призрак Суворова, умершего задолго до описанных событий. В том беда, что изобразить дворянку или дворянина XIX столетия - в театре ли, в кино, в литературном ли произведении - для современности нетривиальная задача. И с кондачка она не решается. Нужны источники.
кот

Новинка: Л. Локхарт, "Узнавай! Сочиняй! Отгадывай!"

Луиза Локхарт, "Узнавай! Сочиняй! Отгадывай! Большая книга игр про еду"
Издательство Экспо-пресс, 2016
Серия: Кулинария. Игры с едой
ISBN: 978-5-699-88464-3



Издательская аннотация: Все говорят, что с едой нельзя играть? Забудь! Наша книга расскажет о том как можно весело проводить время вместе с брокколи и тефтельками. Отгадывай кроссворды, решай головоломки, рисуй на полях, сочиняй истории и раскрашивай скучные блюда, пробуй себя в роли шеф-повара, веди наблюдения - твори и бесчинствуй!

Книга иллюстрирована красочными рисунками самой Локхарт, вызывающими лёгкую ностальгию. Страница Л. Локхарт: http://www.louiselockhart.co.uk/

Федя Филкова



Очередное открытие в болгарской поэзии - просто потрясающая на мой вкус поэтесса Федя Филкова.
Родилась в 1950 г. в селе Малка Брестница. Закончила факультет немецкой филологии в Софийском университете. Выпустила 6 стихотворных сборников, перевела более 20 книг прозы и стихов с немецкого - от Гёте до Кристы Вольф. С 1989 года работала в дипломатической сфере, была культурным атташе в Вене (1992 - 1995) и в Берлине (2005-2008). Ее муж - тоже известный болгарский поэт Николай Кынчев.
Филкову, похоже, совсем не переводили на русский.
Три ее стихотворных сборника и несколько эссе доступны на болгарском здесь.
Я перевела шесть ее стихотворений на украинский (планирую перевести еще) - очень уж она меня впечатлила и как-то легла к сердцу.
А вот перевод ее небольшого эссе, связанного с открытием архивов ДС (болгарского КГБ) несколько лет назад.


"Умопомрачительно"
Летним днем я встретила старого знакомого.
Мы перебросились несколькими словами, и я рассказала ему, что завтра начну читать свое досье и мне уже заранее дурно от того, что откроется.
Я добавила, что уверена, по крайней мере, в одном, по крайней мере, в одного человека верю - в мужчину, которого я избрала в супруги до конца жизни.
Изумленный, он посмотрел на меня своими карими глазами и спросил, действительно ли я уверена, что мой муж не писал на меня доносы.
В его взгляде не было и намека на шутку.
Видимо, таких случаев было настолько много, что никто уже не допускал, что могло быть и по-другому, что могли быть и другие люди.
И все-таки я содрогнулась, спрятала руку за спиной и ушла.
Чуть позже, в трамвае по дороге домой, в мое сознание вгрызлось умопомрачительное зрелище.
Перед моими глазами встала такая картина: как примерный супруг любит жену и как после, сочиняя донос на нее, некоторое время колеблется, добавить ли, что она часто имитирует оргазм - в качестве доказательства ее подозрительного умения притворяться.
Меня чуть не стошнило. Хорошо, что трамвай как раз остановился и двери открылись.

Eugie Foster - When It Ends, He Catches Her

Помните, я взялась переводить премированные / номинированные на премии фантастические рассказы женского авторства на украинский язык? И проект назвала "Дочери Шахерезады". Так вот: по почти мистическому стечению обстоятельств его дебют пришёлся на сегодняшний день. Почему-то именно сегодня меня потянуло редактировать последний из сделанных для проекта переводов - When It Ends, He Catches Her Юджи Фостер. С получившимся в результате непотребством (пусть и удивительно уместным в этот праздник непотребством) читающие по-украински сообщницы могут ознакомиться по ссылке:
http://www.ex.ua/105698058

Дисклеймер: по техническим причинам (под коими следует понимать лень переводчицы) текст на данный момент доступен только в формате DOCX. Впоследствии проект обзаведётся полноценной страницей на ex.ua, где рассказы будут выкладываться в нескольких форматах сразу. 
кот

Ирландия: Дороти Макардл

По заявкам сообщниц и ради праздника - светлый, оптимистический и остроумный ирландский... роман ужасов. Изумрудный остров держится парадоксами.



Полное имя Дороти Макардл [Dorothy McArdle] - Доротея Маргерита Каллан-Макардл. Она родилась в 1889 году в семье богатого пивовара из Дандолка. MacArdle's Traditional Ale - фамильный рецепт их рода. Дороти закончила частную школу-пансион "Александра", получила высшее образование в Дублинском университете и вернулась в "Александру" учительницей английского языка. К тому времени она уже состояла в Гэльской лиге, "Куман на-Ман" [ирл. - Союз женщин], обучалась владеть оружием и была убеждённой феминисткой. В 1918 году Макардл арестовала полиция прямо во время урока. Некоторое время учительница находилась в тюрьме, но с работы её не уволили.

Второй раз активистка попала за решётку уже в независимой Эйре, так как не поддерживала Англо-Ирландский договор. Дороти Макардл поместили в одиночную камеру одного из самых мрачных застенков столицы - Килмейнхема, и из заключения она вышла уже другим человеком. Я не суеверна по натуре, но... в общем, она там что-то видела. Кого-то. Считается, что событие, пережитое в Килмейнхеме, Макардл описала в рассказе "Узник" [The Prisoner] - кстати, имеется в русском переводе. Если это так, не кажется удивительным, что писательница, из-под пера которой выходили в основном агитационные пьесы о борьбе за независимость, после освобождения заговорила о сверхъестественном, призраках, Хэллоуине... и не только. На протяжении тридцати лет она дружила с президентом независимой Эйре Имоном Де Валерой. В 1937 году - по иронии судьбы, в том же году, когда ушла из большой политики проголосовав против ирландской конституции, ущемлявшей права женщин, - Макардл посвятила ему историческую работу The Irish Republic. Этот огромный труд критикуют и справа, и слева за неточность в изложении событий, но регулярно переиздают. Де Валере Дороти Макардл завещала издательские права на свои произведения, в том числе и на самое известное: роман Uneasy Freehold, русский перевод: "Тайна "Утёса"". Его экранизация "Незваные" [Uninvited] вышла на экраны в 1944 году. Сейчас над ней, да и над книгой, принято посмеиваться за наивную старомодность. Но такие мастера, как Хичкок и Скорсезе, независимо друг от друга, утверждали, что "Незваные" - наиболее страшный фильм из виденных ими.

Соглашусь с мэтрами. Современные пугатели достигли колоссальных высот в вызывании ужаса, но их произведения рассчитанно бьют на эффект. Макардл о своих привидениях пишет, как будто бы с ними регулярно общается, а с некоторыми - дружит. Встречаются не условные явь и навь, жисть и нежить, мир и антимир, а два мира со своими правилами, законами, обычаями, и благодаря столкновению изменяются оба. Складывается ощущение, что благоговейный трепет, который мы, живые, испытываем перед смертью, те - незваные - испытывают перед жизнью. Прибавьте к этому ярких женских персонажей, безоговорочный феминизм, отчётливый лесбийский подтекст и рыжего кельтского кота по кличке Виски.

- Мой Виски всегда со мной! - воскликнула нянюшка и поставила на стол увесистую корзину. Старая шутка ей не надоедала.

А пока в корнуоллское захолустье приезжают Родди и Памела Фицджеральд, брат и сестра, милые, рационально мыслящие столичные жители. Они ещё пока верят, что цыганки распутны и воруют детей... Ещё. Пока. До поры до времени.

World Fantasy Awards 2016

Кто бы могла подумать?

Лучший роман - Anna Smaill, The Chimes (авторка из Новой Зеландии!)

Лучшее длинное произведение - Kelly Barnhill, The Unlicensed Magician

Лучшее короткое произведение - Alyssa Wong, “Hungry Daughters of Starving Mothers” (сколько же премий этот рассказ уже взял?)

Лучшая антология - She Walks in Shadows под редакцией Silvia Moreno-Garcia и Paula R. Stiles

Лучший авторский сборник - C. S. E. Cooney, Bone Swans

Источник: https://www.tor.com/2016/10/30/announcing-the-2016-world-fantasy-award-winners/
куколка

Дороти Иден. Жемчужная нить



Я искала, конечно, "Жемчужную нить", серию трэшовых рассказов за авторством Раймера и Преста, которые стали исходниками для фильма и мюзикла о Суинни Тодде. Увы, их, судя по всему, не переводили; только роман по фильму есть. Гугл подкинул мне ссылку на этот роман, и с горя я решила прочитать и его.
А не так плохо оказалось, как можно было бы подумать. В оригинале книга называется "черная роза - эмблема печали" "Смерть - это Красная Роза", где Красная Роза - название особняка, где происходит действие. Бодренький такой детективчик с весьма позитивным посылом. Главная героиня, Крессида Баркли, сбегает от занудного жениха Тома с нехилыми такими замашками абьюзера (он старше ее почти на десять лет,  учит ее готовить, ограничивает ее общение с подругами, заставил уйти с работы, потому что ему показалось (!) что наниматель Крессиды "имеет на нее какие-то виды"), сбегает потому, что он покупает семейную уродливую кровать в викторианском стиле, из дуба, и она вдруг понимает, что ее дети - ее дети! - будут зачаты в этой уродливой кровати. И она не может этого допустить.
Конечно, Крессида находит в Лондоне и работу, и жилье, и новую любовь ;), попутно распутывая одну очень старую и мрачную семейную историю. Вторая главная героиня тоже очень хороша - эксцентричная пожилая дама Арабиа, самостоятельная, состоятельная, любящая поговорить о былом. Да, конечно, она рассказывает юной наперснице о разных статусных мужчинах, которые в разное время были от нее без ума (арабские шейхи... ;)), но они говорят не только об этом. Арабиа все еще любит танцевать и откалывать разные шутки. В ее доме живет тихая мисисс Стенхоп, которая тоже сыграет не последнюю роль в повествовании, и услужливая Глори, которая работает горничной и не платит поэтому за комнату... Мужских персонажей тоже есть, и весьма прикольные.
Понимаете, не все же читать душераздирающие о том, как у девочки отобрали куклу. Хочется иметь пример того, как женщины, объединившись, побеждают ;), а не гнобят друг друга.
Весьма рекомендую, легкое, веселое чтение, хотя есть несколько реально пугающих сцен.